Женщина большой разрушительной силы
13.02.2012 00:00
Мать называет меня куском проститутки и говорит, что во мне нет шарма

Женщина большой разрушительной силыЗдравствуй, «Моя Семья». Давно хотела написать, да всё как-то не решалась. Но сейчас мне так плохо, что жить не хочется. Я верующая и знаю, что так говорить нельзя. Но у меня совсем не осталось сил.





Мать не хотела меня рожать. Она любила одного человека, но не дождалась его из армии – сделала аборт на позднем сроке. Тут подвернулся мой отец – вполне благополучный, перспективный, обеспеченный, и она вышла замуж по расчёту.

Отца мать не любила. Она очень хотела мальчика, а родилась я. Всю жизнь мать жила за чьей-нибудь широкой спиной – родителей, мужа. У бабули она единственная дочь, и та её баловала, всё ей разрешала, обеспечивала, обстирывала, готовила, покупала вещи, даже когда мама была замужем.

Мама привыкла делать всё, что ей захочется: кутить, гулять, капризничать и править бал. Слова «нет» она не знала, пребывала в уверенности, что бабуля всё уладит.

С моим отцом мать в итоге разошлась. Вышла замуж по любви и родила мне брата: он родился, когда мне было 10 лет, и тогда же кончилось моё детство. Прогулки, купания, кормление, детский сад, а потом и школа – всё это полностью легло на меня.

Через несколько лет мать развелась с отчимом и стала пить, пропивая все деньги, и водить в дом компании.

Жить стало очень тяжело, мы существовали только на бабулину пенсию. Денег постоянно не хватало, часто голодали. Потом в стране ввели талонную систему, в нашем глухом посёлке в магазинах нельзя было купить даже хлеба. Выжили мы благодаря бабуле, а она ещё в войну прошла голод, холод и лишения. Это святой человек.

А мать всё катилась по наклонной – пила, занимала деньги. Ей было весело. Мы плакали, я, как могла, старалась уберечь брата от этого кошмара. Порой было страшно возвращаться из школы домой: пьяная мать избивала меня и бабулю. Летом я ходила в закрытой одежде, чтобы не было видно синяков и шрамов.

Её собутыльники сжирали последнее, что лежало в холодильнике. Мать буйствовала, разбила в доме всё, что только можно. Расколотила об меня зеркало, и соседка, вынимая из моей головы осколки, плакала.

Порой я убегала от побоев босиком по снегу. Не спала сутками напролёт, следила за матерью, чтобы она не сожгла квартиру, а пьяные собутыльники не затоптали моего маленького брата. А потом бегала, просила знакомых медсестёр, чтобы вывели её из запоя.

Иногда бабуле приходилось отдавать за долги всю свою пенсию. У нас не было элементарного, жуткая нищета. Чтобы не умереть с голоду, бабуля стала потихоньку продавать вещи – вплоть до холодильника.

Когда я оканчивала 11-й класс, погиб мой отец. «Благодаря» материному пьянству и её скандальному характеру мы потеряли его квартиру. Мне нужно было ехать учиться, чтобы вырваться из этого кошмара. Скрепя сердце я уехала в город. Брат до сих пор вспоминает, как ему тогда было тяжело.

Как я училась и выживала в чужом городе, куда приехала с одним чемоданом, можно рассказывать долго. Бабуля выкраивала деньги, старалась выслать мне со своей пенсии хоть какие-то копейки, пока их не отобрала пьяная мать. Я мыла по ночам полы, а утром спала на лекциях в институте. Кем только не работала – и официанткой, и курьером. Но выучилась и забрала к себе брата.

Мать обладает большой разрушительной энергией. Иногда мне кажется, что в ней живёт дьявол. Она сделала всё, чтобы брат не поступил в вуз, устроила нам тогда такое, что и вспоминать страшно. Когда я увезла брата, она, пьяная, толкнула бабулю, та упала и сломала ногу и с тех пор не может ходить.

