Вот ты нас и отпоёшь
20.10.2017 17:21
Кто-то ведь должен всех похоронить

Вот тыЯ очень давно не виделся со своим старым знакомым Игорем. Лет, наверное, пятнадцать, если не больше. Познакомились мы в столичном издательстве, где работали вместе. Потом лавочка приказала долго жить. Некоторое время общались, но затем жизнь развела. А с полгода назад я случайно встретил Игорька на книжной ярмарке. И с трудом узнал его, потому что приятель обзавёлся роскошной модной бородой, чудаковатыми сапогами и добротным рюкзаком, больше походившим на вещмешок.

Разговорились мы с Игорем, а потом решили переместиться в какую-нибудь тихую кафешку.

– Ты как, где, какими судьбами? – набросился я на приятеля с вопросами. – Оброс вон, как медведь. Сколько помню – ты всегда на вечеринках «зажигал» в числе первых. А сейчас тебя не узнать.
– Да я и сам в шоке, – говорит Игорь. – Как говорил наш бывший шеф, «инвестиционный климат изменился». Устроился в одну контору, вторую – из одного гадюшника в другой. Ели друг друга поедом. В общем, попал в одно издательство, там отсиделся, пока свет впереди снова не забрезжил.
– Ничего себе, – покачал я головой, глядя на бороду знакомого. – Ты часом не хипстер?
– Нет, ты что! – запротестовал Игорь. – Скажешь тоже. Ты где хипстеров в кондовых сапогах видел?
– От них всего можно ожидать, – я с сомнением оглядел своего знакомого. – А наших старых коллег давно видел? Помнишь, когда-то мы договорились встречаться, не забывать друг друга. Старые наивные времена…
– Ну, я бы не назвал это наивностью, – почему-то посерьёзнел Игорёк. – Слово не воробей. В последние годы я тоже многое передумал.

И тут друг рассказал одну историю.

– Было это ещё до института, на моей малой родине. Рос я в посёлке городского типа. В моём дворе жили Артём и Серёга, а на другой стороне посёлка – Саня, двоюродный брат Артёма. Они были моими самыми закадычными друзьями с детства. Всю жизнь вместе – от первой песочницы до первого глотка портвейна.

Саня всегда держался немного в стороне от нас, потому что на год старше. Но к Артёму он заходил постоянно, а значит, тусовался и с нами. К тому же у него была классная стереосистема «Шарп», которую отец привёз ему из Москвы. Двухканальный усилитель мощности, автореверс, система поиска треков… По тем временам – мечта не только пацанов, но и любого взрослого меломана. И это нас сплотило ещё больше. Все кассеты – от первых «киссов» до группы «Кар-Мэн» мы переписывали только благодаря Сашке.

Но после школы всё изменилось. Артём поступил в военное училище, я – в столичный вуз. Саня уехал в областной центр, занялся челночным бизнесом, а потом перевозками на фурах. В посёлке остался только Серёга, который работал обычным сантехником.

В тот год мы в последний раз все вместе побывали на днях рождения друг у друга. Артёмка уже отслужил свои первые месяцы, на горизонте маячила присяга. Сашка вернулся после очередного тура за шмотками. Ну а Серёга никуда не пропадал. Но на дне рождения Артёма каждый понимал, что дальнейшая жизнь разлучит нас надолго.

– А давайте встретимся лет так через двадцать? – предложил Артём. – Что бы там ни было, наперекор всему.
– Ну а куда же мы денемся? – парировал уже хмельной Саня. – Наливай!
– Я тогда уже буду полковником, наверное, – продолжал Артём. – Игорёша у нас к тому времени станет профессором.
– Мелко мыслишь, – не согласился Серёга. – Академиком!

Мы расхохотались.

