Оливье, политый горькими слезами
28.12.2018 17:38
Попросил перекусить на дорожку

ОливьеЗдравствуйте, дорогая редакция! Новому году посвящено множество рассказов и фильмов, ведь именно в этот период происходит столько необычных и удивительных историй. Расскажу и о своём самом «нестандартном» Новом годе.

В ту пору я, студентка, вот уже пять лет встречалась с Андрюхой, он был на два года старше и уже окончил тот же вуз. Об Андрюше, или Дрю, как мы его прозвали, можно написать целый роман, очень уж оригинальный товарищ.

Помните книгу про Незнайку и его друзей? Там были такие главы: «Как Незнайка был музыкантом», «Как Незнайка был художником», «Как Незнайка сочинял стихи». Куда тому Незнайке до нашего героя! За то время, что я знаю Андрюшу, а это уже лет десять, какие только планы не посещали его голову. Итак, кем хотел стать Дрю?

Во-первых, баянистом – это у него получилось лучше всего. Занимался ещё в школе, окончил музыкально-педагогический колледж, ездил на всяческие конкурсы, некоторое время работал аккомпаниатором в школе. Но, увы, три раза проваливался при поступлении. Впрочем, по собственной безалаберности: то опоздал на экзамен, то забыл паспорт… В общем, после провалов пыл угас, быть баянистом Дрюня больше не хотел.

Поступить в университет он смог – на отделение русской филологии. Уже на первом курсе придумал тему будущей диссертации. Но, ох и ах, филологам надо много читать, а с этим не задалось.

Ещё во время учёбы на филологическом Андрюша строил планы, как станет биологом, ведь сейчас это очень перспективное направление. Тщательно готовился, под завязку закупался учебными пособиями. Но и тут что-то пошло не так. Возможно, в тот же период у него возникали и другие грандиозные планы, просто я всего не вспомню.

Помимо науки, Дрю мечтал пойти в спецназ. К сожалению, он всегда был склонен к полноте, да и в армию его не призвали. Потом решил стать плиточником – прибыльная специальность – и, уже имея за плечами высшее образование, отучился ещё и в училище. Затем его заинтересовал промышленный альпинизм. Но снова брюшко подвело. Кстати, с весом он боролся тоже оригинально: или сидел на сыроедении, или обжирался до ужаса, третьего не дано. Увлечение сыроедением достойно отдельной главы: в скором времени парнишка всерьёз собирался перейти на питание исключительно солнечной энергией.

Самой разумной, на мой взгляд, была его работа проводником. Отучившись на курсах, Андрюша с удовольствием выполнял свои обязанности, получал устные и письменные благодарности от пассажиров и радостно делился со мной по телефону подробностями – даже после того, как мы с ним разошлись, периодически созванивались; всё равно уже как будто родственники.

Всё испортил его учитель игры на баяне и гуру по жизни. Не в последнюю очередь благодаря его советам мы и расстались. Он говорил: работая проводником – или продавцом, учителем, врачом, – ты не ценишь себя и выслуживаешься перед другими, ты всегда на побегушках, и уважать тебя нельзя. В общем, тварь дрожащая. В отношениях с барышнями примерно то же: если вам хорошо вместе, нет конфликтов, ссор, значит, что-то не так. Скорее всего, тобой просто нагло пользуются, ты подкаблучник. Нужно почаще качать права и скандалить, чтобы с тобой считались.

Практически всю нашу совместную пятилетку Дрюня старался выполнять заветы старшего товарища. Когда всё шло слишком гладко, его это тревожило. Любимой тактикой было обидеться, надуться и упорно молчать недельку, не сообщая об очередной надуманной причине. Потом, когда всё выяснялось, Дрюня долго каялся, и какое-то время всё опять было нормально.

Апофеоз случился 31 декабря. Мы решили отмечать Новый год у моих родителей. С самого утра Дрюня жаловался: ему было то грустно, то скучно, я смотрела на него как-то не так и вообще не создавала веселья. Создавать веселье самому ему никогда и в голову не приходило.

Съездили поздравить одних друзей, потом других, погуляли по городу, сходили в парк. Но нет, всё не то!

Ближе к полуночи мой драгоценный раззуделся ещё сильнее: наша семья не умеет веселиться, он страдает, и вообще мы его никогда не любили и не ценили. И тут моё терпение наконец лопнуло: я от души пожелала ему в новом году найти подругу получше, посоветовала вставить принесённую пиротехнику в задницу и лететь ракетой домой, подальше от таких нелюдей, как мы. Дрю не ожидал такой реакции и действительно удалился.

На часах почти полночь, скоро Новый год, и тут моё сокровище стучится в дверь. Падает на колени, ползает вокруг меня и обливается слезами. Но я уже успела почувствовать такую лёгкость, избавившись от него, что не поддалась. Тогда Андрюша попросил перекусить на дорожку. И мы с родителями, словно герои авторского кино, наблюдали, как он сидел, рыдал и ел. Выл в голос и наворачивал салат вперемешку со слезами. Никогда этого не забуду.

Потом он снова отбыл, на этот раз окончательно. Пару минут никто из нас не шевелился. Но я снова ощутила невероятную лёгкость и включила телевизор, где уже били куранты. Мы выпили шампанского и дальше просто смотрели какое-то праздничное шоу. Мама сначала не могла поверить, что я не грущу и не изображаю радость. А я и несколько месяцев спустя летала как на крыльях, будто гора с плеч упала.

Позже мы вполне нормально общались с Андрюшей по телефону, но мои мелкие успехи выводили его из равновесия, так что теперь он звонит только моей маме. Сколько лет прошло, а она всё общается со своим «бывшим несостоявшимся зятем». От неё я и узнаю иногда, что происходит в жизни этого уникума. Зато мне всегда есть что рассказать о своём самом незабываемом Новом годе.

Из письма Натальи Тризны
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №51, декабрь 2018 года