Мода его догнала
17.11.2017 18:02
Он придёт на выпускной с ирокезом и в белом костюме

Мода его догналаЗдравствуйте, уважаемая редакция! С некоторых пор я стала привыкать, что со мной в квартире живёт юный панк – любитель Чехова, Достоевского и Салтыкова-Щедрина. Но недавно 17-летний сын узнал, что есть ещё и обычная молодёжная мода. И началось!

Сын ходил в школу, более-менее соблюдая школьный дресс-код. Но наводящие вопросы педагоги ему всё равно задавали, потому что причёска у парня нестандартная – хвост и выбритые виски. Правда, на фоне некоторых других учеников причёска Алекса была воспринята скорее благосклонно. По мнению учителей, когда сын собирает волосы в хвост, его причёска смотрится аккуратнее.

Ещё совсем недавно после уроков Алекс переобувался в «берцы», надевал поверх пиджака куртку-косуху. На внеклассные мероприятия, где форма одежды разрешалась свободная, сын был волен приходить в том виде, в каком хотел, начиная с субботников и заканчивая дискотеками. Правда, на школьные дискотеки практически не ходил, если только не выступал на них.

Кстати, впервые сын выбрил виски для участия в исторической реконструкции на тему Великой Отечественной войны, чтобы у него была возможность спрятать длинные волосы под пилотку советского образца. В этом нет никакой иронии: Алекс действительно серьёзно занимается историей, что никак не мешает ему увлекаться панк-музыкой. И он такой не единственный. Друг сына, играющий с ним в одной панк-группе, уже учится в институте искусств и даже выступает с симфоническим оркестром. На концертах в филармонии появляется с тщательно прилизанными волосами, а на рок- и панк-тусовках распускает гриву и красит её смывающимися красками.

Сидела я однажды в воскресенье с Алексом и его приятелями в клубе на концерте – мы пришли поддержать сына нашего общего друга на выступлении. Ну и заодно отметить день рождения моего мальчика. И тут я поняла, насколько же изменились вкусы и возможности молодёжи со времён моей юности.

Девочки обсуждали стоимость проколов ушей – где быстрее заживает. Мне было смешно, а иногда и завидно – я поклонница всего этого. Одной девчонке 16 лет, другой 17. У одной в ушах «тоннели» (украшение большого размера в мочке уха. – Ред.), проколы хрящей, также проколот язык. Собирается ещё губу колоть. У второй губа уже проколота, несколько дырочек в хряще уха, одна – в носу. Жутко хочет «тоннели», но боится.

Всё-таки хорошо, что мне сейчас не 17 лет. А то с нынешней модой я бы точно ходила и звенела. У моей приятельницы в одном ухе 14 дырок, в другом – 21, но это не помешало ей защитить кандидатскую диссертацию, а сейчас она готовится к докторской. Я порой радуюсь, что в моё время и две дырки в одном ухе считались дикостью.

А недавно случилось нечто: моего Александра Дмитриевича догнала мода. Ещё недавно диалог о необходимости приобретения новой одежды и обуви проходил по стандартному сценарию:
– Сын, надо идти покупать новую куртку.
– А зачем?
– Старая тебе уже мала.
– Разве? По-моему, нормально.

Или:
– Сын, срочно надо купить новые кроссовки – твои уже рваные.
– Да? А вроде они ещё ничего…

И вдруг – «теперь всё не так». И молодой человек заявляет, что ему просто необходимо на зиму новое пальто – причём не какой-нибудь молодёжный бушлат (как я его два года назад на этот бушлат уговаривала!), а длинное, классическое. Посмотрела я цены на классические мужские пальто и вздрогнула. Подумала: может, зря я настаивала, что сыну в его возрасте пора выглядеть прилично? Ходил бы лучше в косухе или бушлате, из которого торчат длинные руки.

У моего ребёнка очень странное представление о том, как «прилично выглядеть». Покупку классической обуви к классическому пальто он не планирует, заявляя, что такое пальто отлично сочетается с берцами или гриндерсами (тяжёлые ботинки с высоким голенищем. – Ред.). Представила, ойкнула, посмеялась – весь в меня. Вот он, мой ребёнок!

