Александр Васильев: Мой прогноз таков – через пятнадцать лет победит мусульманская мода
13.01.2019 21:58
ВасильевАлександр Васильев к своему первому серьёзному юбилею (60 лет) успел сделать больше, даже чем сам ожидал. Искусствовед, почётный член Академии художеств России читает лекции по истории моды в МГУ и других университетах мира, больше десяти лет ведёт программу Первого канала «Модный приговор», устраивает выставки костюмов разных эпох, которые берёт из своей необъятной личной коллекции. Благодаря Александру Васильеву мы можем своими глазами увидеть, что носили наши бабушки и прабабушки, в его коллекции есть даже раритеты царских времён. Юбилей – хороший повод рассказать о своих планах. С этим мы и пришли на интервью к мэтру.

– Александр Александрович, на ваш взгляд, что важного вам удалось сделать к сегодняшнему дню?
– Мне кажется, моя заслуга хотя бы в том, что в нашей стране появилась такая специальность, как историк моды. До этого существовала лишь история костюма. Мой огромный интерес к моде, помноженный на огромное количество выставок, которых в стране никогда не было, обилие фильмов, лекций, рассказов, – всё это в какой-то момент сделало тему популярной. Многие люди потянулись к истории моды. И это нормальное явление. Просто кто-то должен был начать.

– Вы всегда так интересно рассказываете о моде, что невозможно не откликнуться и не увлечься этой темой, даже если ты далёк от вопроса «что носить в этом сезоне».
– Я против навязывания каких-либо знаний. Если человек хочет что-нибудь узнать о моде, то для этого сейчас есть все возможности. Просто я оказался первопроходцем. У меня есть коллеги-модельеры, которые делают конкретные вещи – одежду, аксессуары. А я – историк моды и её популяризатор. Стараюсь сделать эти знания интересными и доступными широким слоям населения. Кстати, есть и научные работы на эту тему, и диссертации. Они тоже очень нужны, но только специалистам. Потому что мода – это легкомыслие! Это каприз, своенравие – как женщин, так и мужчин. И писать о моде научными терминами я считаю недопустимым.

– Недавно у вас вышла автобиографическая книга «Фамильные ценности. Книга обретённых мемуаров». В ней вы рассказываете о том, как нашли себя в профессии и как вам помогла большая семья.
– В книге – не только мои впечатления, но и воспоминания моих родных людей, дяди и отца, которые вели дневники. Записи отца я долгое время считал бесследно пропавшими. Но однажды встретил родную племянницу Любови Орловой Нонну Голикову, которая когда-то работала редактором в издательстве «Искусство». Нонна сказала: «Вас интересует рукопись отца? Она лежит у меня на антресолях. Я её брала домой на редактуру. Издательство обанкротилось, всё уничтожили, а книжка осталась у меня». Так рукопись отца, известного московского театрального художника, попала ко мне. Что-то из неё я опубликовал. И конечно же, в книге имеются мои личные воспоминания о детстве и юности. В 1982 году я покинул СССР и эмигрировал во Францию, где прожил двадцать один год, а затем вновь стал работать в России. Меня пригласили преподавать, вести передачу на канале «Культура».

– В книге – много интересных фотографий. Наверняка у каждой из них – тоже своя история.
– К счастью, архив нашей семьи хорошо сохранился. У нас семья большая, и было много фамильных ценностей – фотографий, документов, паспортов, свидетельств о браке, рождении, смерти… Всё это, к счастью, не уничтожено. И так случилось, что все родственники, уйдя в мир иной, выбрали меня наследником. Как в «Онегине» – «наследник всех своих родных». Вот это – я. Так огромный архив большой семьи оказался сосредоточен в одном месте. И это счастье. Конечно, я не могу поручиться, что собрал всё. Может, пройдёт время, и обнаружится нечто новое. Но львиная доля фотографий и документов уже находится у меня. Я и раньше писал мемуары, у меня есть подобный навык. Согласитесь, воспоминания могут быть занудными, интересными только самому автору. Я же хотел сделать это интересным рассказом о времени – насколько оно отражает моду, интерьер, вкус, запах, архитектуру… Я детально описываю квартиры, цвета, обстановку – это то, что потомки будут с удовольствием читать. Потому что мы все это застали, а они – уже нет.