– Ну а Серёга, наверное, возглавит ЖЭК и будет держать наш посёлок вот где, – Артём показал на своё горло.
– Ну а я что? – не понял Санька. – Меня забыли!
– Возглавишь строительную фирму. А ещё лучше – концерн.
– И то дело! – рассмеялся Саня. – Ну а потом, когда мы встретимся, что будем делать? Снимем ресторан на три дня?
– Это само собой, – согласился Артём. – Но главное – мы будем вместе. Как всегда. Несмотря ни на что. И умрём вместе. Я, например, хочу с Санькой умереть. И с Серёгой. И с тобой!
– Ну вас всех к лешему! – буркнул Серёга. – Ерунду какую-то погнали по пьяной лавочке. Я вам что, камикадзе?
– А кто ты? – грубо оборвал его Артём.
– Сантехник-алкоголик, – поддел его Серый. – А ты разве не знал?
– Ну вот и спивайся один, раз с нами не хочешь.
– И сопьюсь!
– Мужики, хорош бодаться, – попытался я остановить эту дурацкую перепалку. – Тёма хотел сказать, что мы все готовы друг за друга умереть, если что… Только вот кто из друзей проводит нас в последний путь, если никого не останется?

Мы заржали. Даже Серёга улыбнулся.

– Парни, а это идея! – предложил Артём. – Вот Игорёк нас всех и проводит. И цветочки положит, и молитву почитает.
– Точно! Кому как не ему, умной голове?

С тех пор прошло лет двенадцать, и мы все снова встретились в родных местах. Все, кроме Саньки.

Артём получил лейтенантские погоны, потом ушёл из армии, занялся бизнесом. Переехал в город и держал там небольшой спортзал. С Санькой Тёма, как оказалось, смертельно поругался. Из-за денег – один у другого занял, потом подставил. Кто именно кого подставил, мне даже не хотелось разбираться. И только у Серёги мало что поменялось – он остался сантехником.

Мы посидели у Серёги дома, выпили за встречу.

– А вы с Саньком действительно серьёзно поцапались? – спросил я Артёма. – Может, всё-таки поговорите да пожмёте друг другу руки? Ради встречи?
– Знать больше не хочу этого козла, – отрезал Артём. – Дело не в деньгах. Так друзья, а тем более братья, не поступают. Гнилой базар!
– Ну, на нет и суда нет, – вздохнул я. – Даже как-то смешно. А помнишь, мы в девяносто третьем сидели у тебя и всё гадали, кто кем станет? Вот и нагадали горы золотые. Ты – полковник, я академик… «Умрём вместе», ага! А дружбе – каюк.
– А ты что хотел? – усмехнулся Артём. – Детство играло в одном месте. Хотя вспоминать приятно. Мы были просто другими. Денег ни у кого не водилось – и печали на сердце тоже. Вон на Серёгу взгляни. Об алмазных россыпях не мечтает, а почти всё тот же. Эх…
– Слушай, ну бывает: оступился человек, – попытался я ещё раз воззвать к совести Тёмы. – Что ж ты его закапываешь сразу?
– Не о чем говорить. Всё, давай на этом поставим точку.

Я ушёл тогда от друзей с тяжёлым сердцем. Мы снова расходились как в море корабли, но теперь гораздо дальше, чем просто на сотни километров.

Спустя несколько лет я пришёл работать в одну фирму. Окончил аспирантуру – правда, не защитился. А потом хороший знакомый устроил меня преподавателем в семинарию читать лекции будущим священникам на вечернем отделении. Так что мой диплом не пропал.

Постепенно моя жизнь вошла в новое русло. Прошло несколько лет, умерли родители. В личной жизни полный швах и абсолютный беспросвет. И тут знакомый батюшка порекомендовал мою кандидатуру в очень солидное православное издательство. Находилось оно в другом городе. Но мне терять на тот момент уже было нечего.

Снова я решил испытать судьбу, хотя теперь сам не понимал – зачем? Что меня погнало с насиженного места в неизвестность?

В том городе книжный склад издательства располагался в пристройке по соседству с храмом. Мне полагалось примерно раз в неделю заезжать туда с новыми пополнениями. С настоятелем той церкви, отцом Григорием, я был хорошо знаком. Частенько бывал на службах в храме. Ну и давал советы: как лучше обустроить торговлю в книжной лавке и храмовую библиотеку, какие курсы лучше читать детям в воскресной школе. А потом произошло событие, кардинально изменившее всю мою жизнь.

Умер отец Григорий. Назначили в храм другого батюшку, но временно. Он долго не задержался. Поставили ещё одного. Тоже оказался сбоку припёка. И тут вызывает меня отец Никифор, руководитель издательства. А у него в гостях – местный владыка.

