Этому ребенку на всех плевать
02.04.2012 00:00
Смотрит, как я психую, и смеётся

Этому ребенку на всех плеватьЗдравствуйте, уважаемая Галина Ивановна! Мысленно миллионы раз собиралась написать вам, но как-то стеснялась. Видимо, настало то самое время, иначе я сойду с ума. Начну с самого начала.





Замуж я вышла в 19 лет за обычного парня из простой семьи, в которой он старший сын. Окончила институт, вышла на работу и в 22 года родила долгожданного сына. Назвали Денисом. Это я уже сейчас понимаю, что имя действительно накладывает свой отпечаток на человека, а тогда выбирала имя по православному календарю.

Живём мы с родителями, и Дениска был для них первым внуком. И как только ему исполнился месяц, бабушка и дедушка ринулись носить его на руках, показывать мир и всё прочее. Мальчик с самого начала был очень неспокойным, всё время куда-то лез, если что-то ему не по нраву – в крик. Я с завистью смотрела на других мамочек и их малышей, которые спокойно играли во дворе.

В два года я всё же пошла с сыном к невропатологу, и ему поставили диагноз «гиперактивность». Мальчик рос шустрым и сообразительным. Как и положено, мы прививали ему элементарные правила поведения, гигиены и тому подобное. Он всё время требовал к себе повышенного внимания. Например, не хотел самостоятельно играть, рисовать, смотреть мультики, и если ему отказывали, начинался концерт, который заканчивался тем, что бабушка или дедушка всё бросали и занимались его делами. Я понимаю, что взрослые должны иногда принимать участие в игре с ребёнком. Безусловно, и я с ним играла, но не так часто, как он хотел. Пыталась объяснить родителям мужа, что сын должен хоть иногда заниматься, играть без взрослых, но те отвечали, что он ещё маленький и многого не понимает. Хотя на тот момент ребёнок уже перешагнул двухлетний возраст. Сейчас, имея уже второго сына, я ещё раз нахожу подтверждение тому, что ребёнок в этом возрасте отчётливо понимает, что можно, а чего нельзя, только сказать пока ещё не может.

По словам родителей мужа, я сама много чего не понимала: как кормить, как поить, как лечить и так далее. Эта критика в мой адрес звучала и звучит в настоящее время постоянно и в присутствии мальчика. Бабушка с дедушкой бесконечно задаривали его подарками, мы с мужем вели себя в этом более сдержанно и постоянно конфликтовали с родителями. В итоге ребёнок перестал беречь подаренные игрушки и вещи, постоянно их ломал и говорил, что в этом нет ничего страшного, бабушка ему ещё купит. А бабушка твердила, что пока есть возможность, будет это делать.

Почти в три года Денис пошёл в детский сад. Привыкал к нему трудно и долго, мне приходилось буквально отрывать его от своего подола и со слезами выбегать из сада. Часто болел. С детьми поначалу не играл, потом вроде завёл друзей, стало легче. Но когда приходил домой, домашние должны были всё бросить и заниматься только им. На фоне постоянной критики в мой адрес со стороны дедушки и бабушки мальчик стал манипулировать взрослыми. Если я просто его ругала, бежал к бабушке и начинал истошно орать, словно его избили до полусмерти. Меня практически не слушался, я срывалась на крик. Все попытки поговорить с родителями заканчивались крахом. Ответ один: ты ничего не понимаешь. А они не понимали, что это мой сын и я имею полное право строить с ним отношения без чьих-либо указок.

В плане поведения мальчик более избирателен с отцом. Слушается его почти всегда, побаивается. Но отец работает на двух работах, его постоянно нет дома. Кроме того, последние три года он строит дом, и мы видим его лишь вечерами по два часа. Я с этим мирюсь, потому что наметилась хоть какая-то перспектива жить отдельно от родителей.

Сейчас мальчику восемь лет, ходит во второй класс. Учится без желания. Если на уроках он ещё более или менее сидит, то по возвращении из школы начинается дурдом. Опишу вам, как проходит вечер.

Только заходит в дом – начинается нытьё: он очень устал, и у него даже нет сил повесить форму. Может в уличной одежде усесться на диван и ныть. Доводы, что нужно раздеться, потому что по дивану ползает маленький братик, на него не действуют. Я спокойно прошу, чтобы он сам переоделся, вымыл руки и сел обедать. Но после неоднократного повторения нытьё не заканчивается, и я начинаю нервничать и кричать. Приходит бабушка, складывает его форму и так далее. На моё замечание, что он в состоянии сделать это сам, отвечает, что он ещё маленький и очень устал. Хочу заметить, что по дороге домой сын прыгал и смеялся, плохое настроение и усталость резко навалились на него на пороге дома.

