СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Никита Джигурда: Ещё немножко побуяню и успокоюсь
Никита Джигурда: Ещё немножко побуяню и успокоюсь
05.03.2012 00:00
Никита ДжигурдаНикита Джигурда и Марина Анисина, пожалуй, самая интересная пара в России. Эпатажный артист, поэт-песенник и знаменитая олимпийская чемпионка встретились на льду – в программе Первого канала. Джигурда тогда даже не мог представить, через что ему придётся пройти, чтобы растопить ледяное сердце Марины. Сейчас супруги не могут разлучиться даже на секунду. Мы встретились накануне четырехлетия их совместной жизни.

– Никита, скоро Восьмое Марта. Что будете дарить Марине?
Никита Джигурда: Её сложно удивить чем-то материальным. Она просит, чтобы я написал зажигательную песню и посвятил ей. Но без мата.
Марина Анисина: Естественно, без мата!

– Марина, а вы сами не хотите запеть?
– Я уже пою.
Н.Д.: Да, она запела. Мы белые вороны в шоу-бизнесе, поэтому на радио нас не крутят. Но совместный диск вышел. Поём эти песни на концертах. Пою в основном я. А Марина исполняет три-четыре мои песни. Я обещал Анисиной, что она и в театре со мной сыграет, и теперь мы вместе выходим на сцену во французской комедии. Марина играет принцессу. Наш брак – это сотворчество.

– Марина, а вам сложно выбирать подарки Никите?
М.А.: Ой, да, Никите сложно подбирать подарки. Я человек практичный, люблю делать нужные подарки.
Н.Д.: Зная мою страсть к черепам, она мне их постоянно дарит. Но не думайте, я никогда не отождествлял себя с сатанистами. Всё это придумывают недобросовестные журналисты. Я ношу черепа просто как символ бренности и иллюзорности этого мира. Обвешиваюсь черепами, как бы говоря: ребята, в этом мире главное – не баблос. Главное – это бабочки в груди, которые не продаются. Когда я прихожу домой, и там Маринка, дети… Они признаются тебе в любви, ласкаются… Дети порой прибегают к нам ночью… Это невозможно купить и невозможно измерить! Я знаю, о чём говорю. Олигархи, которые могут себе позволить всё, даже купить любую женщину, бабочек в груди никогда не купят. И это то счастье, которое является для меня главным подарком.
– Марина, а вы ревнуете Никиту к поклонницам, бывшим жёнам?

– Марина всё время ревнует. И не только к бывшей жене Яне, ко всем женщинам! Она вообще индивидуалистка!
М.А.: Да нет, я по большому счёту не ревную. Я уверена в себе.
Н.Д.: И во мне.
Никита ДжигурдаМ.А.: Да. Но иногда ревность возникает, конечно. Как в спорте – я должна быть единственной и неповторимой.
Н.Д.: Так и есть. Единственная и неповторимая. Марине предлагали стать главным тренером в Марселе, тренировать французскую сборную по фигурному катанию. Но для этого надо жить во Франции. А мне там делать нечего. Я не знаю французского языка.
М.А.: Ты и там бы нашёл чем заняться. Но просто здесь интереснее.
Н.Д.: Да, здесь гораздо интереснее. Марина не отпускает меня от себя. То есть я говорю: соглашайся, езжай. Но без меня она не хочет. Марина вообще знает меня с совершенно другой стороны, нежели широкая публика. И мечтает, чтобы люди узнали Джигурду именно таким – лирическим, мягким, глубоким. Я ведь побуяню ещё немножко, подготовлю сборник хулиганско-матерных стихов, а потом успокоюсь и перейду к философской лирике. Сейчас, к сожалению, человечество проходит через прививку материальных ценностей, когда баблосы ставятся во главу угла. Поэтому я вынужден буянить, хулиганить, чтобы прорваться сквозь сладкую патоку, эту фарисейско-ханжескую культуру, когда вроде бы всё правильно, всё красиво, но вся эта красота замешана только на одном – на баблосах. Я буду хулиганить, и пусть меня считают городским сумасшедшим. У кого есть уши и глаза – поймут, что за этим буйством скрывается колоссальная глубина. Поймут, что я хочу до них донести. А донести я хочу, что все мы боги любви. Ибо детёныш зверя – зверь, детёныш человека – человек, а детёныш Бога – бог. Раз мы дети Божьи, значит, мы боги любви. Наши дети этого ещё не знают: пацану три годика, дочке два. Они ещё не знают, что они боги любви. Но они зачаты в любви. С индивидуальной проработкой перед зачатием.
Мало кто знает, что Джигурда охмурил Анисину не только стихами, не только буйством и не только тем, что он сильнее (Марина всегда мечтала встретить мужчину сильнее себя). Мы с ней долго говорили о первенстве души, духа в этой жизни. И я приводил в пример Джона Леннона и Йоко Оно. И прочих, кто не боялся идти против общественного мнения. Другое дело, что рано или поздно перед каждым творческим человеком встаёт вопрос – продать свои принципы за баблос или нет.

