Он летает по комнате, как стрела
12.09.2013 00:00
Люди пытаются извлечь выгоду даже из таких больных

Он летает по комнате, как стрелаЗдравствуйте, уважаемая газета «Моя Семья»! Никогда не писала ни в одно издание, а теперь решила поделиться с вами, потому что верю – вас читают неравнодушные люди. Положение у меня сейчас безвыходное, очень нужны советы и поддержка.


Детство и юность мои прошли счастливо. В семье нас было четверо детей. Родители с радостью занимались нашим воспитанием. Жили мы дружно. Все получили высшее образование. Вышла я замуж по любви. Брак длился восемь лет, мужа видела редко, это было связано с его работой. К сожалению, Бог не дал нам детей. Я обошла многих врачей. Причину никто не мог найти, говорили, что всё нормально.

35 пять лет назад умерла моя мама. Ей было всего 58. Инфаркт. Сразу же после похорон муж предложил развестись. Я согласилась. Его родственники – до сих пор мне родные люди. На него я тоже зла не держу. Он сделал свой выбор.

Через год мой отец женился, переехал из нашего родного дома. Я вскоре тоже перебралась в областной центр, устроилась на работу. Со мной работал вдовец, у которого было двое детей. Мы понравились друг другу, он сделал мне предложение. Я согласилась, так как очень любила детей. Думала, своих уже не будет.

Потом произошло чудо. Я забеременела, родила сына. Но счастье оказалось недолгим. Когда малышу было два с половиной года, у него начались припадки. Врачи поставили диагноз «эпилепсия». Оказывается, его отец, мой второй муж, тоже страдал этим заболеванием, но приступы у него были редкими, я их не видела.

А вот у нашего сыночка припадки случались каждый день, поведение его не всегда было адекватным. С мужем мы развелись, потому что он стал меня обижать, бить, ведь я не могла теперь уделять ему много внимания, и характер мой поменялся – я была уже не той весёлой, жизнерадостной женщиной.

Я осталась со своим горем одна. Некоторые люди предлагали отказаться от сына, сдать его в детский дом, но я этого сделать не могла.

Работала и старалась лечить ребёнка. Мои брат и сёстры помогали, как могли. Куда я только не обращалась! Были и в Клинике нервных болезней в Москве, на консультации в Институте педиатрии. В Петербурге в Институте Поленова сыну сделали операцию, но ему становилось всё хуже. Несколько раз пришлось лечиться в психиатрической больнице.

Потом случилась передышка – ему помогли избавиться от припадков на два года в монастыре города Рыльска. Там в то время служил архимандрит Ипполит. Когда прекратились припадки, сын стал спокойнее, не совершал плохих поступков, смог эти два года учиться в школе, ведь ему приходилось всё время сидеть на домашнем обучении. Он вообще был способным мальчиком, хорошо рисовал.

После смерти отца Ипполита я уже не знаю, кто может помочь моему сыну. Припадки вернулись. Сын легко поддаётся дурному влиянию, не может полностью контролировать свои поступки, попадал в тюрьму, был на принудительном лечении в психиатрической больнице. Всё это нам пришлось пережить. Спасибо добрым людям, врачам колонии, которые видели, что сын на самом деле болен, пытались его лечить. Он находился там под наблюдением, то в больнице, то в лазарете. Ведь он не отвечает за себя во время приступа!

Встретила я на своём пути и судью, которая не поверила следователям, а попыталась сама во всём разобраться. Помогла и моя жалоба в министерство здравоохранения. Спасибо добрым людям.

Сейчас сын находится на принудительном амбулаторном лечении. Лекарства дорогие, но главное – они не помогают. Во время припадка сын, как стрела, может перелететь комнату. Лицо, руки, ноги, спина – всё в кровоподтёках. Везти его для лечения на дальнее расстояние я не могу, его нельзя из-за припадков перевозить ни в автобусе, ни в поезде.

А тут ещё беда пришла, откуда не ждали. Я даже не знала, что такое может быть. Оказывается, некоторые люди стараются извлечь выгоду даже из таких больных, греха не боятся. Я ведь не знала, что в банках сейчас можно взять кредит только по паспорту. Никаких справок с работы не нужно. А банков этих огромное количество. Вот сына и надоумил кто-то взять кредит.

Проценты пошли. Сын – инвалид детства II группы. Есть и пенсионное удостоверение, и справка об инвалидности. Сейчас звонят ему, угрожают. Нашли и мой номер телефона, тоже звонят, разговаривают грубо или молчат, чтобы запугать. Почему же они мне не позвонили до того, как давать кредит? Ведь в каждом банке есть служба безопасности, почему же они не удосужились проверить, является ли сын кредитоспособным?

Живу в постоянном страхе. И сын боится. От волнения припадки у него стали более частыми и тяжёлыми. Мне 65 лет, у меня гипертония. Родственники наши тоже немолоды, да и у них свои семьи, нелёгкая жизнь. Продать мне нечего. Из-за болезни сына я ничего не нажила. И хотя государство должно по закону дать нам двухкомнатную квартиру (из-за того, что он инвалид), но мы ничего не получили. Живём в маленькой однокомнатной, сплю я в крошечной передней рядом с входной дверью.

Мы согласны на то, чтобы банки подавали в суд и вычитали долги из пенсии сына, но они почему-то этого не делают. Сыну 31 год. Я долго терпела, пыталась сама ему как-то помочь, но теперь уже просто нет сил, и не знаю, что я могу сделать.

Я обращаюсь к священникам, врачам, юристам, ко всем добрым людям, кто сможет и захочет помочь нам советом в наших бедах.

Из письма Галины,
г. Курск
Адрес в редакции

Опубликовано в №36, сентябрь 2013 года