СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Любовь, измена Срочно нужен женатый мужчина
Срочно нужен женатый мужчина
01.12.2017 17:46
Решил порепетировать первую брачную ночь

Срочно нужен женатый мужчинаХорошо помню, как однажды вечером позвонила Вера, явно нетрезвая, и стала жаловаться на жизнь:
– Ну, Валюш, тебе повезло, удачно замуж вышла. Но ты одна на сотню, понимаешь? Од-на! А я уже на стену лезу от одиночества.
– Так у тебя что ни неделя, то новый кавалер, – попыталась я успокоить подругу.
– Кавалер! – передразнила меня Вера. – Издеваешься? Достали, видеть их не могу.

Я не издевалась, но и правда не могла взять в толк, где Верка их находила. То есть понятно, что в интернете на сайтах знакомств, но вот чем она руководствовалась при выборе, я не понимала.

Вообще, Верка отчаянная. Не боится приглашать едва знакомых мужчин прямо домой – ей так спокойнее. Они с удовольствием приходят, вот только Верка никакого удовольствия от их визитов не получает.

Например, недавно был у неё некий Роман. Пришёл с пустыми руками, выпил у Верки полбара, захмелел и… расплакался. Рассказывал ей о своей бывшей жене, которую никак не может забыть, показывал в телефоне совместные фотографии и всё порывался немедленно позвонить этой бывшей и сказать, что отказывается без неё жить. Добрая Верка отнимала у Ромы телефон, гладила по голове, сочувствовала и молилась, чтобы такси, которое она тайком вызвала, отлучившись в туалет, приехало побыстрее.

Другой кавалер, Дима, принёс полные пакеты еды, которой хватило бы человек на шесть. Там было всё: и пресловутый хамон, и сыры, и маринованные артишоки, и дорогущие пирожные прямо из пекарни, и херес. Обрадованная такой хозяйственностью и щедростью, Верка была на седьмом небе от счастья. А часа через три вызывала «скорую», потому что Дима объелся и ему стало плохо.

О ещё одном претенденте на Веркино горячее сердце, Игоре Геннадиевиче – она почему-то обращалась к нему по имени-отчеству, – можно рассказывать очень долго.

Сначала всё было хорошо. Настолько, что Верка уже собиралась под венец. Повстречались всего неделю и поехали в свадебный салон. Там Вера перемерила несколько платьев, каждое из которых стоило нескольких её зарплат. Мужчина смотрел жадными глазами на Верку, крутившуюся перед зеркалом в свадебном платье, и ей казалось, что он прямо жаждет пойти с ней в загс. Первая близость у них состоялось именно тогда, после примерки.

Однако в следующие выходные любовники отправились не в загс, а снова в свадебный салон, уже в другой. Шоу повторилось – Верка мерила, жених алчно поедал её глазами, а потом они жарко целовались прямо в примерочной. Был и третий визит, и четвёртый. Игорь Геннадиевич говорил, что хочет сделать её самой красивой невестой, поэтому так придирчиво выбирает платье. Верка верила, сияла и каждые выходные моталась с ним по свадебным салонам.

Кончилось тем, что однажды вечером Игорь Геннадиевич приехал к Верке в гости с цветами, шампанским, клубникой и свадебным платьем. Верка уже была готова пойти под венец хоть в рубище, поэтому бросилась мужчине на шею и начала его целовать. Однако чуть позже выяснилось, что платье Игорь Геннадиевич не купил, а взял в аренду до утра. Решил порепетировать первую брачную ночь.

В общем, кого только у Верки не было. И только настоящая большая любовь никак не ловилась в расставленные Веркой ажурные сети. В прошлом году ей стукнуло 34, дальше отступать было некуда.

В тот вечер, когда она позвонила мне пьяная с жалобами на жизнь, я ничего нового не ждала. Достала из тумбочки раскраску-антистресс, и пока Верка трещала о своём, аккуратно раскрашивала линии и загогулины, угукая в нужных местах. А потом как гром среди ясного неба раздалось:
– Валюшик, слушай… А можешь попросить своего Егора съездить со мной ночью в конюшню и помочь провести брачный обряд?

Я сломала грифель карандаша.

