Домой можешь не возвращаться
07.08.2013 00:00
Верни всё, что я тебе покупала

Домой можешь не возвращатьсяЗдравствуйте, «Моя Семья»! Обычно люди присылают вам истории всей своей жизни, а я хочу рассказать только о коротком периоде, когда мне было 16 лет. С тех пор прошло уже достаточно времени, а меня всё не отпускает потрясение от того, какого ничтожного повода может хватить, чтобы мать отказалась от сына, и как легко человек может остаться с этим суровым миром один на один.


Но сперва всё-таки несколько слов о детстве.

Отчим познакомился с моей мамой, когда мне было шесть лет. Помню, только завидев его, я подбегал и говорил:
– Коляй, дай рубль! Коляй, дай рубль!

И вот однажды мама привела Коляя домой, подошла ко мне и сказала:
– Рома, теперь называй Коляя папой.

Для меня это было дико, как будто молнией ударило, я не мог вымолвить ни слова. Но всё-таки нашёл в себе силы и согласился. Для каждого ребёнка это тяжёлый момент, не всякого мужчину хочется называть папой.

Я рос. Наша семья была небогатой, поэтому одевался плохо, в одной вещи ходил годами, единственные трусы носил пять лет. Но проблема была не в этом, многие так живут.

Беда в том, что в детстве я никому не был нужен. Я родился от нелюбимого мужчины, поэтому мама часто срывала на мне злость, говорила, что я вылитый папаша и это её раздражает. Часто била меня, и с каждым её ударом я становился сильнее и злее, но страх всё равно брал своё, и я терпел. А вас когда-нибудь били кастрюлей или шлангом? Загоняли пинками под диван? Или хлестали веником по лицу?

Отчим тоже вызывал у меня в основном негатив. Больше всего мне тогда хотелось вырасти и покинуть дом.

И вот я оканчиваю девятый класс. Весна, выпускные экзамены, огороды и самое главное – любовь. Помню как сейчас: последняя парта, 23 мая, и друг даёт мне номер телефона одной девушки. У неё самое красивое имя – Анастасия!

Мне тогда показалось, что это сомнительное предприятие, но азарт пересилил. Я написал ей сообщение, что её номер мне дал наш общий друг. Мы договорились обменяться фотографиями, и когда она прислала свою, я растерялся: эта девушка была мечтой всей моей жизни! Длинные золотистые волосы, большие голубые глаза, шикарная фигурка, тоненькие пальчики – в общем, принцесса.

Спустя восемь дней мы встретились. Когда я увидел её, сердце бешено заколотилось. Это было – трудно найти слова – как воля для раба, как солнце для всего живого!

Тогда я жил в деревне, а моя барышня – в городе. Деревенским парням всегда кажется, что городские девушки им не по зубам. Мол, если нет машины, то и шансов на взаимность ноль. Да, машины у меня не было, денег часто не хватало даже на проезд, но с Настёной я начал верить в себя! Успешно окончив девятый класс, поступил в ПТУ на специальность повар-кондитер. После училища собирался устроиться работать и пойти учиться заочно.

Наступило лето. В это время всегда много работы в доме, саду и огороде. Моя жизнь превращалась в ад, потому что отчим с матерью были на работе и требовали помогать им по хозяйству. Похоже на сказку о Золушке, но это правда.

Утром мама оставляла мне список дел, и чтобы вечером меня отпустили погулять, нужно было сделать всё без исключения, причём так, чтобы родителям понравилось. Если же чего-то не успевал, то беды было не избежать: на меня сыпались унижения, оскорбления, побои, а самым худшим было заточение на месяц. Сидеть летом дома – какое наказание может быть суровее?

В общем, когда мне удавалось сбежать из дома в город, это был настоящий праздник, ведь пару часов я мог провести с любимой, просто подарок судьбы! Настюшка стала для меня свежим воздухом, смыслом жизни. Она всегда выслушает, поймёт, накормит, напоит. Благодаря ей я осмелел. Если раньше всё сносил молча, то теперь уже мог хотя бы словесно за себя постоять. Нет, я не грубил родителям, но своё мнение всё-таки стал высказывать. И их это бесило.

