Замужем за северным сиянием
21.02.2015 00:00
Это совершенно не значит, что я ищу приключений

Замужем за северным сияниемЯ ни разу в жизни не покупала средства контрацепции. Мне казалось, что приличной девушке как-то не к лицу прийти в аптеку и уверенно брякнуть: «Презервативы, пожалуйста!» Впрочем, если вышеупомянутые средства продаются не в скучной аптеке, пропахшей ромашкой и аспирином, а в пабе, напитанном ароматами вишнёвого табака и свежесваренного пива, то некоторыми принципами можно и поступиться.

Нужный паб нашёлся в снежной Лапландии, куда я позорнейшим образом сбежала на свой тридцать второй день рождения. Сбежала прежде всего от самой себя, потратив на поездку деньги, отложенные на летний отпуск. Но до лета было ещё далеко. День рождения у меня 13 января, а устроить себе сказку хотелось прямо сейчас.

Моя личная жизнь не складывалась. Мужчины встречались достойные, но катастрофически чужие: женатые, многодетные или безнадёжно влюблённые в одну из моих подруг. Беда, а не личная жизнь. Поэтому, увидев горящую путёвку на родину Санта-Клауса, проживающего в столице Лапландии, городе с романтическим названием Рованиеми, я рванула в турагентство. В конце концов, рождественские чудеса никто не отменял, даже если оба Рождества – и католическое, и православное – уже прошли.

В Рованиеми прибыла тринадцатого рано утром. Холодина на улице стояла такая, что я сразу поняла: праздновать буду в кафе и торговых центрах. Шутка ли – минус тридцать девять, когда отмерзает сразу всё: и нос, и ляжки, и, кажется, даже волосы под шапкой слегка покрываются инеем.

Подарок себе на день рождения выбрала быстро – волнистое колечко, сделанное местными мастерами, снизу серебряное, а сверху – позолоченное, причём это золото было намыто на местных приисках, то есть моё кольцо оказалось истинно лапландским, северным. За последнее столетие Лапландия пережила три приступа золотой лихорадки, поэтому здешнее золото, пусть даже и нанесённое на кольцо тонким слоем, показалось мне лучшим подарком на день рождения.

Оплатив покупку, я нацепила кольцо на незанятый безымянный палец правой руки – единственный, на который оно подошло по размеру. Не обручальное, конечно, увы и ах, но зато такое красивое и как переливается! «Ну вот, теперь я замужем за Севером», – мелькнула смешная мысль, которая, несмотря на всю её ледовитость, меня согрела.

Увлёкшись местными магазинами – когда ещё радовать себя, если не в день рождения! – я пропустила время обеда. Значит, пора было искать место для праздничного полдника, плавно перетекающего в ужин. Ресторанные деликатесы мой бюджет не потянул бы, поэтому, пробежавшись по главной улице, я остановила свой выбор на пабе с романтическим названием «Хемингуэй».

Усевшись за столик у дальнего окна, заказала себе сырные палочки – за сыр в любых его вариациях я с детства готова продать душу – и пол-литра местного пива. И бюджетно, и вкусно! Седой и чем-то похожий на Хемингуэя официант в годах принял у меня заказ и ушёл на кухню, а я, бросив на спинку стула шапку и пальто, спустилась в туалет – сполоснуть руки и посмотреть, насколько празднично выгляжу.

Вымыв руки гелем с ароматом типично северной ягоды – морошки, я собралась было на выход, как вдруг заметила на стене автомат по продаже неизвестно чего. Коробочка, похожая на почтовый ящик, пестрела рисунками-граффити в стиле панк: шипастыми сердечками, красноглазыми амурчиками и полуобнажёнными девушками в коже и металле. Надписи на коробочке были выполнены на финском, которого я не знаю. Очевидным было лишь одно: бросив в щель два евро, можно что-то получить от коробочки.

Два евро – невысокая цена за удовлетворение женского любопытства, поэтому я поспешила с ними расстаться. К моему разочарованию, в отверстие внизу выпала чёрная пачка презервативов, причём самых обычных, без всяких там ангелочков и пышногрудых девиц.

Я задумчиво крутила пачку в руке, когда дверь туалета резко распахнулась – и, конечно, прямо на меня. Взмахнув обеими руками, я отшатнулась, но сохранила равновесие, ухватившись за край раковины. Влетевший в уборную молодой человек принялся многословно извиняться на неплохом английском. Из его речи я поняла, что он не ожидал от двери такой прыти и что ему страшно неудобно. Ага, как же! Кому было действительно неудобно, так это мне: на полу, прямо между нами, поблёскивая лакированными краями, лежала злосчастная чёрная коробка.

Заметив, куда я бросила взгляд, мужчина поспешил поднять то, что я уронила. Поначалу ни один мускул не дрогнул на его лице, а потом он, зараза такая, улыбнулся! Я залилась краской по самые корни волос, пробормотала, что всё хорошо, спасибо, я совершенно цела, дверью не зашиблена, и, продолжая пунцоветь, выскочила из туалета.

Пиво и палочки уже ждали меня за столиком, но от волнения кусок не лез в горло. Казалось бы, что такого произошло? Но щёки продолжали гореть, а я, нервно надувшись, потягивала своё пиво и смотрела в заснеженное лапландское окно.
– Простите, вы забыли, – раздалось над моим ухом.

«Боже, боже, боже! Какой же он дурак, дурак, дурак!» – подумала я, потому что, даже не оборачиваясь, поняла, кто ко мне обращается и что именно я «забыла». Разумеется, я не забыла! Мне просто было страшно неудобно забирать у него это…
– Можно составить вам компанию? – явно «улыбнулся» голос, и тут я окончательно психанула. Да что он вообще обо мне подумал? Ну и что, что купила пачку презервативов? Это совершенно не значит, что я ищу приключений, да ещё в компании незнакомого иностранца, который не умеет нормально открывать двери.

Я резко обернулась и сверкнула на мужчину глазами.
– Нельзя: я замужем!

Чувствуя, что снова краснею, я, очевидно глупея прямо на глазах, показала мужчине кулак. Ну не кулак, а «обручальное» кольцо на безымянном пальце, мол, сделай вывод и оставь меня в покое.
– За северным сиянием? – совершенно не смущённый моим агрессивным тоном, ещё шире улыбнулся мужчина.
– Что? – не поняла я.
– Вы замужем за северным сиянием? Ваше кольцо – из новой коллекции, только что поступившей в продажу, она называется «Северное сияние». Дело в том, что я – ювелир. И, в общем, это я разработал дизайн вашего кольца. Можно присяду?

Обескураженная такой информацией, я пожала плечами и кивнула ему на соседний стул. Он спокойно сел, обернулся, нашёл глазами официанта и кивком головы подозвал его к моему столику.
– Вы только не подумайте… – начала я, но мужчина тут же меня перебил.
– Я, знаете, редко думаю – всё больше рисую. Меня зовут Тойво. А вас?
Алиса МАКАРОВА
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru


Опубликовано в №07, февраль 2015 года