– Чего?!
– Сейчас объясню. Мне одна женщина рассказала, что надо взять шесть утиных яиц, прокатать их в полночь по спине вороного коня туда-обратно, произнести определённые слова, а потом эти яйца приготовить и накормить ими любимого. И в течение года ты выйдешь за него замуж. У вас же есть Коржик, и я подумала…

Коржик – это конь, на котором мы с мужем периодически катались.

– Ты рехнулась, – сказала я, даже раздумав злиться.
– Ну Валюш! Что, Егору сложно съездить со мной к Коржику и подержать его под уздцы, пока я буду яйца катать?
– Не говори ерунды. Как всё это объяснить хозяину Коржика? И вообще, почему тебе нужен именно Егор?
– Да потому что коня должен держать под уздцы счастливо женатый мужчина! – теряя терпение, пояснила Вера. – Это обязательный пункт! Какая Егору разница?
– Я даже передавать ему этот бред не буду, а то подумает, что кукукнулась за компанию с тобой.

А через несколько дней мы с Егором сидели на диване, я гладила его по раскрасневшимся от негодования щекам и говорила самым ласковым голосом:
– Любимый, тебе же несложно? Я Верку знаю с тринадцати лет, ну не везёт ей в личной жизни. Она даже замужем ни разу не была…
– Да она ненормальная, вот и не была! – кипел Егор.
– Чуть-чуть с приветом, – ворковала я, – но хозяйственная, красивая, заботливая. Ей правда надо замуж, а то реально крыша поедет.
– И ты всерьёз полагаешь, что выйти замуж ей помогут утиные яйца и конский круп? – отозвался Егор с очень нехорошей интонацией.
– Конечно, нет, – я ерошила мужу волосы. – Банальный эффект плацебо. Верка поверит, что это работает, будет ждать, надеяться, верить, это её на время успокоит. Чем бы дитя ни тешилось.

Понимать этот бред Егор категорически отказался. Однако следующим вечером придя с работы, сообщил, что договорился с хозяином конюшни и на выходных поедет за город. Мол, готов помочь, если Верку до этого не заберут в дурку.

Счастью подруги не было предела. Вечером она примчалась к нам с полным пакетом деликатесов и шампанским, мы чудесно посидели втроём.

Весь этот цирк успешно бы закончился после визита Егора и Верки в конюшню, если бы вечером в четверг не позвонила моя мама и не сообщила, что намерена провести выходные на нашей даче, так как её соседи собираются морить тараканов. Мама жаловалась, что ей одиноко и она мечтает провести выходные на свежем воздухе с любимой дочерью и зятем.

Но так как Егор уже договорился с хозяином конюшни, пришлось мне просить маму отменить визит. Разумеется, не обошлось без объяснений.

– Доченька, у вас что, планы? – аккуратно спросила мама, которую задел мой отказ.
– Да нет, мам, – жалея, что не придумала красивую историю заранее, промямлила я. – Просто нам очень неудобно именно в эти выходные.
– Нам – это Егору? – напряглась маман. – Он что, не хочет меня видеть? Или вы поссорились? Ясно, поссорились! Сильно? Объясни, что там у вас творится.
– Не ссорились мы, – вздохнула я.
– Он что, ушёл, и ты боишься мне об этом сказать? – продолжала она допытываться. – Скажи мне, не бойся, я же твоя мама! Так, я сейчас приеду, разберёмся.
– Да дома Егор, дома! – закричала я, чувствуя, что нормально объяснить всё равно не получится. – Не надо никуда приезжать! Просто Егору надо помочь Вере выйти замуж, в субботу они поедут в конюшню, потому что им для этого нужен Коржик и утиные яйца…

В трубке повисла мхатовская пауза, после чего мама отчеканила:
– Я сейчас приеду! – и нажала отбой.

Она примчалась меньше чем через час, я усадила её на кухне, заварила чай и рассказала всю правду.

Очень внимательно меня выслушав и даже ни разу не перебив, мама нахмурилась.

