Кирилл Плетнёв: Я их не уговаривал, они сами с радостью разделись
04.03.2019 15:01
ПлетнёвДо последнего времени он был известен как отличный актёр, но в прокат уже выходят фильмы, которые Кирилл Плетнёв снял как режиссёр, – полнометражные картины «Жги!» и «Без меня». А перед этим было несколько короткометражных лент. И вот сейчас на экранах его новая режиссёрская работа – романтическая комедия «Семь ужинов» с Полиной Максимовой и Романом Курцыным в главных ролях. Но выход нового фильма – всего лишь повод для встречи и интервью с Кириллом Плетнёвым. С ним и без этого всегда есть о чём поговорить. Конечно, мы не могли не вспомнить фильм «Диверсант», который сделал Кирилла популярным актёром. Беседа получилась откровенной.

– Насколько я знаю, вы изначально собирались стать режиссёром. При поступлении в Петербургскую театральную академию сдавали экзамены на режиссёрский факультет. Но тогда члены приёмной комиссии предложили вам актёрский, ссылаясь на то, что опыта пока недостаточно. Получается, все эти годы вы шли к своей цели?
– Скажем так: актёрской профессией я всё равно заинтересовался. Произошло это где-то на третьем курсе института, то есть в 1999 году. И десять лет болел театром и кино. Но потом сложилась такая житейская ситуация: я развёлся, далось это нелегко – были душевные терзания, какая-то депрессия… А к тому моменту я уже снял один короткометражный фильм. Сам написал сценарий, сам и профинансировал. Назывался он «Происшествие», с Яной Сексте в главной роли. Так вот однажды открываю интернет – а там всплывает вдруг реклама, что во ВГИКе открывается набор в сценарно-режиссёрскую экспериментальную мастерскую. И я сразу подумал: или сейчас поступаю во ВГИК – или на год уезжаю жить в Таиланд, буду там бороться с депрессией. Но уезжать не потребовалось: я поступил и начал учиться.

– А кризис среднего возраста вам знаком?
– Вот это он как раз и был – когда я поступал во ВГИК. Мне тогда исполнилось тридцать три года.

– То есть вы пришли к своей цели. Но многие зрители полюбили вас как актёра. Увидим ли мы вас ещё в этом качестве?
– Конечно. Сейчас выходит отличный киносериал «А.Л.Ж.И.Р.», режиссёром которого стал Александр Касаткин, я у него снимался в фильме «Три дня до весны». Эта картина рассказывает про Акмолинский лагерь жён изменников Родины, фактически она сделана по книге Евгении Гинзбург «Крутой маршрут. Хроника времени культа личности». Это фильм о сильных женщинах, там очень хороший актёрский состав: Екатерина Гусева, Дарья Екамасова, Алексей Шевченко, Михаил Евланов и многие другие. Мне кажется, что картина у нас получилась отличная.

Плетнёв– Награды за что приятнее получать – за актёрскую работу или за режиссёрскую?
– Сейчас за режиссёрскую. Понимаете, когда я как актёр приехал в Москву, то мне энное количество времени пришлось доказывать, что я собой кое-что представляю. А когда стал заниматься режиссурой, повторилось то же самое: я вынужден доказывать всем, что я режиссёр! Меня никто не воспринимал в этом качестве, хотя я уже был достаточно известным актёром. Говорили: «Ну, он сейчас поиграется – и бросит». У нас ведь очень много актёров, которые окончили режиссуру, но так ничего и не сделали.

– Какие фильмы у вас в планах как у режиссёра? Какие жанры ближе всего?
– Вы знаете, я мечтаю снять триллер. Обожаю их смотреть и читать. Люблю книги писателей Ю Несбё, Донато Карризи, Жан-Кристофа Гранже, Бернара Миньера и так далее.

– Может, уже есть какие-то задумки? Или даже сценарий?
– Задумки есть, а вот сценария для этого жанра пока нет. Однако есть другой сценарий. Буквально вчера поставил точку. Но это уже семейное кино. Как раз то, что я тоже очень хочу сделать. Считаю, у нас практически нет таких фильмов, чтобы всей семьёй пойти в кинотеатр и чтобы главным героем был именно ребёнок. Из недавних картин в качестве примера могу привести только «Призрак»… Сценарий у меня написан, надо искать продюсера… Надеюсь, что всё получится и мы снимем этот фильм.

– Скажите, кто ваш главный поклонник?
– Мама. Она смотрела все мои фильмы и спектакли, бывала на всех премьерах.

