Спать любишь, ленивая тварь
03.04.2013 00:00
Жениха я не разглядела даже на свадебной церемонии

Спать любишь, ленивая тварьЯ сидела, накрытая чадрой, и думала: «Неужели всё это произошло со мной? Не может быть!» Но это была именно я, Вика Курмангалиева, современная девушка с почти высшим филологическим образованием, свободно владеющая двумя иностранными языками, не считая киргизского, мастер спорта по художественной гимнастике. И зачем мне всё это теперь нужно, спрашивается? Вместо того чтобы убиваться за книгами и в спортзале, я спокойно могла бы круглые сутки смотреть телевизор, трепаться с подружками и лопать тортики.

Уже второй день я сидела под вонючей тряпкой и ревела без передышки. И всё бы ничего, если бы время от времени какие-то незнакомые тётки и бабки не заглядывали под неё, чтобы узнать, как выглядит невеста.

К такому повороту событий я была совсем не готова. Прилежно училась, никогда не пропускала занятия, получала повышенную стипендию. Ни о чём, кроме учёбы, и не думала. Даже не стреляла глазами во время лекций! Да и мальчики ко мне не подходили, не предлагали встречаться. Иногда мне казалось, они меня презирают. Ведь я не киргизка по национальности, а непонятно кто: мама русская, а папа – наполовину казах, наполовину узбек. Были даже такие, кто называл меня «грязной узбечкой». Это русским кажется, что мы на одно лицо и никакой разницы. А на самом деле всё совсем не так.

Я мысленно перебирала в памяти однокурсников – их было не так уж много. Да нет, не может быть, что кто-то из них! Все – либо высокомерные красавцы, либо «ботаники», вряд ли им пришло бы в голову меня красть.

Вечером шла из библиотеки, когда меня запихнули в машину и увезли, пикнуть не успела. Своего будущего мужа я до последнего момента так и не увидела. Даже во время церемонии бракосочетания не удалось разглядеть из-под чадры. Готовилась к сюрпризу.

На третий день на женской половине, где я спала, с раннего утра начался переполох. Незнакомые бабки, которые меня всё это время окружали, разбудили ни свет ни заря и заставили нарядиться, накраситься и приготовить завтрак. Я подчинилась, потому что не видела смысла сопротивляться. Здесь этот номер всё равно бы не прошёл.

Потом меня снова вытолкнули в общую комнату, где уже накрыли стол. Но на этот раз там никого не оказалось, а лицо моё было открыто.

Он зашёл почти одновременно со мной. Я растерялась. Айдар был самым красивым и богатым мальчиком не только нашего курса, но и, пожалуй, всего факультета. Думаю, каждая девушка мечтает о таком муже. Но я-то – нет! Не то чтобы мне не нравился Айдар, просто я не хотела выходить замуж в 18 лет.

Вы спросите, а где же были мои родители всё это время? Дело в том, что они давно развелись. Отец совершенно не интересовался моей судьбой. А маму даже на порог богатого дома не пустили.

Айдар оказался хорошим человеком. Был со мной ласков и нежен, ни к чему не принуждал. Но я всё равно не могла заставить себя его полюбить. Голову постоянно сверлила мысль, что я не человек, а домашнее животное. Притащили с улицы домой, показали хозяина – и люби его теперь. А я не хотела.

Мама, конечно, научила меня готовить плов и лепить пельмени, но старалась оградить от домашних дел. А тут меня никто не щадил. Вечером буквально доползала до кровати. Казалось, только что закрыла глаза, а уже трясут за плечо:
– Вставай, спать долго любишь, ленивая тварь, мужчин надо кормить!

Вся жизнь в этом доме крутилась вокруг кормления мужчин. Я с утра до вечера что-то шинковала, месила, лепила и жарила. Мне не было позволено сидеть вместе со всеми за общим столом, я лишь прислуживала. Если садилась на кухне поесть, через пятнадцать минут прибегала одна из бабок:
– Чего сидишь, ленивая тварь?

