Папа, я подумал о своём поведении
14.10.2017 00:00
Папа, я подумал о своём поведенииПериодически на кухне я говорю: всё, сил моих больше нет! Видимо, в моём голосе слышится отчаяние, потому что вскоре является муж. Он отлавливает нашего сына Максима Максимыча, который пытается добавить в кипящий борщ сырое яйцо и закинуть сырую куриную ножку в котлеты, жарящиеся на сковороде. Котлеты ему уже надоели, а нога всё равно лежала в холодильнике без дела. Пойманный родителем Максим Максимыч из полудикого существа мгновенно становится смирным и дисциплинированным мальчиком.

Сегодня наблюдала картину. Ребёнок сидел на полу и бил молотком грецкие орехи, портил плитку, попал мне по пальцу ноги. Был пойман папой по горячим следам. Отсидел минут десять в детской. Потом был вызван в комнату для дачи показаний.

Выглядываю из кухни. Папа сидит на диване, Максим Максимыч в трусах на три размера больше, зато с миньонами, в полосатых гольфах и клетчатой байковой рубахе стоит перед диваном. Руки по швам, как научили в секции борьбы. Папа включил оперативного сотрудника и строго спрашивает:
– Что ты делал в детской?
– А как правильно ответить? – спрашивает Максимыч.
– Что ты думал о своём поведении, – подсказывает папа.
– Да, папа. В детской я думал о своём поведении.
– И что ты понял? Какие выводы за это время сделал?
– Я вообще ничего не понял. Я вроде бы стучал по ореху, а тут мама переступила ногами, и получилось, что маме по пальцу. Мама вообще это моментально сделала. Раз – и нога уже под моим молотком. Вот может же мама быть быстрой, когда хочет. А то не дозовёшься из туалета, когда планшет садится и нужно зарядное устройство…
– Какой вывод ты сделал? – прерывает папа поток жалоб.
– С этой мамой надо держать ухо востро, – печально говорит Максим Максимыч. – Она как ни в чём не бывало дальше на кухне свой суп варит, а я весь вечер провёл в детской.

Из письма Татьяны,
Балашиха, Московская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №41, октябрь 2017 года