А я училась сама, учила брата, старалась полностью его обеспечивать, и он считает матерью меня. Бабулю мне некуда было забрать, мы скитались с братом по углам. За бабулей я приезжала ухаживать каждое лето, поскольку мать уехала в другой город, бросив её совсем одну. Иногда мать возвращалась, напивалась до ужасного состояния, позорила нас перед людьми, а порой и забирала последние деньги. Мы, как всегда, продолжали жить в вечных долгах.

К счастью, нас нашёл отчим, отец брата. Это золотой человек, я буду благодарна ему до конца жизни. Он стал присылать нам деньги, помогать. В жестоком городе мы выжили только благодаря ему.

Тогда же я встретила парня, познакомилась с ним в психушке, куда сдала мать в очередной её страшный запой. Я влюбилась, но мой любимый тоже оказался запойным алкоголиком. Два раза мы его кодировали – бесполезно. Он нигде не работал. Однажды приехала мать, разоралась, что мне нужно учить брата, а не содержать член для утех в постели, и выгнала его.

Потом мать переехала в наш город, и начался вообще ужас. Брат уже окончил институт, стал жить с девушкой, правда, выбрал точную копию нашей матери. Девушка выучилась за его счёт, встала на ноги, и ей стало мало денег, которые он приносил. Они расстались. Брат очень мягкий, добрый человек, трудоголик, как и его отец. Очень замкнутый, сдержанный и скрытный, все эмоции держит в себе. Мать постоянно лезла в их жизнь, и в доме всё время были ссоры, крики, драки.

Мать живёт с нами, и этот кошмар длится уже шестой год. У неё обнаружилась очень тяжёлая болезнь, пить ей противопоказано, иначе сразу смерть. В результате она переменилась в ещё худшую сторону, стала просто невыносимой.

Так и живём. В свои 30 с лишним я одинока, с душой 50-летней измученной женщины. Брат стал курить анашу. Я всё боялась, что он станет алкоголиком, а получилось даже хуже. Не могу его заставить бросить эту привычку.

Я работаю в женском коллективе, зарплата маленькая, уйти жить отдельно не по карману. После работы не хочется идти домой. Стараюсь по максимуму оттянуть время, чтобы не слышать вечное «ты неудачница, на тебя никто не смотрит, потому что ты уродилась не в меня, в тебе нет шарма, идиотка, лентяйка, гадина, кусок проститутки», – и это ещё самые лёгкие её высказывания. Всё детство я мечтала уехать от неё, и вот…

Очень хочу к бабуле, но в посёлке нет работы. Кроме того, боюсь, что, когда уеду, мать совсем замучает брата. Последний роман у меня был пять лет назад, мы хотели пожениться, но когда я заговорила об ипотеке, он срочно женился на соседке с квартирой.

Руки опускаются, когда я вижу дома это чудовище – собственную мать. Я её ненавижу, хотя знаю, что это грех. Может быть, кто-то даст мне совет, как простить мать? Весь дом пропитан её ядом. Всю пенсию она спускает на лекарства. Вечно стонет, жалуется на своё драгоценное здоровье, ходит за мной по квартире и канючит. Обожает жаловаться своим знакомым, что её не любят, не ценят. Не знает, чем ещё себя занять, поэтому лезет в мою жизнь, даёт ненужные советы, подслушивает разговоры. А мне так иногда хочется просто тишины. И пожалеть её не могу, всё сгорело внутри.

Меня просто бесит, что она представляет нашу модель семьи идеальной. У нас с братом нет своих семей, детей, есть только властная, авторитарная мама, которой очень выгодно, чтобы мы её содержали. Она, как цербер, проверяет, на что тратим деньги, кому звоним, где были, с кем общаемся.

Смешно, но мы не можем от неё избавиться! И если она уедет, наверное, даже не будем знать, как жить другой, свободной жизнью. Когда я прошу её оставить нас, она притворяется умирающей и ложится в больницу.

А потом всё возвращается на круги своя. Мой поезд уже ушёл, пусть хотя бы брату повезёт создать свою семью.

Из письма Эвелины