Айдар меня жалел. Как-то сказал:
– Мне надоело видеть твоё несчастное лицо. Хочешь, уйдём отсюда?

Я хотела, но боялась, что у него не хватит духу. Ведь его родные никогда не дали бы на это своего согласия. А жить нам было негде, да и не на что.

Но тут помощь пришла, откуда не ждали. Моя мама неожиданно помирилась с отцом и ушла к нему жить. Так нежданно-негаданно я вернулась в свой родной дом. Но уже не одна, а с мужем и на шестом месяце беременности. К тому времени я уже привыкла к своему семейному положению. Ухаживала за мужем, готовилась стать мамой, в университет не ходила. К счастью, Айдар позаботился о том, чтобы меня не отчислили, собрал документы, и мне дали академический отпуск. Видимо, жизнь налаживалась.

То, что это видимость, я поняла только через полгода. Айдар часто приходил за полночь, но я не придавала этому значения. Это было в порядке вещей, я даже не спрашивала, где он был, мне хватало забот о дочке Гуле. Честно сказать, даже радовалась, что мало его вижу. Но однажды в дверь позвонили. Я, ничего не подозревая, открыла, и в квартиру ввалились незнакомые мужчины. Один из них орал на меня, а другой крутил перед носом ножом. Я ничего не понимала. А они забрали ноутбук – единственную ценность в нашем доме – и ушли. Так я узнала, что Айдар играет.

Я не могла поверить. Мы жили очень скромно на деньги, которые ежемесячно выделял мой отец. Я не тратила на себя ни копейки, забыла даже, когда в последний раз надевала колготки. А тут такое!

Оказалось, что Айдар был обеспеченным парнем. На 18-летие отец сделал на его имя крупный вклад, и этих денег у него никто не отнимал, когда мы ушли. В то время как я считала копейки, чтобы одеть и накормить Гульнару да ещё и приготовить мужу сытный обед, он просаживал свой миллион в казино. Мой отец, и без того не собиравшийся обеспечивать наше существование, узнав об этом, отреагировал, как и следовало ожидать.

Стало понятно, что надеяться не на кого. Надо шевелить ластами. Айдар плакал, клялся, что пойдёт работать и всё будет хорошо. Я поначалу даже ему поверила.

Я составила план действий. И первым пунктом в нём значилось: уехать из этой страны. Я не хочу, чтобы моя дочь росла здесь. Освобождённая женщина Востока, а потом тебя просто хватают на улице и увозят. Я не знала, как мне это удастся, но знала, что обязательно это сделаю.

Для начала я восстановилась в университете и стала учиться как сумасшедшая. Спасибо Гуле – с ребёнком мне повезло. Она была спокойной малышкой, совсем не мешала. Когда моя мама отказывалась с ней посидеть, я даже брала дочку на лекции. Ставила переноску рядом с собой под парту, а преподаватели и не замечали, что там кто-то есть. Сессию сдала на повышенную стипендию. Теперь можно было думать о переводах.

Когда у меня ещё не отняли ноутбук, я наладила отношения с московскими переводческими агентствами и даже сумела получить несколько заказов. Заплатили неожиданно хорошо. Я взяла с собой только Гулю и сумку с самым необходимым. Никто не знал, что я уезжаю.

Теперь я в Москве. Перевестись на бюджетное отделение у меня, конечно, не получилось, а платное мне не по карману. Но я не унываю. Главное, что Гуля здорова, а я дышу свободно. Я не гордая: по утрам подметаю улицы, потому что внештатная работа – это хорошая штука, но пока мне не удалось сделать этот доход стабильным.
Верю, что всё у меня ещё впереди. Я ещё не дошла даже до середины плана, составленного в Бишкеке. Единственное, чего боюсь, – что они найдут меня и помешают. А ведь когда-нибудь обязательно найдут.

Записала Ирина ЗАВАЦКАЯ,
г. Липецк
Имена изменены


Опубликовано в №13, апрель 2013 года