Хочу, чтобы меня преследовали
26.08.2011 11:47
Хочу, чтобы меня преследовалиОчень прошу помощи, совета. Я должна что-то решить, потому что дальше так жить невозможно.








Мне 32 года. С бывшим мужем познакомились на работе, тогда он был женат. Когда мы встретились в первый раз, между нами проскочила искра. Но, увидев кольцо на его пальце, я сказала себе: нет. А через несколько месяцев нас вместе послали в командировку. В купе поезда мы были только вдвоём, я стала его любовницей.
В скором времени об этом узнала его жена – точнее, она выяснила, что у него есть другая женщина, но не знала, кто именно. Он сам ей рассказал. На мой вопрос «Зачем?» ответил, что она его выспрашивала, допытывалась – вот он и назвал моё имя. Они разъехались, потом разошлись.
Через некоторое время мы с ним поженились. Сначала жили с родителями, а позже в своей квартире.
Ещё до свадьбы я стала замечать, что он выпивает, правда, несильно, а главное – бывает агрессивным. Мог разозлиться, если надевала короткую юбку или если у меня, по его мнению, слишком глубокий вырез на платье. Потом ему не понравилось, что я взяла домой дипломы, чтобы написать на них рецензии, – он просто выхватил у меня пакет с чужими работами и ушёл. У меня был шок: людям завтра сдавать дипломы, а я их не уберегла! Я уговаривала его по телефону, потом мои родители позвонили его родителям – к счастью, уговоры увенчались успехом, дипломы на следующий день оказались у меня на работе.
Ему не нравилось, что я езжу учиться на курсы повышения квалификации, хотя происходило это не чаще одного раза в год. Он не хотел меня отпускать на редкие встречи с коллегами, на встречу выпускников пошёл вместе со мной. Если я уезжала учиться или изредка ходила на девичники, он мрачнел, дулся, выбрасывал из шкафов мои вещи. Это угнетало меня, я иногда взрывалась, обижалась. Он как-то незаметно словами и делами доводил меня до исступления.
Потом дошло до того, что он иногда запирал меня в квартире, забирал с собой ключи и все телефоны, правда, быстро возвращался. После скандалов просил прощения, дарил море цветов, подарков, говорил, что такого больше не повторится, что любит, просто очень ревнует.
Потом он стал пить – понемногу, но каждый день. Меня это сердило, так как мой отец часто выпивал, и как только я чувствовала запах пива или водки, у меня портилось настроение.

Дальше во время ссор начались угрозы – не только мне, но и моей семье. Пытался силой затолкать меня в машину, увезти в лес. Потом выплеснул мне в лицо коньяк, тряс меня, как грушу, больно держа за руки. Я убегала. Он звонил и говорил, что спрыгнет с моста, но я не верила и не ехала к нему. Он обрывал мне провода, пытался проколоть шины у моей машины, говорил, что спалит дом. Это было так тяжело!
Однажды я ушла навсегда. До этого было два длительных перерыва в отношениях, один даже длился восемь месяцев. А всего мы прожили вместе пять лет. После этого был год угроз и преследований. Мне приходилось ездить на работу на такси, хотя до неё 15 минут пешком, родители меня встречали после работы. Не знаю, сколько бы ещё это длилось, если бы я не обратилась в прокуратуру, а потом – в службу собственной безопасности на предприятии.
В результате муж исчез, и тогда я поняла, что теперь мне не хватает этого преследования, для меня оно как наркотик! Ведь мне казалось, что это проявление чувств, я думала, что, преследуя меня, он показывал, что я нужна ему. Мне плохо, когда я не вижу его машину, которая меня когда-то так пугала, плохо без его попыток поговорить со мной. Я сама стала стремиться увидеть его, вызвать на новый виток преследований и уговоров вернуться, но он неохотно шёл на контакт.
Недавно я узнала, что он женился, у него скоро будет ребёнок, а я до сих пор одна. Мне стало так тошно, что не могла сдержать слёз: плакала в автобусе, на улице, в церкви. Я перестала есть, даже воду не пью практически, всё время тошнит. При этом понимаю, что не может это быть любовью к нему! Но что это тогда? Чувство собственничества? Страх одиночества?
После расставаний он мне всегда желал, чтобы я осталась навеки одна и нелюбима, говорил, что уничтожит, растопчет меня, желал всяких гадостей. Или это просто обида на то, что он счастлив, а я одна, и на горизонте нет никаких перспектив?

На самом деле даже после всего, что он говорил и делал, у меня оставалось ощущение, что всё у нас наладится, что мы связаны невидимой нитью, что будем вместе.
Теперь мне кажется, что не надо было от него уходить, надо было терпеть. Потому что с ним было много хорошего: поездка на море, цветы, подарки, маленькие сюрпризы, романтические ужины, ролевые игры в интимных отношениях, мы вместе делали домашние дела, вместе готовили. Меня преследуют воспоминания о его запахе, хочется почувствовать себя в его руках.
Я тоже часто бывала не права, эгоистична. Может, я потеряла своё счастье, своими руками его разрушила? Может, он стал пить из-за того, что я не шла на уступки? Может, проблема была в том, что я старалась больше бывать вместе со своими родителями? Мне хотелось, чтобы у них была возможность выехать отдохнуть на природу, а у нас была машина.
А может, во мне сидит жертва, которой не хватает тирана? Но когда он терроризировал меня, я не была счастлива, хотела, чтобы это прекратилось! Я искренне в своё время желала ему счастья, хотела, чтобы нашёл себе женщину и она родила ему ребёнка, чтобы он, наконец, отстал от меня. Моё желание исполнилось: он счастлив. Но и его желание исполнилось – я одна.
Пожалуйста, подскажите, что мне сделать, чтобы вырвать из сердца все сожаления, воспоминания, чувства? Когда я поздравила его с женитьбой, он ответил грубо, а потом предложил стать его любовницей. Я отказалась. Но каких усилий мне это стоило! Больше он не писал. Но я боюсь, если напишет и предложит снова, то соглашусь.
Я жду его звонка. Хочу, чтобы он был рядом. Я как тряпка: не могу с собой справиться, и от этого становится ещё хуже, перестала себя уважать. Помогите!
Самое ужасное, что он, если родится девочка, назовёт её Алиной – а ведь так мы с ним хотели назвать нашу дочь, которую планировали. Мне начинает казаться, что он разработал и выполняет особо изощрённый план мести – за то, что я ушла. Тем более, он сам говорил, что ещё не всё между нами кончено. Думаю, ему удалось растоптать меня.

Без подписи