Он ругал президента Путина
31.10.2017 00:00
А потом полез целоваться

Он ругал президента ПутинаЗдравствуй, лучшая в мире газета! Хочу рассказать вам о своём свидании. Это та самая ситуация, когда и молчать невозможно, и признаться знакомым – стыдно.

Я шла из магазина, мимо ехал мужчина на велосипеде и поздоровался со мной. Поздоровалась в ответ. Мужчина остановился, внимательно посмотрел на меня, потом слез с велосипеда и пошёл рядом. Предложил понести мой пакет с продуктами. Я отказалась. Стал уговаривать, достал смартфон, предложил отдать его мне, чтобы это стало гарантией, что пакет он у меня не отнимет.

Потом спросил, как меня зовут. Я представилась:
– Ольга.
– Ой, какое красивое имя. В честь царицы?
– В честь княгини, – поправила я.
– А вы знаете, что княгиня Ольга, по мнению некоторых историков, была армянкой? – спросил он.

Я рассмеялась. Так и познакомились, обменялись номерами телефонов. Потом Манвел – так звали моего нового знакомого – звонил мне. Но не навязчиво, примерно раз в неделю. И это нравилось. Ещё он постоянно называл меня «моя княгиня». Приглашал в гости. И наконец я согласилась.

Я живу в совершенно другом районе, добираться мне пришлось долго. Лил сильный дождь. Манвел позвонил и спросил, есть ли у меня зонт. Я ответила, что нет. Когда доехала, он уже ждал меня с зонтом. Сказал, что специально купил для меня. Это было очень трогательно. Мы пошли в магазин, Манвел купил фруктов, овощей, салатов. Постоянно спрашивал, чего я хочу, нужно ли ещё что-нибудь взять. В общем, вёл себя галантно. Потом мы отправились к нему домой. Я шла без страха, так как знала – он живёт в гостевом доме.

Когда мы пришли, он красиво накрыл стол, налил водки мне и себе, мы выпили за знакомство. А потом Манвела вдруг понесло. Он стал рассказывать историю Армении ещё со времен Урарту. Сказал, что полководец Суворов по матери был армянин. И что Ной знал армянский язык. Интересно – как? Если армяне существовали ещё во времена Ноя, то должны были погибнуть при потопе! Ругал президента Путина. Говорил, что если бы тот наложил санкции на Турцию, то туркам пришлось бы заплатить армянам за геноцид. Интересно только, почему Путин должен впрягаться за чужое государство?

Манвел настолько вошёл в раж, что кричал и матерился. И это длилось больше часа. Он постоянно себя прерывал, говорил:
– Сейчас, ещё пять минут – и я закончу.

Но при этом продолжал и продолжал говорить; рассказывал мне уже про Тиграна Великого.

Наконец его монолог всё же прервался. Я чувствовала лишь скуку и неприязнь. Поэтому, когда он стал меня обнимать и целовать, лишь отводила его руки и отворачивалась. До этого мы целовались, но теперь я уже не хотела. Манвел спросил, в чём дело. Я ответила, что не готова. Манвел психанул и демонстративно вышел из комнаты. Я облегчённо вздохнула, решив, что он понял меня и оставил одну. Но через несколько минут он вернулся со словами:
– Почему ты не пошла за мной?

Я молчала. Манвел ругал меня, злился. А я не понимала: неужели он думает, что эта истерика может ещё что-то изменить? Мы легли спать. Я даже не разделась. К счастью, ночью Манвел ко мне не приставал.

Утром, ровно в шесть, он меня разбудил и сказал, что мне пора уходить, иначе хозяйка гостевого дома может увидеть. Дождь лил всё так же нещадно. Я взяла зонт, но Манвел потребовал вернуть его:
– Я лучше бомжу какому-нибудь отдам.

Так я и ушла в дождь, рано утром, когда даже магазины закрыты и никуда не спрятаться.

Сейчас лежу в тёплой постели, пью горячий чай, и мне уже не обидно, а просто смешно.

Из письма Ольги
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №43, октябрь 2017 года