– Вы свои принципы не собираетесь продавать?
– У меня за последние годы было три возможности получить тотальную раскрутку, стать миллионером, стать звездой русского мира. Но условия, которые выдвигают продюсеры, для меня неприемлемы. Во главу угла ставится баблос, а не идея. После фильма «Любить по-русски» мне предлагали стать символом славянско-русской идеи. Говорили: ты же можешь продолжать дело Высоцкого, Талькова. На что я отвечал: «Вы могли бы предложить Талькову, Высоцкому, Есенину контракт, по которому они бы писали только то, что вы им скажете, а не то, что они хотят?» Ведь я знаю, что земной мир – это только часть мироздания. Меня же интересует не часть, а целое, у меня длинный бизнес. Мне не нужны быстрые миллионы за то, чтобы я продал душу и любовь свою. От своего внутреннего мира я никогда не откажусь.

– Марина, а вы соглашаетесь со всеми принципами Никиты? Во всём его поддерживаете?

М.А.: Мне кажется, я его хорошо понимаю и во всём стараюсь поддерживать. Никиту можно слушать часами, годами, и всегда будет интересно. Он гениальный актёр, прекрасный оратор. Его выставляют только с одной стороны. А на самом деле он глубочайший человек. Просто я иногда немного сдерживаю Никиту.

– А при детях позволяете ему матерные стихи читать?
– Не позволяю.
Н.Д.: Но я при детях и не практикую это! Дети постоянно смотрят на дисках мои выступления, но они, естественно, без мата.
М.А.: Они сразу так радуются: «Папа, папа!»
Н.Д.: Дети даже смотрят мои фильмы о том, как они рождались. Причём смотрят в полном виде. И Марина знает эту версию в полном виде. К сожалению, меня обманули несколько лет назад. Обещали показать массовому зрителю полный ролик длиной пять минут, а в итоге вырвали полминуты и сказали: «Смотрите, Джигурда выложил в интернете роды своей жены и назвал это произведением искусства». А моя фраза в ответ была вырезана. Я сказал: «Это всё равно что взять Давида Микеланджело, оторвать у скульптуры причинное место и показывать всем: «Посмотрите, что сотворил Микеланджело, он называет это произведением искусства». Но он сотворил скульптуру Давида целиком! И то же самое делаю я. Я делаю произведение искусства! И мне очень больно, когда недобросовестные журналисты вырывают мои слова из контекста и ради скандала, ради рейтинга показывают только часть произведения. В результате у зрителя создаётся образ городского сумасшедшего. Но Марина меня тогда поддержала, потому что я очень переживал. Читал всю эту фигню, где мои интервью выходили порезанными, переписанными… Она всё это видела и говорила: «Если бы я обращала внимание на скандалы вокруг своего имени, то никогда бы не стала олимпийской чемпионкой и героем Франции». Кстати, Марина – единственная русская обладательница высшей награды Франции. И её девиз: ветер в харю, а я шпарю. «Обос…али – обтекай, не умеешь – впитывай», – говорила мне Анисина. И я теперь с иронией отношусь ко всем оскорблениям, которые сыплются в мой адрес. Кстати, за всё это время ни один человек не рискнул мне ничего плохого сказать в глаза. Ведь моя главная идея – пробудить в людях осознание своего бессмертия. Я говорю о бессмертии души и духа.



