Быстро родила и вылезла в окно
05.02.2014 22:45
Хороший врачей много, а станет ещё больше

Быстро родила и вылезла в окноДорогая газета! Ты – по-настоящему наша всероссийская семья. Каждый понедельник жду встречи с тобой как с другом-советчиком, другом-юмористом. Все постоянные авторы мне очень нравятся, а некоторые материалы, например статьи Галины Белозуб, я вырезаю и подшиваю в отдельную папочку.

Рубрика «На что жалуетесь» вызывает у меня особый интерес, иногда даже ужас. Страшно подумать: неужели в больницах и родильных домах работают люди чёрствые, равнодушные? Какое счастье, что мне такие не встретились!

У меня трое детей, два сына и лапочка-дочка. Родились они в прошлом веке, точнее – полвека тому назад.

Первый сын появился на свет 18 апреля 1964 года. Что мне запомнилось больше всего: огромный родильный зал, рожениц много, но ни одна не обделена вниманием. Всё организовано чётко, слаженно, но при этом медики относились к нам душевно, по-доброму. Правда, со мной им пришлось повозиться, ребёнок первый, крупный – четыре килограмма, а я молодая, неопытная, не умею правильно вести себя во время схваток и потуг.

До сих пор помню красивые полные белые руки санитарки тёти Клавы, которая всей мощью давит мне на живот. Что же поделаешь – так надо, ведь кесарево сечение тогда было редкостью. Но, слава богу, родила я благополучно, все живы и здоровы, хотя после той экзекуции два месяца не могла ходить.

Понятно, что в роддоме нередко возникают трудные ситуации, но всё-таки в моей памяти больше светлых эпизодов. Помню, как лежала в предродовой, а у одной женщины родилась вторая дочка. Случилось это рано утром. Её муж, офицер из какого-то дальнего гарнизона, всю ночь просидел в приёмном покое – он очень хотел наследника. И ему по ошибке сообщили, что родился сын.

На радостях папаша побежал в овощной магазин напротив роддома и купил две трёхлитровые банки персикового компота, туркменского, самого лучшего. В те времена это был почти деликатес, редкость. Счастливая мамочка угощала всех персиками, и я попала под раздачу – ни с того ни с сего мне в апреле достались три персика, да таких крупных! Сижу, наслаждаюсь, даже забыла, что именно я должна делать в этом помещении. Вдруг слышу крики, явно назревает скандал.

Оказывается, эта женщина вместе с компотом получила от мужа записку: «Дорогая, спасибо за сына!» Обида, непонимание, слёзы. Медсёстры и санитарки побежали объясняться с мужем: мол, из-за бессонной ночи по ошибке дали неверные сведения. Муж переживал, что нечаянно обидел жену, помчался ещё за двумя банками компота, обещал купить ей в подарок кольцо, клялся, что всю жизнь мечтал иметь только дочерей. Вроде бы конфликт уладили, но осадок остался.

Я-то была ещё молодая, и мне казалось – да какая, собственно, разница, мальчик или девочка? Главное – вот он, ребёнок!

Оказавшись в роддоме второй раз, я снова столкнулась с переживаниями по тому же поводу. В родовую меня привели утром 23 февраля, а там так горько плачет женщина – но не от боли, она уже родила, а потому что оплакивает несбывшуюся мечту.

Весь персонал, хотя уже была пересменка, утешает её как может:
– Ой, да какое же тебе счастье-то привалило, в День Советской армии родить солдатика, да какая же ты умница, да какой же он ладненький, хоть сейчас под ружьё. А дочку в следующий раз родишь!

Едва успокоили бедную женщину.

Да, немало у меня забавных воспоминаний о роддоме. Но самый яркий рассказ на эту тему я услышала от своей тёти, которая рожала второго сына 26 июня 1941 года.

Дело было на Украине, в Николаеве. Муж тёти отвёл её в роддом, а сам пошёл на свой завод – узнать, когда будут эвакуировать оборудование. Их старшего сына, которому тогда было три года, он оставил во дворе у роддома, ну некому было за ним присматривать! И вот моя бедная любимая тётя вместо того, чтобы слушать врачей и выполнять их приказы, наполовину вылезла в окно третьего этажа и кричит сыну, чтобы он на забор не лез, на дорогу не выбегал, не пачкался и прочее.

В общем, по-быстрому родила и опять вылезла в окно, чтобы убедиться, что с ребёнком всё в порядке.

Через какое-то время пришёл муж, чуть ли не в охапку схватил их троих и утащил на вокзал. Там запихнул в поезд и отправил в эвакуацию. Моя тётя, ещё не оправившаяся после родов, поехала в товарном вагоне в далёкую Казань! Казалось бы, какое после этого может быть здоровье? Но тётя прожила долгую жизнь, подняла сыновей, и, к слову сказать, они выросли хорошими людьми, любящими свою мать и семью.

От души желаю всем читательницам «Моей Семьи» и вообще всем женщинам: пусть в родильных домах вам всегда встречаются лишь добрые и умелые врачи-акушеры, которые бережно относятся к каждой роженице. Очень надеюсь, что таких и сейчас немало, а станет ещё больше. И тогда не будет горьких, обиженных писем в редакцию, а только светлые и весёлые истории. Всем желаю добра и всего наилучшего!

Из письма Галины Викторовны Волковой,
г. Рязань
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №04, февраль 2014 года