alt

– Вы рассказываете о родителях?
– Обязательно! Судьба моих родителей очень интересна. Я – сын актрисы и художника. Много пишу о театре, в котором работала мама. Папа в своих воспоминаниях очень много рассказывает о спектаклях, которые он оформлял, о режиссёрах, с которыми работал. И всё это создаёт важный культурный контекст, без которого мы не можем говорить о культуре двадцатого века. Потому что культура всегда личностная.

– Сейчас вас считают лицом передачи Первого канала «Модный приговор», которая идёт уже продолжительное время, что сегодня редкость.
– Не так уж и долго она идёт – всего лишь двенадцатый год! (Смеётся.)

– Не надоедает изо дня в день работать в одной и той же студии, в одной и той же команде?
– И никогда не надоест! У меня очень позитивное отношение к жизни. С этим мне повезло. Многие меня называют Александром Васильевичем Зайцевым. Например, иду по улице и слышу: «Ой, это же Зайцев идёт! Александр Васильевич Зайцев!» Это систематически происходит, это не оговорка – многие действительно думают, что я Зайцев. Меня это очень забавляет и веселит. Даже если в жизни случаются объективно неблагоприятные обстоятельства, я всё равно буду сохранять позитивный настрой. Недавно, танцуя в студии, повредил спину. Мне было больно и неудобно ходить. Обратился к врачу, он помог решить проблему. Но что интересно: даже когда во время болезни я ощущал дискомфорт, всё равно не считал себя несчастным! Потому что любое состояние – это опыт. И потому что жизнь быстротечна. Нужно помнить, что мы всего лишь временные жители на Земле. А ведь многие думают, что будут жить вечно. Нет, никто не будет жить вечно. Поэтому нужно сделать жизнь приятной для себя и других.

– И вам это удаётся?
– Я считаю, что моя жизнь всегда была и остаётся наполненной интересными, не пустыми событиями, причём не только для меня. Есть люди, которые могут о себе сказать: «Боже, сколько в этой жизни я выпил шампанского! Сколько выпил водки! Сколько подстрелил тетеревов!» Это всё – личные достижения, окружающих это не интересует. Важно в жизни то, что касается и других. А скольких людей вы чему-либо обучили? Скольким подарили радость? Сколько спектаклей сделали? Сколько книг написали? Сколько домов построили? В памяти остаётся только позитивное. Хотя негативное тоже остаётся, увы. Поэтому я всегда всем советую жить не только ради себя. Хотя важно и о себе не забывать. Говорю это как эгоист. Очень важно, чтобы мы хорошо ели, спали, отдыхали. Но всегда нужно стремиться приносить пользу и обществу – хотя бы настолько, насколько хватает совести и интеллекта.

– К слову, об интеллекте. Вам не кажется, что сегодня многие понятия упрощаются, становятся примитивными? В том числе и мода. Вот, например, модно фотографировать еду и выкладывать эти фотографии в интернете. Раньше это посчитали бы странным, мягко говоря… Но почему-то мало кто выкладывает фото с выставок, лекций и так далее.
– Не все люди знают, какие сокровища находятся в музеях, но все знают, какие сокровища есть в ресторанах. Поэтому проще и приятнее снять еду, кошечку или букет цветов, нежели сходить в какой-нибудь неизвестный музей, где неподготовленный человек, скорее всего, ничего не поймёт, не оценит. Вот уже около пятнадцати лет я провожу выездную школу искусств. Мы ездим в музеи и галереи. Смотрим, учимся смотреть на искусство с разных точек зрения. Но часто люди видят в картине лишь красивую или некрасивую раму. И оценивают полотно с точки зрения «нравится» или «не нравится». «Перевоспитать» человека очень быстро не всегда удаётся. Но Россия – огромная страна с огромной культурной базой. Мы можем и должны учиться! И когда поколение двадцать первого века у меня спрашивает: «А по каким критериям вы считаете, что Малевич, Пикассо и Дали – большие художники?» – я не усмехаюсь, не критикую их. Могу посоветовать начать свой путь в познание живописи, например, с реалистических изображений. Вот Брюллов – тоже неплохой художник! Я сам не фанат ни современного искусства, ни живописи девятнадцатого века. Но культурный человек обязан воздать должное каждому периоду.