– В одном из недавних ток-шоу на телеканале «Россия» вы вроде бы тоже пытались что-то пробудить в сознании участников, а в результате дело кончилось потасовкой.
– Если бы вы знали, как было на самом деле, если бы вы смотрели не смонтированную версию… Я пальцем никого не тронул! Он врёт, что Джигурда его избивал! Я никогда не избиваю человека за его взгляды. Выйдя на ток-шоу, я впрямую говорю: Никита Джигурда – новоязычник космического Христа. И предупреждаю сразу: если в мой адрес будут ругательства, а тем более если оскорбления будут в адрес моей любимой женщины, то мужчины получат п…юлей. А женщины – трёхэтажный мат. Я же честно объявляю правила игры! И, как правило, никто не переходит эту черту. Но этот господин её перешёл. Было вырезано место, где он назвал меня п…расом и во всеуслышание послал на три буквы. И этот человек называет себя истинно верующим! Меня для того и пригласили на ток-шоу, чтобы я взорвал ситуацию, но я не ожидал, что можно до такой степени перейти грань терпения. Произошла ситуация. Но уж если он считает себя истинно верующим, то должен брать пример с Христа и не подавать на меня в суд. Ибо сказано: не суди, да не судим будешь, возлюби врага своего. «Истинно верующие» не выполняют эти принципы! Они их предают! Они для меня фарисеи и книжники!

– Вот теперь я немножко понимаю, чем вы покорили Марину.
– Когда мы познакомились с Мариной, мы только об этом и говорили в перерывах между духовной камасутрой. Вы не представляете, сколько было страданий, терзаний, которым она меня подвергла. Стихи на неё не действовали, она даже вывела нашу пару из ледового шоу за то, что я её домогался. Я тогда сказал: «Анисина, если ты не удерёшь от меня, я сделаю то, что сделал мой герой Иван Кольцов в фильме «Ермак» с турецкой княжной». Показал ей этот эпизод, и Анисина убежала от меня во Францию, испугавшись, что возьму её на абордаж. А через два дня позвонила сама. Я был в депрессии жуткой, два дня пил от горя, она мне позвонила в одиннадцать вечера, мы провели восемь часов на проводе. И в конце восьмого часа она расплакалась и призналась мне в любви. На мой вопрос, почему ты плачешь, сказала: ты первый мужчина, который довёл меня до такого состояния. И вообще первый мужчина, которому я признаюсь в любви.

– Марина, а что стало для вас решающим моментом в отношениях с Никитой? После чего вы согласились отдать ему руку и сердце?
М.А.: Я не могу сказать, что конкретно. Всё в комплексе.
Н.Д.: Ну, жалко меня стало?
М.А.: Ну да, немножко жалко. Но не только по этому поводу.

– А ещё по какому?
Н.Д.: Ну, потому что тогда жёлтая пресса опять хулиганила и выставила Джигурду безнравственным дядькой, который бросил свою семью без средств к существованию. Недавно на ток-шоу к Андрею Малахову была приглашена моя бывшая жена. И во всеуслышание объявила, что Марина не являлась причиной нашего расставания. Я тогда уже жил в отдельной квартире, оставив бывшей супруге квартиру, машину, фотоаппаратуру. Платил ей алименты – честно, треть зарплаты президента. Я получал тогда столько же, сколько и президент Российской Федерации. И треть отдавал бывшей жене. Позднее Марина привозила из Франции подарки моим детям от предыдущих браков, покупала им вещи. Но эта сторона вопроса не интересовала жёлтую прессу. А я Маринке очень благодарен, потому что она для меня настоящий тыл. Если бы я не встретил Анисину, я бы с головой ушёл в хард-рок. Расставшись с бывшей супругой, решил играть в открытую – с матом, с драйвом. Сжигать себя по полной программе, поскольку любви к женщине на тот момент уже не было. Какие-то отношения возникали, но я никогда не был спортсменом в сексе. Я не ставил себе цель лечь в постель с женщиной просто для того, чтобы позаниматься сексом. Мне всегда нужны были душевные отношения. И вот я ушёл в хард-роковый запой. В это время мне позвонили и предложили проект на льду с олимпийской чемпионкой. Я два месяца был трезвым как стёклышко. Ввёл себя в форму, а влюбившись с первого взгляда, понял, что не встречал ещё такую сильную и одновременно нежную женщину. И когда Маринка сдалась, я был счастлив. И до сих пор счастлив, что на меня пролилась вся нежность, которая не досталась тем, с кем Марина встречалась до меня.

