Намучилась с козлами
22.10.2017 18:47
Встретил хорошую женщину – держись за неё!

НамучилисьЗдравствуй, «Моя Семья»! Я уже привыкла писать тебе о своих мыслях и чувствах как другу. Вот снова пишу. Хочу рассказать историю из разряда «любовь зла, полюбишь и козла». Жизнь прожита, но есть что вспомнить!

Наверное, я родилась не в то время и не в тот год. Мать не любила отца, поэтому я чувствовала, что и ко мне у неё тоже нет любви. Глядя на меня, она видела исчадие ада – отца. Когда мне было шесть лет, они разошлись, мать воспитывала меня одна.

Дома я старалась меньше попадать ей на глаза, жила своей жизнью. После школы окончила бухгалтерские курсы, но работы в нашем маленьком городке не было. И вот в гости к матери приехала сестра. Думали они, думали, что со мной делать, и тётя решила забрать меня с собой. Так я оказалась на Севере, устроилась работать в Сбербанк.

Городок небольшой, кругом воинские части. Может, повезёт, думала я, выйду замуж за военного и стану счастливой. Я была молодой интересной девушкой, за мной стали ухаживать парни, только вот беда – липли почему-то одни гражданские.

Познакомилась со Стасом, небогатую свадьбу сыграли в кругу близких и друзей. Через год появился малыш. Тогда же тётю перевели в другой город на новую работу, и она оставила мне свою квартиру. Вроде бы живи и радуйся: отдельное жильё! Но любовь к мужу так и не приходила, увы, не стерпелось – не слюбилось. Стас меня просто раздражал, вечно была им недовольна. Чем так мелькать друг перед другом туда-сюда, лучше расстаться. Окончен бал, погасли свечи!

С мужчинами старалась не знакомиться; были приходящие и уходящие, но я не хотела этими дядьками травмировать ребёнка. Так долгое время мы и жили одни.

И вот в моей жизни появился Николай – военный. Красиво ухаживал, дарил подарки. А поскольку в это время стали расформировывать гарнизоны и ему нужно было куда-то деваться, я прописала его к себе. Наконец встретила того, о ком мечтала! Закончилась длинная череда неудач, наступила светлая полоса, теперь есть на кого опереться. Чувствуя прикосновение его ласковых рук, я сгорала от желания.

Сын вырос, окончил школу и уехал поступать в военное училище. Казалось, теперь можно наслаждаться жизнью.

Но после отъезда сына всё пошло наперекосяк. Николаю ничего не нравилось, работать не хотел. Видимо, пока сын жил с нами, он его боялся, а как тот уехал, начал приходить домой пьяным, распускать руки. Мне от него уже ничего не было нужно, даже секса. Стала его бояться, появились признаки того, что он не дружит с головой. Во время наших ссор говорил мне: бойся подходить к окну – выкину!

Когда собирала вещи Николая, чтобы выставить его за порог, нашла кучу таблеток для потенции. Значит, часто ходил налево. Решила его выгнать, но это оказалось не так-то просто: выписаться он должен сам, хотя и был зарегистрирован без права на жилплощадь. «Покупай мне квартиру, тогда уйду!» – заявил мне Николай.

Я стала задерживаться на работе, а когда он напивался – убегала ночевать к подруге. Сыну ничего не говорила – зачем его расстраивать? Это уже был не тот Николай, которого я знала, а какой-то незнакомый мужчина.

Вскоре пришла телеграмма: моя мать сообщала, что больна. Я поехала к ней, попыталась уговорить приватизировать квартиру. Матери это не понравилось, сказала: не хорони меня раньше времени! Погостила я у неё, подлечила и вернулась домой. А через месяц соседка сообщила телеграммой, что мать умерла. Не передать словами, что со мной было, – вообще не хотела ехать её хоронить. Но в последний момент улетела самолётом.

Квартиру меня попросили освободить, она не досталась ни мне, ни внуку – отошла государству. Покупать вещи покойной, даже по дешёвке, как всегда, никто не хотел, зато бесплатно всё разлетелось.

Наревевшись, вернулась домой. Надо было решать проблему с Николаем – как выставить его за дверь, ведь ненароком прибьёт по пьянке.

Однажды вечером шла с работы, около меня остановилась чёрная «Волга». Водитель открыл дверцу и спросил:
– Почему такая симпатичная женщина поздно возвращается одна? Садитесь, подвезу!

Идти домой не хотелось, и я села в машину. Мы катались по городу, разговаривали. Конечно, Виктор не был мужчиной моей мечты: небольшого роста, полный, неопрятно одетый. Но ведь мышь копны не боится!

