Ничего, пускай побесится
08.12.2017 18:28
Ничего, пускай побеситсяЗдравствуйте, «Моя Семья»! Я совсем недавно вышел на пенсию. Захотелось рассказать вам свою незатейливую, но правдивую историю. Может, она подскажет какой-нибудь женщине, попавшей в трудную ситуацию, что с таким судьбоносным делом, как развод, лучше не торопиться. В жизни всякое бывает, и иногда женская мудрость состоит в том, чтобы ради сохранения семьи простить виноватого.

На плече висела спортивная сумка, в ней лежали пара рубашек, брюки, кое-что ещё. На дворе стоял тёплый август, был солнечный субботний день, бабушки у магазина продавали цветы и зелень. Я шёл быстрым шагом, стараясь не смотреть по сторонам: тяготил предстоявший нелёгкий разговор с женой Верой. Я чувствовал за собой вину, но хорохорился – будь что будет, развод так развод!

Это началось полгода назад. После рабочей смены по дороге домой меня окликнули:
– Коля?

Всмотревшись в лицо ещё не старой миловидной женщины, я узнал бывшую одноклассницу.

– Галя! Какими судьбами?

Разговорились. Она жила вдвоём с дочерью-студенткой в двухкомнатной квартире, старшая дочь уже вышла замуж. Муж погиб в автомобильной аварии десять лет назад. Работала Галя в небольшой фирме бухгалтером. Мы обменялись номерами телефонов. Всё бы, наверное, так и забылось, но через три дня мой телефон зазвонил.

– Николай, здравствуй! Не поможешь? Потёк кран на кухне, и вывалилась розетка в комнате, где стоит компьютер, а вызвать мастера нет времени – сдаю отчёт.

– Сделаю. Когда подойти?

Договорились на половину седьмого вечера.

Я всё починил за двадцать минут. В квартирке было чистенько, уютно, но мой цепкий взгляд ухватил ещё несколько мелких проблем, о которых я и сказал хозяйке, радушно угощавшей меня чаем. На прощание она спросила:
– Сколько стоит работа?
– Нисколько.
– Нет, так не пойдёт!

Мы договорились, что когда приду в следующий раз доделывать неисправности, она подарит мне бутылку хорошего марочного вина.

И началось… Я стал чаще задерживаться «на работе». Однажды дома за ужином Вера, что-то спросив у меня, в очередной раз не получила ответа.

– Коля! Ты здесь? Ты словно витаешь в облаках. У тебя кто-то есть?
– С чего ты взяла?
– Я не застала тебя на работе, хотя ты звонил, сказал, что задержишься.
– Так я был у друга в гараже, не хотел говорить, ты бы начала ворчать, – в очередной раз выкрутился я.

Долго так не могло продолжаться. За двадцать лет жизни с Верой ни разу не давал ей поводов для ревности, да и не бабник я. В молодости было два или три случая, на свадьбе или дне рождения, под раскрепощающим действием алкоголя, но это измены разовые, я их толком и не помню. Жену же ревновал и берёг. Однажды спросил, ревнует ли она, и был поражён ответом:
– А куда ты денешься? Кому ты нужен?

Однако скоро наступил момент истины. Жена – случайно или нет – увидела меня, когда выходил из Галиного подъезда, и сразу сорвалась на крик:
– Номер её квартиры! Сейчас она у меня узнает!

Подойдя вплотную, я прошипел жене в лицо:
– Кому я нужен, значит? Сама виновата. Я развожусь с тобой.

Взял Веру за руку и потащил к автобусной остановке. Она как-то вся обмякла, съёжилась, повинуясь мне. Шли молча.

В квартире жена безучастно и односложно отвечала на мои вопросы, пока я собирал сумку.

Галина приняла меня, не задавала лишних вопросов, видя, как я взвинчен. Спросил, есть ли выпить, она достала бутылку вина. Выпив бокал, я успокоился. Ночь не принесла радости: я лежал с чужой женщиной. Если это любовница – проблем нет, а вот жить с ней… Галя была симпатичной и умной, знала себе цену. Она мне нравилась, но на некоторые вещи мы смотрели совсем по-разному, шутливо спорили. Ей это казалось забавным, а мне – не всегда.

Промаявшись на работе смену, вечером, придя к Гале, поцеловал её в щёку.

– Можно я выпью?

Она пожала плечами.

– Пей.

Я вынул из кармана бутылку водки. Расслабившись после пары стопок, вышел покурить на балкон, достал телефон, позвонил жене.

– Ну, как дела, как здоровье?

Она долго молчала, потом сдавленно сказала:
– Мне плохо, – и отключила связь.

«Ничего, пускай побесится!» – злорадно подумал я, но червячок сомнения уже закрался в душу.

После выпитой бутылки рухнул на диван. Встал в десятом часу утра – был выходной. На душе скребли кошки. Собрал сумку. Галя молча стояла сзади, лишь на прощание сказала:
– Я знала, что ты уйдёшь.

Прогулка до дома пешком выветрила остатки спиртного. Вот и моя квартира. Позвонил в дверь, открыла женщина с взъерошенными волосами, потухшим взглядом, мешками под глазами. С трудом узнал жену.

От быстрой ходьбы у меня на лбу выступила испарина, и я, положив сумку в прихожей, прошёл на кухню выпить воды. В пепельнице на столе лежали три окурка – сигареты закуривали и сразу тушили. «Так и не научилась курить», – мелькнула мысль.

Подойдя к Вере, чтобы не затягивать неприятный разговор, взял её за плечи и, глядя в глаза, жёстко спросил в упор:
– Ты хочешь со мной расстаться?

Она обняла меня и всхлипнула:
– Не-е-ет!

Её плечи тихо вздрагивали.

Комок подступил к горлу, глаза заволокло влагой. Опустил лицо в её волосы, вдохнул родной запах. Как же я могу бросить этого беззащитного человека, которому так нужен? А я даже и не догадывался об этом, думал, что живём просто так, по инерции.

– И я не хочу, – прохрипел.

Мы молча пили чай, перебрасываясь незначительными фразами и старались не смотреть друг другу в глаза. Чувство вины витало в воздухе. Мы понимали друг друга с полуслова, с полувзгляда. Любовь? Какая там любовь, это чувство было сильнее!

Спать легли рано, жена на одной стороне с книжкой, я с газетой – на другой. Вскоре она спросила:
– Коля, будем спать?

Я выключил свет. Приподнялся на локте, хотел, наклонившись над её лицом, сказать, что… Но Вера тихо прикрыла мне рот ладонью:
– Ничего не говори.

Как точно сказал один из героев фильма «Доживём до понедельника»: счастье – это когда тебя понимают.

Из письма В.Н.
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №48, декабрь 2017 года