Я перевожу детские души
13.10.2017 15:43
В салоне машины не было ни одной иконки

Я перевожу детские душиО тех двадцати минутах соседка Ольга рассказала мне за чашкой кофе. Я смотрел в глаза собеседницы, слушал эмоциональную речь Оленьки, педагога по профессии, и невольно задавал себе вопрос: «Неужели всё это правда?»

– Сын долго копил деньги на модернизацию компьютера, – начала свой рассказ Ольга. – В прошлую субботу наконец приобрёл нужное «железо» – всякие платы и устройства. Я с Димой была за компанию – какая-никакая, а помощница.

Устав от долгого шатания по магазинам, мы вызвали такси, позвонили в самую недорогую службу. Через минуту на телефон сына пришло сообщение: номер, марка такси и время подачи. По привычке я запомнила цвет и две последние цифры номера – 99.

Машина уже ждала нас на месте – и какая! Новенькая иномарка словно только что выехала из автосалона. Цвет «красный металлик», благородные формы. Как такая принцесса из мира автомобилей затесалась в скромный таксопарк? Обычно на вызов приезжают старые иномарки или «Жигули», а тут…

Из бокового окна нам махнул рукой водитель. Такого восхитительного абриса мужской головы я ещё не видела. Когда он вышел, чтобы открыть передо мной дверь, я, пятидесятилетняя женщина, обомлела, как девчушка при виде принца мечты.

Передо мной стоял Аполлон, бог мужской красоты: примерно 27 лет, рослый, широкоплечий, густоволосый шатен с мощным торсом. Но больше всего меня поразили глаза – огромные, нечеловеческие! Они словно затягивали в себя, как в воронку; я так и не поняла, каков их настоящий цвет. От водителя исходил волнующий аромат мускуса, и ещё чувствовались нотки каких-то горьких приправ, дурманящих женскую кровь.

Он помог мне усесться впереди и запихнул компьютерные принадлежности на заднее сиденье, где сел Дима.

С бешеной скоростью замелькали картинки-дороги. Наконец этот красавец заговорил. Голос у него оказался под стать облику – бархатный, чарующий.

– Если бы вы знали, как мне надоела работа! – пожаловался водитель. – Вы, я вижу, с детьми работаете? Вот и мне приходится. Ад находится на земле. Войны не прекращаются, а я перевожу души, иногда детские. Это так мучительно! Устал. А такси – так, для отдыха.

«Что за маньяк? – мелькнуло у меня в голове. – Какие ещё души?»

– Простите, куда вы нас перевозите? – неожиданно вырвалось у меня.
– Не беспокойтесь, вас я ни в какое плохое место не перевожу, – спокойно ответил незнакомец. – Живите, не болейте и ни о чем не сожалейте. Особенно о деньгах.
– О каких деньгах?
– Вы правильно поступили, дав ему деньги, – сказал таксист. – Наверное, и сами заметили: вам сразу стало лучше – здоровье ведь поправилось? Ни в коем случае не требуйте эту тысячу назад.

Я обомлела. Ведь о той злосчастной тысяче долларов, которую у меня выцыганил муж двоюродной сестры Татьяны, я думала постоянно.

Таня в третий раз вышла замуж, уверяет, что по любви. Новый супруг попросил у меня взаймы тысячу долларов на операцию матери – у женщины обнаружили рак. Для меня, похоронившей мужа с таким же диагнозом, каждая копейка дорога – сына кормлю, учу и воспитываю, сама вся в болячках. Но как не помочь человеку в такую минуту?

Заняла у коллег, потом отдавала долг частями, подрабатывая репетиторством. Но вскоре до меня дошли слухи, что Танину свекровь так и не прооперировали, а собранные с родственников деньги муж пустил на свой бизнес. На мой вопрос о возврате долга разыграл отвратительную сцену. Вытаращив глаза, Танин супруг сказал:
– Каких денег? Никаких долларов я у вас не брал!

Сестра встала на сторону мужа, имитируя беспамятство:
– Ты не давала Серёже денег!

Хотя она при мне пересчитала каждую сотню.

Эх, был бы жив мой муж, всё было бы иначе. Я ничего не могла поделать, поскольку дала деньги без расписки, доверяя родственникам.

После такого «рентгена» со стороны таксиста я сидела и дрожала как кролик, боялась пошевелиться. А водитель продолжал:
– Не удивляйтесь. У нас мало времени, поэтому о высших темах говорить не будем. И у вас, и у меня есть тысячи поводов обижаться на людей, но пенять на них вам нельзя.

Я повернулась к этому провидцу, чтобы ещё раз увидеть его глаза. Но водитель неотрывно смотрел на дорогу, и тогда я уткнулась взглядом в его рельефные волосатые ноги в модных шортах.

– То, что произошло с вами в этом году, закономерно, и люди здесь ни при чём, – сказал шофёр. – Жалеть не нужно, ваши болезни окончательно уйдут вместе с этими долларами. И с семьёй удачно всё решится. Вашему сыну нужно учиться, в армии ему делать нечего. После лицея – обязательно в институт, из него получится хороший программист.

Мы обогнали машину с шашечками на крыше. Наш водитель повернул голову, немного нагнулся, стараясь рассмотреть лицо другого таксиста.

– Давно я бывшего сменщика не видел, – бархат голоса таинственного извозчика снова околдовывал мои уши. – Ему недолго осталось. Жаль, не получилось в глаза посмотреть.

Мы подъезжали к нашей многоэтажке, а я всё ещё не была уверена, попаду домой или нет.

– Сколько с нас? – спросила я, когда машина остановилась у подъезда. – Такая же сумма, как в эсэмэске?
– Да, шестьдесят гривен. Давайте так: у вас в кошельке есть купюры сто и десять гривен. Вы мне их даёте, а я вам пятьдесят одной бумажкой, – сказал таксист и протянул мне новенький полтинник.

Действительно такие купюры у меня лежали. Но откуда водитель в курсе содержимого моего кошелька, если даже не видел его? Может, он и не человек вовсе?

Мы расплатились, забрали из салона вещи. Пока я переминалась с ноги на ногу и перекладывала сумки в руки Димы, такси уехало.

– Мам, а тебе не показалось, что таксист какой-то странный? – спросил Дима. – Наркоша, наверное, всю дорогу бормотал что-то непонятное. Но доехали очень быстро. Машину водит классно, мастер!

В отличие от меня, Дима не принял слова таксиста всерьёз.

Я пролежала до полуночи без сна в раздумьях: кем же был тот водитель? Вестником судьбы? Ангелом? Как бы то ни было, душу мне он и в самом деле облегчил – я смирилась с потерей той тысячи. Видимо, это действительно откуп от чего-то плохого, Господь взял деньгами. А может, Дима прав и нас вёз просто обкуренный наркоман, не ведающий, что говорит?

– Да, загадочная поездка, – согласился я. – А ты, кстати, не заметила: были ли в его салоне иконки?
– Иконок не было, – ответила Оля. – И вот ещё что интересно. Мы заказывали такси с телефона Димы. И обычно он хранит все эсэмэски до конца года, но сообщения той службы такси так и не нашёл. Хотя вроде хорошо смотрел и ничего не удалял.

Александр ПШЕНИЧНЫЙ,
г. Харьков, Украина
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №40, октябрь 2017 года