– Вас часто называют «пророком модных тенденций». Как вы их угадываете?
– Мои модные прогнозы, как правило, сбываются. Иногда слышу: «Васильев ещё двадцать лет назад сказал, что победят спорт-шик, унисекс и американское отношение к моде. И он оказался прав!» Сегодня мой прогноз такой: пройдёт пятнадцать лет – и победит мусульманское отношение к моде, восточное. Женщины станут ходить в платках, закрытых платьях, чтобы как можно меньше показывать фигуру, а мужчины будут по-прежнему носить повседневные и спортивные костюмы. Так уже происходит в странах Западной Европы, а мы нещадно её копируем. Так что вся эта мода, осмысленная модельерами, придёт и к нам.

– А что сегодня в моде?
– То, что носили в восьмидесятых годах. На ВДНХ открылась моя выставка «Гламур восьмидесятых годов». Вы спросите: какая же это мода, если такую одежду носили тридцать лет назад? Но мода циклична, и приблизительно каждые двадцать пять лет всё возвращается на круги своя. Вот именно сейчас в моде блёстки, стразы, бисер, подкладные плечи и всё, что носили в далёком 1989 году.

– А на вас сегодня что за костюм?
– Я одет в коралловый костюм из лёгкой шерсти работы модельера Кирилла Гасилина. Он сшил его для моей работы в телепрограммах. Зрители хотят видеть меня не в обыденной одежде, не в рваных джинсах, не в куртке, про которую каждый скажет: «Ой, у меня такая же!» Я должен быть в чём-то особенном, потому что на меня смотрят как на модного судью. И этот костюм идеально подходит для подобных целей. Но сегодня ещё и премьера во МХАТе, туда мне привезут другой костюм, ведь придётся выходить на сцену. И поскольку все будут в тёмном, то я не должен оставаться в коралловом, потому что могу затмить остальных. А я не хочу затмить своих коллег. Поэтому на мне будут тёмненький пиджачок и тёмненькие штанишки.

– У вас очень интересные украшения на руках – кольца. Это талисманы?
– В этих кольцах нет ничего драгоценного. Одно кольцо – чернёное серебро девятнадцатого века с сердоликом. Другое – Кубачи, это серебро из Дагестана. А вот это, на правой руке, – Персия, с надписью на фарси «Помни о своём времени».

– Как вы думаете, почему российские мужчины не такие уж модники? Эта ситуация может измениться?
– Каждый раз, когда я предлагал издателям идею книги о мужской моде, они мне отвечали: «Такая книга не нужна – продаж не будет». У нас мужчины не хотят таких книг. А книга должны быть прибыльной. Зато моя книга «Красота в изгнании» была переиздана семнадцать раз. Это значит – дико популярная вещь! Я по ней защитил кандидатскую диссертацию. Но она – о женщинах. А к мужской моде у нас двоякое отношение. В России пятьдесят четыре процента населения – женщины. Потому у нас женщины находятся в поисках мужчин, а не наоборот. И дамам кажется, что если кавалер слишком хорошо одет, – это подозрительно. И женщины не хотят по большому счёту, чтобы мужчина начал думать о себе. Пусть он лучше о ней думает! Шубку бы справил, сапожки, колечко… То есть мы не дозрели до мужской моды. Но дозреем!