Виктор пригласил к себе, я согласилась. Заехали в магазин, он купил вина, шампанского, фруктов. Я пробыла у него всю ночь. Николаю сказала, что у меня был финансовый отчёт.

Мы с Виктором стали встречаться всё чаще, я начала к нему привыкать, он дарил подарки, цветы. Ради меня кавалер даже преобразился – перестал носить тренировочные штаны и футболки. В ателье заказали ему костюм, и стал он наконец похож на мужчину, а не на бомжа. На мой юбилей Виктор накрыл шикарный стол у меня на работе.

Но его знали многие мои знакомые женщины, они предупреждали, что это алкоголик. Когда напивается – весь подъезд ходит ходуном, всё летит из окон. Это не укладывалось в моей голове. Как? Мой Виктор? Нет, он совсем другой!
Вскоре Виктор позвал меня жить к себе, предложил помочь купить Николаю жильё, чтобы тот съехал с моей жилплощади.

Но моему бывшему сожителю покупка квартиры впрок не пошла: запил, загулял, однако веселился недолго – протянул ноги. Я продала свою квартиру и переехала к Виктору. Кстати, он мне сразу сказал: не уживёмся – обещаю купить тебе другую квартиру. А чтобы я ему поверила, записал на меня сберкнижку.

И вот новый гражданский муж повёз меня в Крым к своим родственникам. Там он сорвался, запил, стал драться с братьями, и нас быстро выпроводили. Вот тогда я и увидела его истинное лицо.

Вернувшись домой, мы с Виктором серьёзно поговорили, он пообещал, что больше пить не будет. Купили новую мебель, кухонный гарнитур, стиральную машинку, телевизор, сделали косметический ремонт. Но он снова сорвался, начал превращаться в свинью. Мои хрустальные фужеры летели в форточку.

Через пять лет такой жизни я ушла от Виктора. Всё оставила ему и уехала к сыну. Единственное, что сделала, – сняла деньги с его сберкнижки. Сумма небольшая, квартиру не купишь, но на первое время должно было хватить. Строго предупредила подругу – никому не давать мой адрес.

На новом месте взяла ссуду в банке и, добавив снятые деньги, купила себе жильё.

Тем временем Виктор выслеживал мою подругу, требовал у неё мой новый адрес.

– Она меня обокрала! – орал он.
– Ты обещал ей купить квартиру, но не сделал этого. Чего тебе ещё от неё нужно? – отбивалась подруга.

Потом она сообщила мне, что к Виктору ходят бабы и она часто видит на них мои вещи (я ведь в чём была, в том и уехала). Может, сам раздавал мою одежду, а может, бабы трясли шкафы, пока он спал пьяный.

Виктор подал в суд, чтобы я вернула «его» деньги. Меня разыскивали почти два года, наконец мы с ним встретились в суде. Поскольку я уже не работала, получала маленькую пенсию, мне присудили выплатить Виктору лишь треть той суммы, которую сняла с его сберкнижки.

Несмотря на сахарный диабет, Виктор продолжал пьянствовать. Он уже нигде не работал и пропивал те деньги, что раз в месяц я высылала ему по суду. Вскоре ему ампутировали ноги.

Однажды Виктор позвонил моей подруге и сказал, что умирает. Подруга не поверила, перезвонила его соседке, и та подтвердила: да, Виктор в больнице. Оттуда его привезли домой, оставили одного.

Ухаживать за ним, кормить, поить, менять судно было некому. Он стучал в стену соседям, кричал, надоел всему подъезду. В конце концов соседи позвонили куда следует, и Виктора забрали в дом престарелых. Когда несли на носилках вниз, он цеплялся за перила, не хотел ехать – наверное, чувствовал, что не жилец. Через два месяца Виктор умер.

А если бы не пил и не буянил, всё могло быть по-другому, и жили бы мы вместе до старости, я бы за ним ухаживала. Ну вот что ещё надо этим мужикам? Встретил хорошую женщину – держись за неё!

Мужчинам я больше не верю и знакомиться ни с кем не хочу. Видно, в жизни влюблялась не в тех, не оказалось в моей колоде нужной карты! Да и возраст уже не тот, чтобы влюбляться. Намучилась с козлами, больше не хочу, лучше буду наслаждаться тем, что имею, и не требовать сверх меры.

Сейчас у меня забота – внуки. А что ещё надо нам, бабушкам? Печь пирожки, блинчики да оладушки.

Из письма Татьяны К.
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №42, октябрь 2017 года