Возьмите коробочку из-под обуви
28.02.2014 00:00
Мамаша, вам будет тяжело это видеть

Возьмите коробочку из-под обувиПятнадцать лет назад я лежала в одной клинике, насмотрелась и наслушалась всего. Запомнились две истории, две судьбы.

Одной женщине – назовём её Ириной – было 25 лет. В первом браке жила плохо, поэтому первый аборт сделала не задумываясь. Вскоре с мужем разошлась. Второй раз вышла за любимого и любящего, он очень хотел ребёнка. Долго не получалось, они оба лечились.

Потом у неё заподозрили онкологию, отправили в столичную клинику. Диагноз подтвердился. Доктора предлагали единственный вариант лечения – удаление матки и яичников: то есть Ирина останется жить, но детей у неё никогда не будет. Она отказалась от операции и уехала в свой район.

Валентине было 28 лет, бездетная. Ей сделали операцию по удалению матки из-за подозрения на миому. Выписалась она вполне счастливой, говорила, что детей иметь и не собиралась.

О дальнейшей жизни этих девочек ничего не знаю, но вот такие две разные истории. Разное отношение женщин к материнству.

Сама я первого ребёнка родила в девятнадцать, второго — в двадцать четыре. К моим тридцати трём годам дети уже вылезли из пелёнок, старший водил младшего в детский сад. Мы с мужем могли спокойно оставить их одних и отправиться на танцы или концерт. Красота!

Но в это же время я стала скучать по малышам, по молочному запаху. И рискнула родить в третий раз. К сожалению, неудачно – банальная ошибка пьяной акушерки.

Начну с того, что моя третья беременность оказалась самой лёгкой: ни токсикоза, ни пигментных пятен, ни отёков, все говорили, что я помолодела и похорошела. Этого малыша ждали всей семьёй: сыновьям тогда было 8 и 13 лет, они мечтали о братике или сестричке. Мы заранее не знали, кто родится, – ведь в 1983 году у нас УЗИ ещё не делали.

На сроке около семи месяцев, буквально за два дня до визита к врачу для оформления больничного, у меня ночью вдруг резко заболел живот. Так как мне уже было за тридцать, я очень боялась осложнений, поэтому сразу побежала в роддом – благо он располагался на соседней улице.

Приняла меня там пьяная акушерка, спросила про обменную карту. Я сказала, что ещё не получила. Она что-то пробормотала и велела ложиться на кресло. Мне и в голову не пришло отказаться, это потом я слышала, как врач орала на акушерку, что она не должна была «своими грязными лапами» лезть в родовые пути.

Боли у меня усилились, стали подтекать воды. Пришла врач и очень ласково сказала, что плодный пузырь повреждён, поэтому будем рожать, хотя ещё и не пришёл срок. Родила я быстро – снова мальчика, хорошенького, вполне жизнеспособного, весом кило девятьсот.

А потом началось: сентябрь, на улице минусовая температура, а отопление ещё не включили. Инкубатор для недоношенных сломан. Электрогрелок нет. Кормить сына мне не приносили, так как он был очень слабеньким. На пятые сутки маленького не стало.

Муж потребовал тело, а санитарка сказала:
– Возьмите коробочку из-под обуви, по размеру подойдёт, чтобы похоронить.

Когда она пошла за ребёнком, акушерка заявила:
– Мамаша, уйдите, вам будет тяжело это видеть!

Не зря она меня прогоняла: вынесли малыша, а у него кровь под носиком засохла. Как лежал на бочку, поджав ручки и ножки к животику, так и застыл, даже не распрямили. Кошмар. Отец сам сделал гробик. А в уголке, обнявшись, плакали мои старшие…

У меня пришло молоко, начался мастит, температура была под сорок, поэтому из больницы не отпустили. Отец и мальчики сами похоронили нашего младшенького.

Когда меня выписывали, сказали, что мне положен послеродовый отпуск, 56 дней, а больничный я смогу взять в женской консультации. Получив больничный, я прочитала в нём, что у меня был мертворождённый ребёнок! Медики не захотели портить себе статистику.

Прошло 30 лет, вроде бы уже успокоилась, а оказывается, для матери нет срока давности. Пишу и плачу.

Не подумайте, что хочу кого-то напугать и отговорить рожать! Ведь эта история случилась в глухом таёжном городке, в Якутии, в старом деревянном роддоме, где вместо унитазов были дырки в полу. Разумеется, ни о какой технологии выхаживания недоношенных детей говорить не приходилось. Сейчас всё по-другому, и, наверное, мой малыш смог бы выжить.

Впрочем… На месте того деревянного здания построили современный родильный дом. В 2008 году там рожала жена моего младшего сына, и их ребёнка тоже не спасли: проморгали момент, когда надо было делать кесарево сечение, у малыша полопались все сосуды головного мозга. Теперь на далёкой якутской земле под высокими соснами лежат рядышком дядя и его племянник. Сделали им общую оградку.

И всё-таки, безусловно, медицина развивается, идёт вперёд. В наше время гораздо больше шансов родить нормально. Дерзайте, девушки, не теряйте драгоценное время. У маленьких так вкусно пахнет молочком за ушками!

Из письма Татьяны,
Краснодарский край
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №06, февраль 2014 года