– Ваш фильм «Семь ужинов», который только что вышел в прокат, – он, в общем-то, о любви. Вы романтик?
– Безусловно. Я даже больше вам скажу. В этом году мне исполняется сорок лет (30 декабря. – Авт.), но романтические порывы мне не чужды до сих пор. И они связаны не только с отношениями с женщинами – скорее с восприятием жизни вообще.

– Поясните на примере.
– Я до сих пор убежден, что справедливость должна торжествовать, что добро всегда побеждает зло, и так далее. Те вещи, которые стираются и нивелируются в нас с годами, во мне до сих пор живы. Из-за этого порой столкновение с реальностью для меня бывает довольно болезненным…

– Если говорить о фильме «Семь ужинов» – сложно ли было уговорить таких ярких актёров, как Владимир Ильин, Елена Яковлева, Александр Лыков, сыграть совсем небольшие роли, какие им достались в вашей картине?
– С Владимиром Ильиным мы уже были знакомы – он у меня снимался в фильме «Жги!». И когда я ему позвонил с предложением новых съёмок, он с радостью откликнулся. Более того, роль там была написана на более юного актёра – молодого психа. Но я в сценарии вдруг зацепился взглядом за строчку «от него ушла жена» – и подумал: а что если это будет Ильин? Тогда фраза «от него ушла жена» воспринимается иначе – то есть она ушла из жизни!

– В фильме «Семь ужинов» есть сцена, где главные герои в исполнении Полины Максимовой и Романа Курцына ужинают полностью обнажёнными. Знаю, что они работали без дублёров. Долго уговаривали их раздеться?
– Нет. Они с радостью разделись и вошли в кадр.

– А когда они прочитали сценарий и увидели эту сцену, у них не возникло вопроса: как это будет сниматься?
– Надо им отдать должное: они совершенно не капризные, и мы прекрасно работали на съёмочной площадке. Вопросов не возникало.

– В «Семи ужинах» ваша супруга снялась в небольшой эпизодической роли, Нино Нинидзе играет певицу в ресторане. Когда вы наконец дадите ей главную роль?
– Я не являюсь Глебом Панфиловым, Андроном Кончаловским или Владимиром Меньшовым. Для меня первична история, и если не найдётся в сценарии подходящего персонажа для моей жены, то не буду её снимать вообще. Всё на общих основаниях.

– У вас трое сыновей. Вы строгий папа?
– Нет. Поскольку не все дети живут со мной (у Кирилла Плетнёва 11-летний Георгий, семилетний Фёдор и трёхлетний Сандрик. – Авт.), я полностью посвящаю им то время, когда нахожусь вместе с ними. Не просто – увидел, погладил по голове, и всё. Нет, я целиком и полностью в их распоряжении. Не могу сказать, что балую. Мы с ними и разговоры ведём, и многие вещи я им позволяю делать. Но на голову садиться не разрешаю. Моя мама всегда говорила и говорит, что нужно любить детей, но неограниченной свободы им давать нельзя. Этому правилу я стараюсь следовать.



– Я понимаю, что, может, ещё рано задавать этот вопрос, поскольку вашему младшему сыну всего три года. Но всё же… Есть ли у детей некие способности, которые могли бы определить их будущую профессию?
– Вот как раз у младшего уже точно есть: он артист. Он даст сто очков вперёд всем – и маме, и папе, и бабушке! Дико обаятельный ребёнок с очень необычной памятью. С ним как-то раз проводили тест: положили картинки с разными изображениями и попросили выбрать из них те, где присутствуют животные. Среди прочих карточек там были рисунки с пароходиком, яблоком, мячиком… Он отложил жирафа, волка, ёжика и яблоко. Ему говорят: «Подожди, яблоко – ведь это не животное?» На что он отвечает: «А ёжику нужно яблоко!»

– Будущее младшего сына вам видится достаточно ясно?
– Я бы не хотел так далеко заглядывать. Мне кажется, решать за ребёнка в таком возрасте не надо. Надо посмотреть, что будет дальше, что ему интересно. Я знаю, что средний сын у меня – фанат футбола, которого я никогда, например, не любил. Он ходит в футбольную секцию, и это прекрасно, пусть занимается. У старшего вдруг ни с того ни с сего проснулась любовь к киномонтажу. Он сказал мне: «Папа, я в будущем хочу монтировать твои картины». И это замечательно – прекрасный семейный подряд! (Смеётся.)

