Поверьте, мы не изверги и не садисты
02.06.2016 16:01
Привыкли получать льготы? Значит, надо отвыкать

Поверьте, мы не изверги и не садистыЗдравствуйте, уважаемая редакция моей любимой газеты. Я ваша постоянная и преданная читательница. Пишу впервые. Я сама врач, и одна из моих любимых рубрик – «На что жалуетесь», всегда читаю её в первую очередь. Но вот письмо «Им надо выдать чёрные халаты» (№23, 2015) задело за живое так, что взяла бумагу и ручку.

Автор письма, М.К. из Твери, обвиняет медиков в том, что у них чёрные души – из-за того, что комиссия не подтвердила её инвалидность после операции на позвоночнике. Мне было очень обидно такое читать, тем более что тот номер газеты вышел в канун Дня медицинского работника. Вот это поздравили!

Моя специальность – врач-эксперт. Я тоже ношу белый халат, тоже давала клятву Гиппократа, и поверьте, мы, эксперты, не изверги, не садисты и по-человечески жалеем своих больных. Но наша работа имеет свою специфику.

Уважаемая редакция, я понимаю, что медико-социальная экспертиза – специальность достаточно узкая и человеку постороннему разобраться в её тонкостях довольно сложно. Конечно, посочувствовать больному и осудить «жестоких» докторов всегда проще. Но в подобных случаях положено выслушивать и противоположную сторону, чтобы иметь объективный взгляд на ситуацию. Я постараюсь внести ясность.

Ну, для начала объясню элементарные вещи. Во-первых (и это не желают понимать не только обычные люди, но даже многие медики), не каждый больной является инвалидом. Это не одно и то же! И даже если лечебное учреждение направило человека на комиссию, ещё не факт, что он будет признан инвалидом. Вот и автор письма недоумевает: комиссия рекомендовала лечение у невропатолога, а в подтверждении инвалидности отказала. Женщина саркастически спрашивает: «Если я не имею права на группу, то есть здорова, – так зачем мне лечиться?»

И второе. Инвалидность определяется не по возрасту, не за трудовые и прочие заслуги, не на глазок, не по настроению, а по чётким медицинским критериям. Их не сами эксперты сочиняют, их «спускает» министерство. И нравятся они нам или нет, совершенны они или не очень, но выполнять эти распоряжения мы должны неукоснительно, слово в слово, буква в букву. Критерии эти периодически меняются. Последние – достаточно жёсткие, на мой взгляд, – были разработаны осенью 2014 года.

Случай, описанный в письме М.К., весьма типичен. В 2010 году женщине сделали операцию на позвоночнике, и сделали её успешно. В 2010 году экспертные комиссии работали по другим критериям, и они были более мягкими. Вероятно, поэтому ей и определили II группу инвалидности. Вообще-то, как я знаю, после подобных операций II группа даётся в случае тяжёлых осложнений: парезов и параличей.

По-видимому, у М.К. такого не наблюдалось, слава богу. Поэтому её и перевели на III группу через два года. Ну а в дальнейшем вообще сняли инвалидность, так как из всех последствий операции остался только болевой синдром, а он подлежит лечению, и группа при этом не определяется. Повторяю, это не мы придумали, так написано в критериях.

Больная возражала против такого вывода, прошла освидетельствование с другим составом комиссии – безусловно, пациент имеет на это право! Но и в этот раз решение было таким же. М.К. и его обжаловала: написала заявление в Федеральное бюро медико-санитарной экспертизы. Её пригласили на комиссию в Москву. Это – высшая инстанция, там работают самые квалифицированные специалисты. И если уж они утвердили решение двух комиссий города Твери – значит, оно было правильным. Ну не положена человеку инвалидность по законодательству, даже если очень хочется!

Понятное дело, за пять лет, прошедших после операции, женщина привыкла к статусу инвалида, к тому, что можно не работать, получать пенсию и льготы. Ну, значит, надо отвыкать. Лечиться, найти посильную работу и жить дальше. И не оскорблять людей, которые честно выполняют свой долг. А сказать спасибо за то, что тебя пять лет государство материально поддерживало. К слову, сама же М.К. упоминает в своём письме – мол, председатель комиссии сильно сомневался в том, что инвалидность столько лет определялась обоснованно. И я согласна с таким выводом.

Впрочем, дело ведь не в конкретном человеке. Автору письма желаю здоровья, бог с ней. Повторюсь: этот случай – типичный, не одна она такая. Это особенность нашей работы: дали группу – спасибо, доктор! Не дали – смешают с грязью.

Но больше всего меня огорчает другое – ведь письмо М.К. на страницах газеты прочли десятки тысяч людей, и, скорее всего, они не вникают в детали, а просто сочувствуют «невинно пострадавшей от произвола медиков». Вот так создаётся общественное мнение.

Понятно, что читатели – не профессионалы, всего знать невозможно. Но очень обидно и неправильно, что столь сложный вопрос обсуждается без консультации со специалистами, компетентными в этой сфере.

Очень прошу сотрудников редакции и всех читателей: пожалуйста, прочите внимательно моё письмо. Я не гонюсь за литературной славой, просто стало обидно за свою профессию, которую люблю несмотря ни на что.

В завершение хочу выразить своё восхищение и благодарность лучшим авторам «Моей Семьи» – Галине Ивановне Белозуб, Владимиру Гуду, Владимиру Елистратову, Александру Дьяченко, Наталии Старых и другим. Здоровья вам, благополучия и творческих успехов.

Подписано: Человек в белом халате
Адрес в редакции
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №21, май 2016 года