Дай попонтоваться
10.12.2017 15:30
Видимо, ты хочешь на мне нажиться

Дай попонтоватьсяПозвонил Васёк, бывший друг. Пригласил на новоселье – обмыть дачу за несколько миллионов долларов. И снова стал меня учить, что все мы, друзья-приятели далёкого детства, начинали одинаково, у всех была возможность раскрутиться, и для него секрет, почему я до сих пор нищий.

Ответил ему, что подумаю насчёт новоселья – ехать далеко. Но его слова не давали покоя, память начала ворочаться, подсовывать эпизоды нашей «дружбы». Я всё вспоминал моменты его становления как бизнесмена, старательно мною забытые. Завидую ли ему? Хотел бы быть таким, как он? Возможно. Но не получилось: совесть не позволила.

Да, стартовали мы, несколько приятелей, в одно время, только условия у всех оказались разные. Кто-то из многодетной семьи, кто-то – единственный ребёнок обеспеченных родителей, кто-то из рабочей династии или из семьи партийцев-управленцев. Но все были молоды, азартны, готовы рискнуть, да и время на дворе стояло горячее: перестройка.

Только если я рисковал всем (за душой не было ни гроша, и помочь некому), то Васёк имел солидное прикрытие: родственник жены работал начальником милиции.

Не буду подробно описывать схемы его бизнеса, ничего нового. Достал подешевле, продал подороже, «крыша» – своя, старался уйти от налогов, начинал с мелочи, не боялся больших денег и угроз физической расправы, не стеснялся обратиться за помощью к нам, друзьям. А вот отблагодарить не спешил.

Мы по-прежнему встречались, отмечали свадьбы, праздники, рождение детей, но Васёк всё больше отдалялся от нас, кичился безнаказанностью, подчёркивал своё превосходство и за глаза презирал друзей, о чём говорили его поступки.

Я первым из нас купил новую машину. А у Васька жена только родила. Ну не на старой же «копейке» ехать в роддом – попросил у меня «Жигули» попонтоваться, я разрешил. Моя жена поехала с ними, а я следом на его машине.

Забрали его супругу с новорождённым сыном, всё хорошо. В дороге я от них отстал, но к дому подъехал первым. Васька с машиной нет, женщин с ребёнком тоже. Где потерялись? Мобильных телефонов тогда не было, оставалось только ждать. Волнение нарастало – что же могло произойти?

Вдруг вижу – к дому подъезжает кортеж: милицейская машина с мигалкой, за ней моя «пятёрка», следом ещё одна казённая – в плен взяли нашего Васька с заложниками.

Оказалось, он на радостях, да ещё за рулём новенького авто, вошёл в раж и выжал на трассе 150 километров в час. Его заметили гаишники, бросились в погоню. Женщины в машине кричат, жена Васька намертво прижала к себе сына, моя вцепилась ему в руку, вопит:
– Остановись, что ты делаешь!

А Васёк в азарте орёт:
– Не догонят!

Но милиционеры догнали и остановили машину. Увидев в салоне побледневших пассажирок с младенцем, обматерили водилу и под конвоем двух патрульных машин сопроводили до дома.

Там Васёк, высадив женщин с ребёнком, поднял капот моих только что вышедших с конвейера «Жигулей». И на моих глазах милиционеры вырвали провода. Сердце моё остановилось.

Гаишники забрали мои документы, я – к ним. В милиции тоже люди работают, мы договорились на определённую сумму в условных единицах: мол, к Ваську претензий не будет, и мне машину отдадут. Но тут вмешался Васёк, нахамил представителям власти, и я остался без документов и машины.

На следующий день пошёл в милицию, но «сумма выкупа» уже выросла в три раза. Когда сказал об этом Ваську, тот возмутился: «Ведь меньше просили! Ты ещё на мне нажиться хочешь?» Правда, деньги не сразу, но отдал.

Зато Васёк стал первым из нас строиться. И хотя дом был тестя, а не его, он всех нас позвал на помощь.

Дом из бруса, дело тяжёлое. Несколько дней мы возводили стены из пронумерованных брёвен. Ища нужное, Васёк приподнял за комель очередное бревно и швырнул его прямо мне на ступню. Нога на глазах раздулась, посинела. Меня спасло ведро с ледяной родниковой водой. Сунул в него ногу, а та едва пролезла – так распухла.

Когда возводили крышу, сорвался лист кровельного железа и чуть не перерубил пополам другого парня, тот еле успел отскочить.

Наградой за все труды наши было сухое Васькино «спасибо».

Теперь вот на свою дачу приглашает. Одна земля несколько миллионов стоит, дом – и того больше. В условных единицах.

И снова я попытался понять, в какой момент наши пути совсем разошлись.

Мы с приятелями занялись весьма рисковым бизнесом, в один момент всё рухнуло. В тот день сам Бог отвёл меня от беды. После этого случая я решил больше так не рисковать, тем более уже семья была, подрастал сын.

