Свидетель моих похождений
15.12.2017 20:36
Дальнобойщик кинулся за мной с вилами наперевес

СвидетельЗдравствуйте, «Моя Семья»! Эту историю я услышала в поезде Москва – Адлер, когда поехала с мужем в отпуск, в служебный профилакторий под Анапу. Коньячок развязал язык соседу по купе, а рассказчиком он оказался отменным. Попробую передать его историю от первого лица.

– Случилась у меня связь с замужней женщиной – совсем молодой, бездетной. Любовь не любовь, а нравилась она мне: фигурка ладненькая, личико смазливое. Я снимал комнатку три на три метра, почти чулан, у старушки в частном доме, работал на секретном заводе инженером и ждал квартиру, положенную мне как молодому специалисту. Весь район состоял из частных домов, это была удалённая окраина города, больше похожая на село: козы, свиньи, куры, огороды. Мимо громыхали поезда, паровозы гудели днём и ночью.

Люська жила через улицу с мужем-дальнобойщиком. Амбал был ещё тот. Меня он не знал, а я его с Люсей встречал – кулачища пудовые, лицо лоснится. Люська при нём – как хрустальная рюмочка рядом со стеклянным графином.

Встречались мы нечасто, но как только «КамАЗ» профырчит по нашей деревне, выбросив порцию чёрного дыма, так Люська знак подаёт: мол, отбыл любезный, приходи. Конспирация у нас была на высоте – на бельевую верёвку вывешивалось пёстрое покрывало – отдельно, чтобы с большой стиркой не спутать. Я проявлял осторожность почище подпольщиков-революционеров, собаку прикормил, она приветливо взвизгивала, когда я ночью шмыгал в калитку, – по запаху, что ли, узнавала. Домик стоял огородами к соседям, слегка на отшибе.

В ту ночь мы уже задремали в полной уверенности, что никто не нарушит наше уединение. Даже не услышали, как «КамАЗ» притормозил перед калиткой. Разбудил только свет, внезапно вспыхнувший в прихожей. Бешено застучало сердце: кто-то есть! Люська охнула, вскочила в чём мать родила, а я успел схватить одежду и сиганул в открытое окно. Тут бы и лететь быстрее ветра, но огород был обнесён прочной сеткой, из окна я попал аккурат в рыхлые картофельные грядки, кинулся к калитке. Но дальнобойщик Витёк, подгоняемый ревностью, метнулся из дверей дома туда же. С вилами!

Он знал, что выхода у меня нет, перемахнуть сетку без опоры невозможно. В углу участка гремел цепью Валет, его разбудила внезапная суета. Я метался, как кролик в клетке, и уже готовился к бесславному концу. Но тут мой взгляд упал на собачью будку. Шёпотом окликнув и успокоив пса, я вскочил на его конуру, схватился за железный штырь ограды и, подгоняемый страхом, ловко перемахнул на другую сторону. Дальнобойщик кинулся за мной с вилами наперевес. Бежать от него к своему жилью, рискуя быть вычисленным, мне совсем не хотелось – рванул в другую сторону, к железнодорожному полотну. Там, внизу, вокруг прудика, были заросли, где я надеялся спрятаться в темноте.

Вдруг совсем близко показались огни локомотива, надо было переждать, пока состав пройдёт. Витёк догонял. Опасность впереди и сзади, что выбрать? Прямо перед ревущей мордой паровоза я в два прыжка перемахнул полотно. Машинист, по пояс высунувшись в окно, что-то кричал. Наверное, выражал восхищение моим рекордом. Кроме того, надо отметить, что я был гол и бос. Мои ноги не чувствовали ни колючего щебня насыпи, ни скошенного бурьяна, зато длинный состав из цистерн надёжно перерезал путь погоне.

Вот они, наконец, спасительные кусты! Кубарем скатился с насыпи, перебежал небольшой пляж, где мы год назад и познакомились с Люсей. Поспешно оделся. Обувь осталась в доме, но хоть тело прикрыл. Состав гремел уже далеко, и на освещённой насыпи я отчётливо увидел воинственную фигуру соперника, он озирал окрестности.

Мысль о бедственном положении, в котором оказалась Люся, у меня, конечно, мелькала, но собственная безопасность тревожила больше. «Была бы ещё жаркая любовь, сердце бы болело о любимой, а то ведь так, развлечение», – оправдывался я. Да и что я мог сделать? Это ведь я у него крал, а не он у меня, правда была за ним. Вилы отстаивали честь униженного мужа надёжней дуэльного пистолета. Я выждал около часа, скрючившись в кустах, и двинулся, поджимая босые ступни. Шёл, осторожничая, прижимался к заборам, держался вдали от фонарей.

Люся в ту ночь убежала к родителям и больше к мужу не вернулась. Я обходил её бывший дом и улицу стороной, делая приличный крюк к своему чулану. Но один раз пришлось пройти мимо – мой обходной путь перекрыли траншеей.

Иду с работы, насвистываю – скоро свадьба и новоселье. Дела давно минувших дней уже не напрягают. Как вдруг мне под ноги бросается собака, да не с лаем, а с радостным визгом. Это был Валет, свидетель моих прошлых любовных похождений. Всё бы ничего, но у калитки стоял дальнобойщик и пристально на меня смотрел: с чего бы это его собаке ластиться к незнакомцу? Вот уж поистине бог шельму метит.

Пока дальнобойщик размышлял, я торопливо свернул в переулок, чтобы поскорее скрыться из виду, а потом огородами рванул домой.

Из письма Галины Кликиной
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №49, декабрь 2017 года