Замуровала сына в двушке
09.11.2018 00:00
Выросло поколение принцев и принцессок

ЗамуровалаУ меня нет детей. Не то чтобы не хотела. Тут не знаешь, что винить – проблемы со здоровьем, нелюдимый характер или всё вместе. А вот у моих коллег дети есть. И, наблюдая за перипетиями их семейной жизни, я иной раз думаю: а может, мне повезло?

– Мама! Мама!

Утро только началось, и сидящая напротив меня Алла едва успела заварить кофе и включить компьютер, как её мобильный начал разрываться.

– Мама, она съела весь салат! – возмущённый голос из трубки разносится по всему кабинету. – Весь! Ничего мне не оставила!

Алле под пятьдесят, у неё две дочери. Та «негодяйка», что съела салат, 12-летняя девочка, а её старшая сестра, которая теперь впала в истерику по этому поводу, – 25-летняя замужняя дама. Просто они с мужем живут каждый у своих родителей. Так, видимо, удобнее.

С отцом старшей Алла давно в разводе и не общается. Отец младшей живёт на две семьи, Аллина – вторая, неофициальная. Он подкидывает ей деньжат, проводит с девочкой время, но основной дом у него не здесь. Все всё знают, никто никого не обманывает.

Старшая дочь не работает, сидит на шее у мамы и мужа, который, в свою очередь, перебивается случайными заработками. В ответ на все увещевания и просьбы найти работу она презрительно фыркает:
– Я не для того замуж выходила, чтобы работать!

При этом девушка, прямо скажем, красотой не блещет: низенькая, полноватая, с неопрятными волосами.
– Ну сходи в магазин, купи огурчиков-помидорчиков, сделай себе салат, – уговаривает Алла дочь. – Деньги? Я вам там оставила.

Я с ужасом думаю, какое будущее ждёт её дочерей, особенно младшую. Аллиному неофициальному мужу уже за семьдесят, есть серьёзные проблемы со здоровьем. Он и ребёнка-то не хотел: у него уже было двое взрослых сыновей и трое внуков, когда они с Аллой сошлись.

Если что-нибудь случится с самой Аллой, у девочки останется только старшая сестра. Та самая, с которой они без конца ссорятся и даже отказываются садиться на один диван. И которая, наглядевшись, как Алла ухаживала за умиравшей бабушкой, открыто заявила:
– Ну, мам, я за тобой так ухаживать не буду.

Да, если мамы не станет, младшая дочь быстро выпадет из мира айфонов, айпадов, личной няни и передвижения по городу на такси. И будет выброшена на улицу. Учитывая отношения со старшей сестрой, не исключено, что в прямом смысле слова.

А в соседней комнате Юлия Игоревна тихо рассказывает о невестке:
– Опять вчера на метле летала. Я приболела, поэтому на работу не вышла, дома осталась. Так она такой скандал закатила! Вас, говорит, Юлия Игоревна, тут слишком много!

А ведь невестка Светлана, сын Андрей и внук Максик, которому не исполнилось и года, живут в маминой трёшке.

– Весь день на меня дулась. Я предложила ей посидеть с Максиком, пока она моется, – отказалась! Взяла мальчика с собой в ванную, усадила там на пол, так и мылась. Он весь исплакался.

Дверь открылась, и на пороге возникла наша начальница Наталья Олеговна, вся в мыле.

– Фух, – выдохнула она, – думала, вообще не приеду. Опять трубы замёрзли!

Наталья Олеговна живёт в загородном доме. В городской же квартире обосновался её 50-летний сын со второй женой и дочерью. Наталье Олеговне уже за семьдесят, и каждое утро, в жару и холод, она вынуждена преодолевать немалый путь, чтобы добраться до работы, но не жалуется: ведь сыну городская квартира нужнее!

– Пошла в подвал, где у меня котельная, – с гордостью сообщила начальница. – Полазила там, полазила. В одном месте труба сужается, так там вода замёрзла! Но я не растерялась – взяла фен и отогрела. Хоть помылась и чаю попила.
– А в город к сыну на время морозов перебраться нельзя? – сочувственно поинтересовалась я уже потом, когда пришла к начальнице подписывать документы.

Та только вздохнула.

Я вернулась за свой стол, и снова до меня донёсся голос Юлии Игоревны:
– На прошлой неделе у Максика сыпь появилась, я его взяла – хотела показать по скайпу сестре (сестра педиатр), мало ли что. Так Светка у меня его отобрала и выдала: «Юлия Игоревна, вы ничего не перепутали? Ваш сын Андрей, а Максик – мой!» Мол, что хочу с ним, то и делаю.

Ещё одна моя коллега, Галина Александровна, сочувственно качала головой, у неё самой две взрослые дочери. Старшая замужем, есть ребёнок, живут с мужем в новенькой трёшке, ездят отдыхать за границу, ни в чём не нуждаются. Муж хорошо зарабатывает, дочка сидит дома. Но второго ребёнка рожать категорически отказывается, потому как «бедно живём» и «никто не помогает»!

Видимо, мама-пенсионерка, отработав с восьми до восьми – благодаря этой работе и выплатили ипотеку за трёшку, – в выходные должна опять вскакивать ни свет ни заря и ехать нянчиться с внуком.

– Ребёнку девять месяцев, а они суют ему планшет с мультиками, чтобы не отвлекал, – жаловалась Юлия Игоревна. – Он тихо сидит и смотрит. Разве это можно такому маленькому? Планшет им нужен, только чтобы размещать фотки в «Инстаграме».

Потом Юлия Игоревна рассказала о своей сестре, той самой, которая педиатр. Её взрослый сын женился, и мать выделила молодым двухкомнатную квартиру, а сама с мужем посмела остаться в трёхкомнатной, где до свадьбы они жили все вместе.

– Так невестка надула губки, а сын заявил, что она плохая мать – замуровала собственного ребёнка в двушке!

Я закатила глаза – больше не могла это слушать. На ум пришли слова песни из известного фильма, немного переиначенные: «Их в детстве воспитали странно – милорды, что ни говори!»

Выросло поколение принцев и принцессок, знающее только слово «дай» и уверенное, что родители и вообще все окружающие им должны.

Но, может быть, я чрезмерно сгущаю краски и мне пора открывать рубрику под названием «Уголок старой ворчуньи»?

Вот, например, прошлой весной воробьи на соседнем балконе свили гнездо. Они каждую весну там селятся, а я за ними наблюдаю. А тут смотрю – потащили в гнездо кусок булки.


– Ах, бездельники вы этакие! – говорю.– Вам положено кормить птенцов жучками-червячками, а не белым хлебом. Совсем разленились! Ох, молодёжь, молодёжь…

Анна АНДРОНОВА
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №44, ноябрь 2018 года