– Ты, Игорь, ведь в семинарии преподавал? – обратился ко мне архиерей. – Можно сказать, всё знаешь и без экзаменов семинарию окончил. Поэтому такое предложение: становись священником в бывшем приходе отца Григория. Лучше тебя никто не справится.

Я от этих слов пришёл в тихий ужас.

– Как священником? – попытался я возразить. – Я же без образования. Да и не моё это, если честно.
– Поучишься месяца три-четыре для формы, потом экстерном экзамены сдашь, – сказал владыка. – Тем более, ты всю семинарскую кухню хорошо знаешь. Я обо всём договорюсь. Ты обдумай пока всё спокойно, сразу не отвечай. Вопрос серьёзный. Я понимаю.

Мысли в голове гудели разбуженным пчелиным ульем. Родителей нет, девушки нет. Работаю в чужом городе. Хотя место мне нравилось, да и приход отца Григория душевный. Уходить оттуда после служб иногда просто не хотелось. Признаюсь, я не раз думал о священстве и даже монашестве. Но всё же…

Раздумывал я над ответом ещё несколько дней, а потом как-то вдруг сразу пришло простое осознание: вот это и есть моя судьба – и бежать от неё нельзя. Да и некуда, если поразмыслить. Сразу стало легче.

Отучился я, как владыка и говорил, сдал экзамены. Принял сан. Так что теперь я – отец Игорь.

– Ты серьёзно? – не поверил я. – Так, значит, и борода, и сапоги…
– Да никакой я не хипстер! – рассмеялся мой приятель. – Но самое главное меня ждало впереди.

Осенью, через полгода после принятия сана, вернулся в родной посёлок. Старую родительскую квартиру давно уже продал, а тогда потребовалось забрать в архиве поселковой администрации кое-какие документы. Ну, заодно решил проведать старых друзей.

Дома у Артёма меня встретила тётя Нина, его мать.

– Ой, здравствуй, Игорёша, – обрадовалась она. – Борода-то у тебя какая! Прямо как у Деда Мороза.
– Здравствуйте, тётя Нин. Как Артём?
– Артём умер, – сказала она. – В августе. Сорок дней на той неделе как раз было. Никогда на здоровье не жаловался – в «качалку» свою ходил, – и вдруг сердце… И ведь не пил совсем. Врачи сказали, из-за чрезмерных нагрузок в спортзале.
– Как же так, – я попытался переварить информацию. – А пацаны как? Серёга, Санька?
– Беда не приходит одна, Игорёша, – покачала головой тётя Нина. – То ли это год такой. Верно говорят: високосный год мужиков косит. Санька вслед за Тёмой ушёл. Через неделю. Ночевал пьяным в гараже и задохнулся выхлопным газом. Ты знал, что они помирились?
– Нет, не знал.
– Вот так и случилось. Два брата-акробата… Так рядышком и лежат.
– Ну а Серёга-то как?
– Серёжка – нормально. Только пьёт. Поработает пару месяцев на одном месте, запьёт – выгоняют. Сейчас ведь с этим делом везде строго.
– Ясно, – покачал я головой. – А я ведь теперь священник, тёть Нин.
– Да ты что? – ойкнула пожилая женщина. – Серьёзно? Вот это да! Слушай, так, может, ты обоих и отпоёшь?
– А они разве не отпеты ещё? – изумился я.
– Мне не до того было после смерти Тёмушки, – вздохнула тётя Нина. – Еле живая ходила. Потом собиралась заочно отпеть, но нужно в город ехать, а у меня ноги больные. Хотела как раз на Покров…

…На кладбище мы пришли с тётей Ниной. Я отпел рабов Божиих Артемия и Александра. И никак не мог избавиться от простой и страшной мысли.

Ведь всё получилось именно так, как в той старой клятве. Друзья, которые загадывали умереть вместе, ушли друг за другом, несмотря на то что жизнь, казалось бы, их развела по разным углам. Ещё один друг предпочёл спиться, нежели умереть, – так и вышло. Ну а я, как и обещал, хоть и не был на похоронах друзей, проводил их в мир иной молитвой. Самое главное – молитвой.

Дмитрий БОЛОТНИКОВ
Имена изменены
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №41, октябрь 2017 года