А Ваську, хотя он и влипал в истории, чаще везло. Выкручиваться из разных сомнительных операций ему помогала «крыша». До перестрелок не доходило, но угрозы поступали, и в таких случаях Васёк действовал соответствующе. Если он рисковал, то по-крупному.

По-прежнему обращался к нам за помощью, но стал вести себя как со своими подданными, за глаза называл «вассалами».
Если Васёк просил помочь, это надо было делать срочно. Никакие возражения не принимались, болезнь, дела, намеченный отъезд – ничто не действовало. То замки на стеллажи надо поставить прямо сейчас, ночью, потому что утром у него проверка, то срочно поменять стекло…

Это стекло я надолго запомнил! Оно было в горизонтальном солярии – на него ложится человек и сверху закрывает себя крышкой, как барбекю.

Так вот, разбилось у Васька это стекло. Купил новое, позвал меня помочь. Несколько часов мы с ним возились – ну не подходит оно, и всё тут! И только к утру следующего дня Васёк признался мне, что на самом деле это стекло не для солярия. Просто купил кусок оргстекла по размеру и хотел сам его вставить, чтобы сэкономить деньги. Настоящее-то под тысячу у.е. стоит, и надо платить бригаде за замену.

А потом я узнал, что могло случиться. Под действием лампы оргстекло плавится, и человек проваливается внутрь корпуса, прямо на лампу! Что дальше – легко представить по американским фильмам ужасов.

С тех пор я стал присматриваться к каждому предмету и товару из бизнеса Васька, а уж его поступки не раз вводили меня в ступор.

Однажды пригласил нас в гости. Вечером повёз меня с женой и ребёнком домой по скоростной трассе на своей машине. Не доезжая нескольких километров до места, резко затормозил.

– Всё, выходите. Мне срочно надо… Я вспомнил… До остановки дойдёте, тут недалеко.

Развернулся и уехал. Как мы добрались до дома, Васёк даже не поинтересовался.

Ещё один приятель вошёл с ним в долю. Сделал павильон, вывез на место, поставил, оборудовал. Васёк завёз товар, но торговля не пошла. А через два месяца приятель узнал, что Васёк павильон продал, а деньги забрал себе. Вот это бизнес! Один создал, другой продал – ни копейки не отдал!

Конечно, сам Васёк так бы не поступил – жена у него больно умная оказалась, имя своё оправдывает. Софочка ни дня не работала, но мужа держала крепко. Родила ему троих детей и вертела им, как та шея из поговорки.

Именно жена определяла круг общения Васька, отсеивала ненужных друзей и оставляла нужных. Последних нагибала так, как её мужику и в голову бы не пришло.

Меня Софочка долго держала в «нужных» за умение готовить. Как-то раз зимой они пригласили нас в гости. Приходим с женой, нарядные, с цветами-подарками, звоним в дверь. Открывает сын и говорит:
– А мамы с папой нет, они на катке, через час приедут. А вам велели идти на кухню, беляши жарить.

Нажарили, что делать.

На Новый год решили со всеми друзьями собраться у нас дома. Мы закупили продукты, продумали меню, развлечения, подарки-сувениры. За день до праздника Софочка всё переиграла, пригласила к ним, но только нас с женой.
– А как же остальные друзья? – спрашиваю.
– Ничего! – говорит. – Обзвони всех, скажи, что всё отменяется.

Нет, я так не могу. Мы с друзьями встретили свой Новый год, Васёк с женой и новыми знакомыми – свой.

Так и прекратилось наше общение на несколько лет. Только вот в новую компанию Васёк с женой так и не влились – то ли оказались слишком бедными для новых знакомых, то ли те быстро раскусили Софочку и поняли, что к чему.

Так или иначе, но лет через пять Софочка начала нам позванивать, да и Васёк вскоре объявился. То позвонит «просто так», то заведёт разговор о дружбе. А потом начинает хвастать, что купил да построил.

Ну не с кем ему больше радостью поделиться, да так, чтобы искренне позавидовали. Я это сразу понял, недаром среди всех приятелей считаюсь психологом. Кому, как не мне, ему позавидовать? Ведь мою дачу он называет «скворечником», а машину – «корытом».

Стали снова встречаться, редко, но метко!

Мы с женой пригласили их на свадьбу нашего сына. По меркам Васька – свадьба скромная, поэтому в подарок молодожёны получили набор ножей и вилок… уже бывших в употреблении!

А когда я попросил у него денег взаймы, узнал прежнего Васька:
– Денег не дам. На что они тебе? У тебя же бизнеса нет!

Да, люди не меняются. Видимо, поэтому на юбилей Васька из старых друзей-приятелей никто не пришёл, как Софочка ни приглашала, ни уговаривала. Пришлось ей свои наряды-бриллианты выгуливать перед немногочисленными родственниками.

И вот он звонит, зовёт на новоселье. На дачу за несколько миллионов долларов. Как думаете, идти или нет?

Без подписи
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №49, декабрь 2017 года