СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Дай мне пожить хотя бы три года
Дай мне пожить хотя бы три года
14.11.2017 17:00
Такое впечатление, что она лично знает Бога

Дай мне пожить хотя бы три годаЗдравствуйте, дорогая редакция любимой газеты! Всегда с огромным интересом читаю рубрику «Небо и земля». И мне тоже захотелось поделиться историей жизни покойной бабушки по отцовской линии. Жизни пусть и трудной, но явно освящённой Божьей благодатью.

Бабушку звали Акилиной Васильевной Бугряновой. Она родилась 10 апреля 1920 года в многодетной семье, в починке Бутырены Мурашинского района Кировской области. Работать пошла в 18 лет. Всю жизнь была сторожем. Когда пришло время создавать семью, вышла замуж за любимого человека. У них родились две дочки, Альбина и Надежда. Когда началась Великая Отечественная, муж отправился воевать и пропал без вести.

Овдовев, бабушка вышла замуж второй раз. И в этом браке родилось двое детей: девочка Тамара и мальчик Николай, мой отец. Однако, недолго прожив вместе, бабушка с дедушкой развелись. Когда три дочки Акилины выросли, они разъехались кто куда – Кандалакша, Ухта, Ульяновск. С бабушкой остался мой отец. Тогда он ещё не учился в школе. Через какое-то время после отъезда дочерей бабушка очень тяжело заболела, онкология.

Однажды у неё неожиданно открылось сильное кровотечение. В больнице после операции врачи признали её безнадёжно больной и отправили умирать в больничную палату. Там она заснула так крепко, что медики посчитали её умершей и отправили прямо в морг.

Спустя некоторое время бабушка Акилина проснулась, поняла, где находится, и пришла в сильное отчаяние. Стала горячо молиться Богу: «Господи! Если Ты есть, дай мне хотя бы три года, чтобы замолить все свои грехи. Оставь пожить на земле ради моего маленького Коли. Никогда от Тебя не отступлюсь!» На тот момент ей было немного за сорок.

До тяжёлого заболевания она была атеисткой, жила безбожно и неправедно, не задумываясь о спасении души. Исцелившись от онкологического заболевания, бабушка стала истинной православной христианкой, всегда помнила о данном ею в морге обете Богу. Навсегда отказалась от мяса, старалась быть усердной молитвенницей и строгой постницей. Знала наизусть утреннее и вечернее молитвенные правила, а также немало других молитв. Собственноручно переписала много акафистов. Жила как тайная монахиня.

Помню, у бабушки Акилины был маленький деревянный домик. Жила она очень скромно и просто. В её доме стояли телевизор, стационарный телефон и старенький радиоприемник, но она почти никогда ими не пользовалась.

Когда начались жестокие гонения на Русскую православную церковь, она со своими и сёстрами во Христе бегала молиться в лес. Каждый раз рискуя жизнью, они укрывались от преследовавших их людей с автоматами. Спустя какое-то время стали молиться в доме бабушки глубокими ночами, очень плотно закрывая покрывалами двери и окна. Трудные времена настали для Церкви. Когда соседи и знакомые узнали, что мать моего отца – верующая, над их семьёй стали насмехаться, показывали на них пальцем, называли «врагами народа».

А потом гонения на Церковь прошли, и мою бабушку стали считать чуть ли не святой, наделённой даром прозорливости. Даже в местной газете о ней писали.

Со временем у неё появился духовный отец, митрополит Вятский и Слободской Хрисанф. Теперь он погребён у северной стены Успенского кафедрального собора Трифонова монастыря города Кирова, недалеко от раки Преподобного Трифона Вятского. Бабушка ездила в паломничества в Киев, Почаев, Москву, Санкт-Петербург, Сергиев Посад. Как можно чаще старалась общаться с высокодуховными людьми.

В своё время Господь сподобил мою бабушку познакомиться со слепой прозорливой старицей Анастасьюшкой, которой явился сам преподобный Серафим Саровский, с вятским мирянином прозорливцем Иваном Фёдоровичем, лично знавшим племянницу святого Кукши Одесского.