Порой Алекс вводит меня в ступор своими меняющимися вкусами в одежде. С одной стороны, он вроде начал тщательнее следить за своим образом. Мы приобрели ему пальто, приличные туфли. С другой стороны, погода у нас сейчас – то снег, то дождь. Поэтому ребёнок вернулся к любимым берцам. Но в пуховике ходить ещё жарко, поэтому Алекс напяливает тёплую флисовую толстовку, а поверх неё пальто. Ага, в джинсах и «берцах» образ получается – упасть не встать. Говорю, что вид дикий, – Александру Дмитриевичу всё равно.

Вот как тут поймёшь? То ему не подходит цвет шемага (шемаг – мужской головной платок в арабских странах, куфия. – Ред.), и он выпрашивает отцовский. То оденется так, что хоть стой хоть падай, – и плевать на всё. Когда сын в прошлом году ходил в укороченном пальто, было круто. Если бы его нынешнее было чуть короче или длиннее, то берцы и джинсы тоже бы подошли. Но то, что у него сейчас, – вообще не в масть. Когда из-под воротника пальто торчит капюшон толстовки – это что-то с чем-то.

Другие ребята хотя бы догадываются, что выглядят нелепо, а мой просто не заморачивается на эту тему. Высказываю сыну мнение, что капюшон из-под классического пальто смотрится странновато. В ответ слышу: «Забей, зато тепло». Впрочем, я всё равно повлиять на него не могу, так что действительно «забила».

Это ещё цветочки. Я так ждала окончания школы, чтобы забыть наконец про все эти форменные костюмы и рубашки. Как бы не так – Александр Дмитриевич вдруг оценил прелесть пиджаков! Костюмы начал носить с удовольствием. Благо пиджаки у него были. По наследству от друзей ему досталось несколько костюмов самых разнообразных оттенков: и классический серый твидовый, и кремовый лёгкий, и элегантный светло-серый, не считая ещё чёрного в стиле кэжуал, который использовался как форменный. Только носит он эти пиджаки с джинсами, и рубашка совершенно не обязательна. Гораздо привлекательнее для сына футболка, да ещё с вызывающим принтом, а на ногах – кеды или гриндерсы.

Цветастое летом – это вообще теперь святое. Мой ребёнок вырядился наподобие Рауля Дюка (персонаж Джонни Деппа в популярном фильме «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». – Ред.) – жёлто-чёрная гавайская рубаха, светлые шорты, гетры чуть не до колена и грубые ботинки. На голове – панама.

По осени вместо косухи юный панк носит пальто, рассекает в пиджаке, придирчиво подбирая под костюм рубашку и галстук. Правда, розовый тон для сына – по-прежнему табу.

В классическом костюме с галстуком на моей памяти ребёнок последний раз ходил на премьеру «Отряда самоубийц»; при этом на нём был грим Джокера (суперзлодей вселенной, персонаж комиксов, носит клоунский грим. – Ред.). А на выпускной сын планирует явиться в белом костюме, классических туфлях и с зелёным ирокезом на голове. Как ни странно, мне эта идея нравится, тем более костюм есть. А с ирокезом я ему помогу – запишу к хорошему мастеру, который сделает причёску и закрепит её. Когда ещё эпатировать, как не в 17 лет?

У сына уже две татуировки, а на день рождения выпросил третью – сейчас с мастером эскиз прорабатывает. И ещё одна есть, но пока в планах. Мы уже посмеялись с ним на тему, что скоро человека будут спрашивать: «А вот у тебя ни одной татухи нет – это что-то означает?»

Ну а если честно, то ничем нынешние молодёжные стили не хуже тех, к которым были привержены мы четверть века назад. Мне безумно нравится современная неформальная молодёжная мода. Такого разнообразия в наше время не было, хотя бы потому, что отсутствовали такие возможности.

Из письма Галины,
Башкортостан
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №45, ноябрь 2017 года