– Как мама Марины отнеслась к вашей настойчивости?

– Когда я домогался Марины и просил её руки у мамы, она мне сказала: «Если ты любишь, то должен отказаться от неё, потому что она из совершенно другого круга. Ты знаешь, что у Марины был роман с принцем Монако, она должна найти своё счастье в высших кругах, а не с тобой – безбашенным хулиганом». Это были самые приличные слова, которые я слышал от её мамы, помимо целой кучи драйвовых русских слов. А уже была свадьба назначена на 23 февраля. Кстати, в этом году – четыре года со дня нашей свадьбы. Когда мама опять попыталась Маринке что-то доказать, Анисина так стрельнула в неё глазами! И мама сдалась: «Ну чего уж, раз объявили свадьбу, то конечно. Но если б вы любили мою дочку, то вы венчались бы с ней. А так – просто очередная жена». Я сказал: не очередная, а только третья. Бог любит троицу. Я не был крещён, ибо придерживаюсь мнения, что религии – пальцы на моих руках. И я готов признать христианство указующим перстом. Но на другой руке есть большой палец в виде буддизма и так далее. Однако в такой ситуации я готов проявить высшую любовь и покреститься. И даже повенчаться. Потому что я всё равно с этой женщиной буду венчаться душой, духом, телом. А земное венчание будет только символом. И я покрестился. И мы повенчались. После этого у нас буквально сразу получилось зачать сына, а до этого, как ни старались, Анисина не могла забеременеть.

– Это правда, что ваш сын родился в Рождество?
– Да. Накануне меня многие спрашивали, когда сын-то родится. Я в шутку отвечал, что, естественно, седьмого января, в Рождество. А получилось всерьёз. Хотя врачи рассчитывали, что роды пройдут только двадцатого. Но шестого у Марины во Франции начались схватки после просмотра десятисерийного фильма «Сергей Есенин» с Безруковым. Заканчивается десятая серия, когда Серёжа в своих видениях висит на кресте, и тут Марина: «Ой-ой-ой, вроде началось». В шесть утра поехали в роддом. В семь вечера Маринка родила. Я был с ней, не пил, поддерживал её всячески. Перед этим спросил у врачей, можно ли фотографировать. Они говорят: «Можно не только фотографировать, можно даже снимать на видео весь процесс». Многие французы так делают. Я говорю: видишь, Анисина, мы с тобой зря не взяли камеру. И Марина, лёжа на родовом столе, уже схватки идут, говорит: «У меня в сумке мобильный телефон, на который можно снять». Во Франции легко относятся к родам. И я написал стихотворение, посвящённое нашему мальчику. И мы плакали вместе. Анисина первое время боялась к груди прикладывать первенца. А поскольку я уже был опытный папа, у меня до этого родились три пацана от двух браков, то помогал прикладывать к груди. И малой спал со мной первые ночи, потому что Маринка боялась его придавить.

– А когда вы сняли скандальный клип?
– Через пару дней мы попросили акушеров пустить нас в родовую палату. И я придумал фишку – Маринка легла в кресло, и через её расставленные ноги я пел песню, посвящённую малышу и родам. А в конце – малой лежал на животе. Я наклонился и поцеловал ребёнка между ног, но так снято, что непонятно, кого я целую между ног – ребёнка или любимую женщину, что стало одним из поводов для скандала. Опять посыпались оскорбления. Но зато сразу после нашего клипа огромное количество подобных роликов появилось в интернете. Так я показал, что духовная камасутра с физическим сексом подпитывает Вселенную. На этом был акцент. А на телевидение показали только половину ролика и написали: Джигурда выложил траханье со своей женой. Вот насколько невежественно. Да ведь я периодически надеваю маску чудища только для того, чтобы защитить аленький цветочек в своём сердце. Его нельзя выставлять напоказ. Я его уже выставлял – начинают топтать, издеваться… Но радует одно. Те киндер-сюрпризы, которые нас с Мариной ждут каждый день дома, – это та награда, тот кайф, который даёт силы на следующий день снова надеть маску, идти в мир и говорить о главных ценностях – о семье, о любви, о бабочках в груди.

Расспрашивала
Нина МИЛОВИДОВА