Васильев– А Россия в целом – модная страна?
– Россия очень интересуется модой. Особенно женская часть населения, и это понятно. Есть старая песенка: «Хороша я, хороша, да плохо одета. Никто замуж не берёт девушку за это». Многие женщины считают, что их возможные неудачи в личной жизни связаны исключительно с внешними показателями. Вот я сейчас волосы уложу, глаза накрашу, ногти поправлю, каблуки надену, юбку сделаю покороче – и у меня будет успех. Но в России мужчин не хватает по количеству, поэтому можно стараться изо всех сил – и впустую. Но в связи с тем, что женщине нужно выделиться, мода у нас процветает. Какая? Немножко аляповатая, немножко вульгарная. Тем не менее наши женщины умеют преподнести себя эффектно. Их цель – быть привлекательными, в отличие от западной женщины, у которой нет задачи привлечь к себе внимание. Почему? Потому что там пятьдесят пять процентов мужчин. То есть любой женщине в любом возрасте гарантирован успех у противоположного пола. Поэтому так много российских сиделок, которые уезжают в Испанию или Италию ухаживать за стариками, потом выходят за них же замуж. Ведь у заграничных стариков нет лучшего варианта! Так что женщинам лет шестидесяти – шестидесяти пяти, которые так и не устроили личную жизнь, советую отправиться в Италию, особенно на Сицилию, поюжнее, или на юг Испании – там будут и муж, и дом, и паспорт, и наследство! (Смеётся.) Никогда, ни в каком возрасте и в любом весе не говорите: «Кому я такая нужна?» Иностранцы оторвут с пальчиками. Немножко глазки подкрасили и брючки на юбочку поменяли – там брюки не любят, – и все потенциальные женихи ваши! Ну и пусть пожилые. Зачем нам молодёжь? Молодёжь уже была, и ничего хорошего из этого не получилось, раз женщина осталась одна.

– У вас есть удивительная черта: вы никому никогда не говорите ничего плохого и обидного. Даже критикуете деликатно. Как вам это удаётся?
– Это должно быть присуще каждому воспитанному и интеллигентному человеку. Я был связан с огромным количеством знаменитостей, от Людмилы Гурченко до Майи Плисецкой, от Галины Вишневской до Клары Лучко. Я со многими был достаточно близко знаком и мог бы немало рассказать в этом смысле. Но рассказываю только хорошее. И никогда не скажу ничего плохого. Мне это неинтересно. И я абсолютно уверен, что нет идеальных людей. У каждого есть свои положительные и отрицательные стороны – смотря с какой стороны подойти к человеку. Один и тот же человек может быть лапочкой для одного и мерзавцем для другого. Но когда я вижу противного человека – а есть такие, чего скрывать, – я сразу сам превращаюсь в того, кому просто невозможно нагрубить. У меня есть такой дар. И могу научить вас этому. Хотите?

– Конечно!
– Когда вы видите человека в плохом настроении – например на почте, в сберкассе, где угодно, – и понимаете, что сейчас вам от него тоже достанется, немедленно ищите в нём что-нибудь хорошее! И говорите об этом вслух. Например: «Как я люблю голубые глаза!» Вы не подлизываетесь – вы констатируете факт. Ведь глаза действительно голубые! Или например: «Какая красивая красная помада!» Ведь помада красная? Красная! Или: «Какой изящный маникюр!» Никто не возьмётся это опровергать. А дальше всё пойдёт как по маслу: вам улыбнутся, вы улыбнётесь в ответ, и настроение у всех будет замечательное, и дела будут спориться. Я ищу в людях только хорошее, поэтому никогда не видел агрессивного отношения к себе. И всех к этому призываю.

Расспрашивала
Мария ЕГОРОВА
Фото: Вадим Тараканов

Опубликовано в №2, январь 2019 года