С грехом пополам умывается, ест, немного отдыхает – и за уроки. Уроки делает тяп-ляп и очень долго. Потому что напишет одно слово – заглянет под стол, ещё напишет – сбегает в другую комнату. Из-за своей невнимательности получает низкие оценки, хотя мальчик неглупый. Начинаешь объяснять ему предмет, стонет, вертится, падает со стула. Конечно, терпение заканчивается и я начинаю на него кричать. Он в ответ кричит на меня, может кинуть вслед какой-нибудь нетяжёлый предмет. Тут же прибегает бабушка и начинается критика: я не так ему объясняю, программа у них трудная и тому подобное. Да я готова и сто раз повторить, если вижу, что не понимает, но ведь он меня даже не слушает.

Он вообще мои просьбы, высказанные нормальным голосом, не слышит. Вы только не подумайте, что всё время ору, я начинаю говорить спокойно, это потом стараюсь до него докричаться. Он же продолжает заниматься своими делами: смотреть телевизор, валяться по полу и так далее. А может просто смотреть мне в глаза и смеяться над тем, как я психую. Иногда я не могу сдержаться и наказываю его физически, ремнём или рукой ударю. Потом себя виню, понимаю, что лупить его нельзя – он слабее и меньше. Но у меня уже просто сдают нервы.

От этой безысходности хочется уснуть и не проснуться. У меня такое впечатление, что после критики со стороны родителей мужа в присутствии мальчика у него сложилось мнение, что мама всегда не права, всегда ругается и кричит. Хотя я уже сто раз говорила свекрови, что если ей уж очень хочется меня отчитать и сказать, что я не права, делать это нужно в отсутствие ребёнка.

Сколько раз я разговаривала с сыном, как говорится, по душам. Объясняла, что нельзя так себя вести, что нужно уважать старших и их мнение, беречь их. Он вроде всё поймёт, покивает головой и скажет, что больше так не будет, но назавтра всё начинается по-новому. Его абсолютно не волнует, что утром кто-то хочет поспать, у кого-то может болеть голова, – ему на всех плевать. Если доведёт меня, могу поставить его в угол, но в углу начинается истерика, и по мере приближения бабушки (а ей словно мёдом именно в этом месте намазали) крик усиливается. Начинает работать на публику, но как только бабушка выходит, к примеру, на улицу, истерика заканчивается и он начинает проситься из угла на свободу. Если случайно его заденешь, может пожаловаться, что мама его ударила.

Учительница в школе отзывается о нём хорошо, говорит, что всегда ей помогает. Но дома его невозможно заставить помочь ни мне, ни отцу. Я с ужасом жду переходного возраста. Тогда он начнёт давать мне сдачи или соберётся и совсем уйдёт по подвалам шататься.

В последнее время стал врать по мелочам. А когда спрашиваешь, зачем соврал, говорит, чтобы его не ругали. Но я ведь не могу его за это по голове погладить. Летом ездил к бабушке, у мальчишек мелочь украл. До последнего не сознавался, пока не вывела его на чистую воду.
Это такой позор!

Самое страшное, что во всей этой ужасной обстановке находится младший сын. Он всё это видит и уже начинает во всём подражать старшему брату, боюсь, что вырастет таким же несговорчивым эгоистом. О том, что с родителями мужа у меня периодически возникают конфликты, даже писать не стану. Думаю, если бы это были дети их дочери, а не сына, то они были бы более сдержанны в критике. Но всё же я им благодарна за помощь, и, в свою очередь, помогаю им, чем могу.

Уважаемая Галина Ивановна! Извините за сумбурное и нескладное письмо, просто так наболело, что сил уже никаких нет. Пишу, и слёзы катятся. Я очень люблю своих детей, дороже их у меня никого нет. Понимаю, что я уже опоздала на восемь лет, но если сможете, пожалуйста, помогите мне.

Из письма Натальи

Комментарий психолога

Здравствуйте, милая Наталья! Сейчас мы с вами будем работать. Для этого вы должны «открыться». Стать открытой для новой информации, для иного восприятия ситуации. Что может «открыть» человека? Только любовь. Если мы, Наташа, сейчас изо всех сил не полюбим вас, ничего не получится, вы закроетесь, будете обороняться. Я готова вас любить, но готовы ли вы полюбить себя и при этом перестать жалеть? Если да, то читайте дальше.

Когда мы попадаем в неприятную ситуацию, то у многих из нас создаётся впечатление, что виной этому либо обстоятельства, либо другие люди. Ведь если бы у вас родился спокойный ребёнок, свёкор и свекровь придерживались бы в воспитании тех же принципов, что и вы, то и проблем никаких не возникло бы. Поэтому вы пытаетесь объяснить свекрови свою позицию. С сыном вы тоже неоднократно говорили по душам, но он почему-то в школе учительнице помогает, а дома ведёт себя совсем по-другому. Почему? Может быть, надеетесь вы, надо подобрать такие слова, чтобы убедить и свекровь, и сына?