Бабушка как можно чаще ездила по монастырям, где слышала много духовных наставлений. Со своими дочерями Альбиной и Надеждой несколько раз ходила в Великорецкий крестный ход. В селе Великорецкое во время богослужения моя тётя Надежда однажды увидела на голубом небе большой крест из белоснежных облаков.

Летом 2002 года Господь даровал и мне через бабушку духовного отца в лице протоиерея Стефана (Сидора). Он родом из украинского города Львова, родился и вырос в церковной семье. Вера сопровождает его с самого детства. Ежегодно 6 июня протоирей проводит богослужения вместе с другими священниками в Великорецком крестном ходе.

После своего чудесного исцеления от онкологического заболевания бабушка жила ещё долго. Она не знала, что главная миссия ждала её впереди.

В середине восьмидесятых именно она стала инициатором строительства храма Святого великомученика и целителя Пантелеимона. Чтобы построить храм, моя бабушка усиленно собирала подписи на разрешение строительства, активно занималась финансами, постоянно возилась с множеством разных документов, без конца ходила по инстанциям, кровью и потом выбивала место для храма у местных чиновников.

Наконец-то, когда бабушка, не без помощи добрых людей, всё-таки добилась своей цели, она немедленно приступила к делу. Вместе с духовными сёстрами ежедневно таскала кирпичи для строительства храма, повторив таким образом подвиг святой Ксении Блаженной Петербургской – та тоже по ночам носила кирпичи для строительства церкви на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга.

Когда строительство храма было закончено, бабушку Акилину назначили церковной старостой. На протяжении десяти лет она была правой рукой во всех церковных делах нашего батюшки Стефана, сделала очень много для построенного ею храма.

С 2002 по 2006 годы я почти каждое лето приезжала к ней в город Мураши Кировской области. Мы вместе ходили в храм, молились, беседовали на духовные темы. Бабушка всегда отвечала на мои вопросы, вразумляла при необходимости, наставляла на истинный путь. Незаметно, исподволь подталкивала меня к церкви, к вере Христовой. Каждый раз во время нашей духовной беседы у меня создавалось впечатление, что она лично знает Бога. Да и батюшка Стефан неоднократно говорил мне и другим прихожанам, что вера её очень сильна, а это большая редкость в наше время.

Когда я была у бабушки в гостях, она всегда говорила мне:
– Наташа, ты – единственный человек, на которого я возлагаю все мои надежды. Ты будешь истинно веровать в Бога, ходить в храм, жить по заповедям. Жаль, что никто из моих родных этого не делает.

Каждый раз она вздыхала, когда говорила о своих неверующих родственниках.

Наша жизнь так устроена, что всё рано или поздно заканчивается. Пришло и время бабушки Акилины. Вечером 6 июля 2006 года её не стало. Целые сутки гроб с телом стоял в храме. Всю ночь её духовные подружки поочерёдно читали Неусыпаемую Псалтирь. На следующий день её отпел двоюродный брат моего духовного отца Стефана. Похоронили бабушку в одной ограде с родными на местном Мурашинском кладбище, где находится могила ранее упомянутой слепой старицы Анастасьюшки. Если верить местным жителям, на могиле старицы в полночь свеча всегда зажигается сама.

К слову сказать, батюшка Стефан хотел похоронить бабушку на территории построенного ею храма, но она ещё при жизни по своему смирению всегда от этого отказывалась.

После смерти бабушки ряды её духовных подружек стали стремительно редеть: некоторые насовсем уехали, многие умерли. Батюшка Стефан навечно записал в помянник имя бабушки Акилины как храмостроителя. Теперь на каждом богослужении он молится об её упокоении.

Вот и получается, что Господь через морг привёл мою бабушку к вере Христовой. Он сподобил ей прожить ещё несколько десятков лет, а не три года, как она просила. Наверное, Он специально дал такое тяжкое испытание, как онкологическое заболевание, чтобы она уверовала во Христа и, как Ксения Блаженная, построила храм во славу Божию.

Такая у меня была бабушка Акилина.

Из письма Натальи Бугряновой,
г. Санкт-Петербург
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №45, ноябрь 2017 года