– Помнится, вы успешно участвовали в «Танцах со звёздами». Поступали ли вам позднее подобные предложения? Или, может, хотелось попробовать себя в новом качестве?
– В «Танцах со звёздами», признаюсь честно, я участвовал только потому, что у меня мама – педагог по бальным танцам, она мастер международного класса. Ну и я в детстве занимался спортивными бальными танцами. А участвовать в иных телевизионных шоу – нет, не хотелось бы. Мне интереснее было бы попробовать себя в качестве ведущего программы о кино. И у меня был такой опыт, когда на телеканале «ТВ-3» запускали программу «Быть или не быть» – о том, какие российские сериалы должны идти в эфир, а какие нет. И мы с Еленой Лядовой её вели вдвоём. Вот такой формат меня привлекает.

– Актёр, режиссёр… Может, следующая профессия, которую вы освоите, будет продюсер?
– Нет. Продюсером я становиться не хочу. Но и это не исключено, если мне придётся устранить «прокладку» между мной и государственными деньгами. Просто есть продюсеры, которые ничего в своей работе не понимают, но у них есть выходы на государственные деньги. Они в кино не разбираются, но знают, к кому и как надо пойти за деньгами. К сожалению, сейчас я это прекрасно понимаю.

– Скажите, какой фильм с вашим участием вам самому больше всего нравится?
– У меня их два. Первый – это, конечно, «Диверсант». Потому что благородя ему я стал известен как актёр. И меня до сих пор многие вспоминают как Бобрикова.

– Кстати, не обижает, что у вас уже сыграно столько ролей, вы стали режиссёром, а некоторые до сих пор говорят о вашей роли в «Диверсанте»?
– Нет, нисколько не задевает. В отличие от Александра Демьяненко, которого все называли Шуриком, хотя у него было огромное количество роскошных ролей в кино и театре, он играл просто потрясающе. Меня не задевает, что меня многие воспринимают как актёра из «Диверсанта».

– Как вы считаете, в чём его секрет? Ведь каждый раз, когда его снова показывают по телевидению, народ прилипает к экранам.
– Мне кажется, там прекрасный подбор актёров. У нас сложилась замечательная троица – Владислав Галкин, Алексей Бардуков и я. И вторую часть зрители смотрели уже более активно. Не ради приключений, а потому что им было интересно наблюдать, как сосуществуют участники этой троицы. И когда порой встаёт вопрос о третьей части «Диверсанта», а Влада уже нет, то я очень рад, что она не снимается, ведь это будет уже не то…

– Вы сказали, что любимых фильмов два. Второй какой?
– Второй – «Однажды в Ростове» Константина Худякова. Мне эта роль тоже очень дорога и близка.

alt

– Хорошо, а среди ваших режиссёрских работ?
– Как режиссёр я не могу выбрать. У меня вот три сына, и разве можно сказать, кого я больше люблю? Нет, конечно. Мне все дороги. Точно так же и с фильмами. «Жги!» был моей первой картиной, это целиком мой сценарий, я прошёл весь путь, начиная с идеи, которая родилась в голове и в сердце, – до афиши на кинотеатре «Октябрь». И этот путь я тогда прошёл впервые. Для меня был шок, что это состоялось. А вот «Без меня» – это уже принципиально другой фильм, и на съёмках я применял профессиональные знания, которые получил, – природа, свет, цвет и так далее… «Семь ужинов» – этот фильм только выглядит лёгким, а вот снимать его было трудно. Заставить человека смеяться гораздо сложнее, чем заставить заплакать. Кроме того, он снят с определённых ракурсов. Просто поставить камеру – так ты комедию не снимешь. Нужно держать в уме множество факторов… Была проведена огромная работа.

– Кирилл, что самое важное в профессии режиссёра?
– Трудно сразу сказать… Есть много важных моментов. Например, я считаю, что для режиссёра важно чувствовать темпоритм. И то, что я танцевал и танцую, мне помогает в режиссуре: я внутренне чувствую темпоритм сцены и понимаю, где нужно затормозить, а где ускорить, и так далее. Очень важно умение наблюдать за жизнью, улавливать неожиданные повороты: когда, например, все ждут, что человек заплачет, а он вдруг смеётся! И, пожалуй, самое главное для режиссёра – иметь свой взгляд на мир. Конкретный и сформировавшийся. Так что жизненный опыт в режиссуре всё же важен.

– Что тогда самое сложное в этой работе?
– Ты один. У актёров своя компания, у оператора есть осветитель, у декоратора – тоже свои люди… А вот режиссёр – один. И если получился хороший фильм, то молодцы актёры, а если он получился не очень, то виноват режиссёр…

Расспрашивала
Валерия ХВАЩЕВСКАЯ
Фото из личного архива

Опубликовано в №9, март 2019 года