Это было бы возможно, если бы нашим поведением всецело управляло сознание. Но дело в том, что мы осознаём мотивацию своего поведения в небольшой степени. Нами руководит подсознание. А до него наши слова просто не доходят.

Что же вынуждает вашу свекровь постоянно вас критиковать, создавать ситуации, в которых вы выглядите невыгодно? Это очень просто – она от вас защищается. Она боится потерять место главы семьи, вы для неё соперница, она и борется с вами как умеет. Конечно, Наташа, она этого не осознаёт. Она уверена, что всем чем может помогает вам, и если вы предъявите ей обвинение в соперничестве, то она не поймёт вас и искренне обидится. Так что все разговоры, уговоры, договоры оставляем, понимая, что они бесполезны.

Что же делать? Изменить ситуацию так, чтобы старшая женщина перестала видеть в вас соперницу. Как? Есть два пути. Один из них – стать самодостаточной, взрослой, отвечающей за свою жизнь и жизнь своей семьи. А это значит жить отдельно, снимать жильё, например, и ни в коем случае не обращаться за помощью к родителям мужа. Вы скажете, я так не могу, мне не справиться! Но вы рассчитывали свои силы, когда выходили замуж и становились женой, когда рожали детей и становились матерью? Вы полагались на себя или на родителей мужа? Милая Наташа, я говорила, что вам понадобится любовь к себе, чтобы открыться этой новой, крайне неприятной для вас информации. Но невозможно сидеть на двух стульях! Либо вы взрослый самодостаточный человек, мать семейства, и тогда вы принимаете решения самостоятельно, но сами же эти решения и реализуете. Либо вы занимаете позицию ребёнка, которого опекают, которому помогают, но тогда не обижайтесь, если вас при этом и не воспринимают как мать семейства. Либо девочка, которой указывают, либо женщина, которая сама себе указ. Третьего не дано.

Вторая проблема, которая вас тревожит, – это невозможность найти способы воздействия на сына. В этом случае вы также полагаетесь на слова. Либо разговор по душам, либо вы пытаетесь до него «докричаться». Вы отмечаете, что мальчик умело манипулирует взрослыми, используя их разногласия. Но это делают все дети, если существуют «разночтения» в воспитании у родителей! Вы испытываете раздражение, когда ребёнок вместо того, чтобы заниматься скучным, надоевшим ему делом – уроками, пытается хоть чем-то себя развлечь. Но, Наташа, мне трудно представить мальчишку, который бы не хотел играть, а хотел учить уроки.

Конечно, отлынивает. Что же делать? Перестать кричать и впадать в истерику. Почему этого нельзя делать ни в коем случае? Чтобы воспитывать ребёнка ли, мужа ли, котёнка ли, нельзя показывать воспитуемому свою слабость. Человек, который не может справиться со своими эмоциями, не завоюет авторитета. А если ты для ребёнка не авторитетен, то как ты можешь на него повлиять? Наташа, научитесь держать себя в руках. Опять же, либо вы взрослый человек и владеете собой, либо вы ребёнок, которым владеют эмоции.

Но как же тогда воспитывать, спросите вы, если он слов не понимает? Воспитание – это подбор стимулов для формирования мотива. Стимуляция бывает позитивной и негативной. Позитивная – поощрения. Выбирайте какие хотите, хоть моральные, хоть материальные. В восемь лет вознаграждение должно следовать сразу же за выполнением задания. Не будут действовать обещания купить к лету велосипед. Негативная стимуляция может быть только в одной форме – лишение. Лишение общения, игр, компьютера, сладкого и так далее. Наказание должно соответствовать тяжести (или лёгкости) нарушения. Вынесение наказания необходимо предварить словами о том, что вы любите сына и не хотите его наказывать, но это ваш долг. Иначе ребёнок может воспринять наказание как месть.

Милая Наташа! Актуализируйте всю любовь и нежность к себе, они вам сейчас понадобятся. Вам предстоит серьёзная работа в плане личностного роста. Пока вы плывёте по жизни, как лодка без руля и ветрил. Поэтому уверены, что младший сын так себя ведёт, потому что у него перед глазами пример старшего. Вы жили бы очень хорошо, если бы ваша свекровь вела себя правильно, если бы старший сын был спокойным, если бы младший не брал пример со старшего и так далее. То есть вашей лодке мешают скалы, её раскачивают сильные волны. Наташа, пришло время брать в руки руль и ставить паруса. А ещё прокладывать курс. В общем, брать ответственность за свою жизнь на себя. Желаю сил и благоразумия.

Галина БЕЛОЗУБ