И вот новое учебное заведение, новые лица, новые знакомые. Здесь жизнь начиналась с чистого листа. Через неделю меня выбрали старостой группы, дома с родителями вроде тоже как-то наладилось, но всё хорошее когда-нибудь кончается.

Как-то октябрьским вечером я сидел дома и читал конспекты, настроение было замечательное, потому что на следующий день, в субботу, в расписании стояли сокращённые пары. Маме сказал:
– У нас завтра короткий день, так что буду пораньше.

Она обрадовалась, так как всю неделю я приходил домой в шесть вечера, а тут пообещал, что буду в три.

Утром, хотя погода стояла ужасная, дул сильный ветер и лило как из ведра, собрался и пошёл в училище. Пока дошёл до остановки, промок насквозь – и зонт не помог. В итоге на учёбу приехал похожим на губку, впитавшую в себя всю воду. Ноги хлюпали, хотелось побыстрее домой.

Но пары закончились чуть позже, телефон разрядился, я опоздал на автобус, а следующего ждать ещё полтора часа. Что делать? Решил дойти до друга, который познакомил меня с Настюшкой, слава богу, он жил недалеко. «Заодно и высушусь», – подумал я. Друг был дома. Я переоделся, попил чаю, потом его матушка отправила нас на рынок за мясом.

В общем, домой я приехал в шесть вечера. Открываю дверь, на пороге стоит мать. Только хотел сказать «привет», как она меня ударила. Я даже не успел объяснить, почему поздно пришёл. Она меня лупила до тех пор, пока я не сказал, что ухожу из дома. Тогда мать подскочила и заорала:
– Давай уходи! Снимай рубашку, это я её покупала, и брюки снимай, и туфли – всё я покупала!

Я всё снял, отдал ей, надел старые вещи и ушёл обратно к другу. Пришёл к нему, поплакал, рассказал, как всё было, мы купили по бутылке пива.

Домой, конечно, потом вернулся – куда деваться? Но дальше всё стало хуже некуда. Денег на проезд родители не давали, дома не кормили, а если садился за стол, то говорили, что ещё не заработал. Так что кормили меня Настюшка и её родители.

Тут мать узнала про Настю и про то, что она меня кормит, поит, купает, одним словом, заботится обо мне. Её взбесило, что какая-то малолетка так беспокоится о её сыне. Страсти накалились до предела.

Ноябрь, холодно, а я ходил в одном свитере, которому уже три года. Мне конечно, стыдно было, но что делать? Настюшка сказала:
– Они твои родители, они обязаны купить тебе куртку.

А мне страшно было просить их о покупке. Но всё-таки Настенька меня убедила, попросил.

Как-то раз прихожу домой с учёбы, смотрю – висит куртка, такая красивая, модная, молодёжная, я аж дар речи потерял. Конечно, на мне она была как мешок на палке, но я обрадовался: тепло, хорошо!

Через пару дней у друга был день рождения, и он предложил, чтобы я отпросился к нему с ночёвкой. Я три дня отпрашивался. В итоге мать сказала, что если останусь с ночёвкой, домой могу не возвращаться. Я пришёл домой в шесть утра, и меня так отдубасили, что еле кости спас.

Когда буря поутихла, лёг спать. Но мать разбудила в восемь утра:
– Я тебе говорила, что, если останешься с ночёвкой, домой можешь не приходить?
– Ты меня выгоняешь? – спросил я.
– Да, – сухо ответила она.

Я ещё дважды переспрашивал, но в ответ услышал то же самое. Пока собирал тетради, книги, учебники, она спокойно курила сигарету и пила кофе.

Так начался первый день моей самостоятельной жизни. В голове были тысячи вопросов. Куда идти? К кому обращаться? Где брать деньги? Кто мне поможет? А в сердце была боль и ненависть к родителям.

Вот так безрадостно в 16 лет сбылась моя давняя мечта покинуть родной дом.

Из письма Романа Шарко

Опубликовано в №31, август 2013 года