– Доченька, ты в своём уме?
– Ну да, Верка немножко чокнутая, – покорно согласилась я. – Но нам же несложно… Ты же её сто лет знаешь, у неё вечно идеи.
– Я не об этом, – мама дёрнула бровью и перевоплотилась в мисс Марпл. – Я о том, за кого она потом выйдет замуж.
– Откуда я знаю? – фыркнула я. – Это уже её дело.
– Ты не поняла, – перебила мама. – Я тебя спрашиваю, за кого она выйдет замуж после того, как они проведут ночь в конюшне совершенно одни в романтической обстановке?
– Мама, что за бред! – психанула я. – При чём тут Егор? Она ему даже не нравится!
– А он ей? – невозмутимо парировала родительница.
– Кто мне нравится? – спросил Егор, внезапно заглянувший на кухню.
– Да никто!

Я вскочила из-за стола, страшно злясь на своих родных, и выбежала из кухни.

– Егор, присядь, – тихим голосом попросила мама, и я мысленно посочувствовала мужу, зная, что его ждёт.

Сидя в комнате и невидящим взглядом уставившись в телевизор, я ждала, что Егор как ошпаренный выскочит из кухни, и потом моя мама будет долго-долго на него дуться. Ничего подобного! Они сидели там, наверное, полчаса и о чём-то говорили.

Потом мама прошла в коридор, оделась и ушла, даже не попрощавшись со мной. А Егор присел рядом, обнял за плечи и начал, как ему показалось, издалека:
– Мась, я тут подумал… Это всё, конечно, бред, но… А вдруг твоя мама права? Вдруг я, ну это… нравлюсь твоей Верке? Чёрт его знает, она так на меня смотрит.
– Да Верка на всех мужиков так смотрит, её уже колбасит от того, что все подруги замужем, а она нет! – попыталась я вразумить мужа.
– Ты никогда внимания не обращала, – продолжал нагнетать обстановку Егор. – Я тебе серьёзно говорю, просто не хотел настраивать против подруги. Мне-то всё равно, как она на меня смотрит, я тебя люблю. Но… Ты подумай хорошенько, почему Верка попросила об этом именно меня. И если вдруг потом что-то случится…

Я напряглась.

– Например?
– Ну, что-то, – уклончиво ответил муж. – Ты имей в виду, я не виноват.
– Отличный шанс легально переспать с подругой жены! – вскинулась я. – Давай, вперёд! Теперь понятно, кто тут кому на самом деле нравится!

Всю пятницу, до самой ночи, мы с мужем показательно не разговаривали – так, обменивались короткими фразами.

В моей голове роились самые разные мысли. Что если мама и Егор правы? Конечно, Верка моя лучшая подруга. Но вдруг она действительно решила увести моего мужа? Могла же у неё поехать крыша на фоне одиночества и, возможно, даже зависти.
Просидев так с час и накрутив себя до предела, я отправилась в спальню. А на рассвете в субботу растолкала мужа и объявила, что мы с ним вместе едем за город.

Коржик встретил нас радостным ржанием. Мы с Егором по очереди погарцевали на нём, а потом долго-долго целовались в конюшне. В моей сумке нашлось несколько мятных леденцов – меня иногда укачивает в машине, поэтому всегда ношу их с собой. Смеясь, я положила два леденца на шелковистую спину Коржика, покатала их туда-обратно, а потом один леденец сунула за щёку, а другой протянула мужу.

– Моя жена ведьма, – страшно прошептал муж, перекатывая во рту карамельку и целуя меня мятными губами.
– Мой муж только мой, – рассмеялась я, отвечая на поцелуй.

Ближе к полудню я позвонила Верке и сказала, что Коржика увезли готовить к соревнованиям и в ближайший месяц мы его не увидим.

– Да и ладно, я уже сама хотела тебе звонить, – рассерженно призналась Верка. – У меня утиных яиц нет. Этот баран из них яичницу сегодня пожарил.
– Какой баран? – не поняла я.
– Ну Олег, которого я ими накормить хотела, – было слышно, как Верку трясёт от злости. – Я за этими чёртовыми яйцами ездила на ферму на другой конец географии, а этот придурок решил угостить меня романтическим завтраком! Валюш, они так воняют, фу-у!
– Но ты съела?
– Съела, конечно, – вздохнула Верка. – Он же старался.

Записала Анна ГОРДИК
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №47, ноябрь 2017 года