СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Три автографа Аллана Чумака
Три автографа Аллана Чумака
29.12.2017 00:00
Целитель, заряди спиртное!

Три автографа Аллана ЧумакаВ октябре газеты запестрели заголовками «Умер Аллан Чумак», и память вернула меня на тридцать лет назад.

В одной из комнат Госпрома, главной архитектурной жемчужины Харькова, размещалось три отдела нашего управления. Дни рождения сотрудников отмечали в обеденный перерыв – эти шумные застолья иногда растягивались на несколько часов. Начальство закрывало глаза на наши вольности и по традиции после десерта отпускало именинника домой.

За пару дней до моего дня рождения начальница отдела поинтересовалась: «Саш, ты спиртное уже купил? Могу помочь: старший бухгалтер ресторана при главной гостинице – моя хорошая знакомая».

Через несколько часов я уже подходил к гостинице. Внешность респектабельного седого мужчины в очках, стоявшего на ступеньках у входа в гостиницу, показалась мне знакомой. Неужели Чумак?

Подошёл поближе – точно он! Как в телевизоре. Знаменитый на весь СССР целитель о чём-то разговаривал с молодой красивой девушкой. Я вытащил записную книжку и перелистал страницы, три оказались чистыми.

Набравшись наглости, поприветствовал экстрасенса:
– Здравствуйте, Аллан Владимирович! Можно ваш автограф?

Чумак по-доброму улыбнулся и поставил на всех чистых страницах размашистую подпись. Я задал целителю несколько банальных вопросов, на которые он, к моему удивлению, с удовольствием ответил. Вокруг нас начали собираться люди.

И тут мою молодую бесшабашную голову посетила шальная мысль: а что если по-быстрому забрать в ресторане спиртное и попросить целителя его зарядить? В управлении это станет сенсацией!

Я поспешил в ресторан, но быстро купить напитки не получилось. Ко входу в гостиницу вернулся только через полчаса. Экстрасенса уже окружала плотная толпа – не пробиться, а через минуту Чумак сел в машину и уехал.

Сотрудники отнеслись к неудавшейся затее с юмором. Стали меня утешать:
– Не унывай, Сань! Даже если бы Чумак зарядил коньяк и водку, мы бы их не пили, а прикладывали к суставам и закапывали в глаза.

Неожиданно к моему столу подошла начальница отдела и полушёпотом спросила:
– Саш, можешь подарить мне один из автографов Чумака? Очень нужно.

Просьба начальства – закон. Через секунду Татьяна Устиновна (имя я изменил) вертела в руках вырванный блокнотный листок.

При всём разнообразии талантов Устиновну интересовало в жизни только одно – мужчины. Её плечи вздрагивали при каждом телефонном звонке, когда ждала весточку от очередного любовника. Татьяна была добрым человеком, но когда мужчины подолгу не звонили, она частенько срывала раздражение на подчинённых. Нынешнее увлечение по имени Николай не звонило уже месяц, а когда Устиновна набирала его номер, мужчина бросал трубку.

Не успела Татьяна схватить листочек с автографом, как заместитель главного бухгалтера Тамара Тихоновна, держа снятую телефонную трубку, прошептала:
– Таня! Кажется, он!

Татьяна побежала к телефону, сотрудники переглянулись и облегчённо вздохнули. А ещё через час сиявшая Устиновна радостно сообщила мне:
– Отпросилась у начальника управления до конца дня. Ты как заместитель остаёшься на хозяйстве.

На следующий день Татьяна положила на мой стол бланк заполненного командировочного удостоверения на трое суток.

– Сходи, подпиши командировку у Леры.

Лера из смежного отдела так искусно подделывала подпись шефа, что при чрезвычайной занятости он сам нередко отправлял начальников отделов к ней для визирования документов малой важности. Ни в какую командировку Татьяна, конечно, не поехала. Бланк она показала мужу, а сама после работы торопилась не домой, а совсем по другому адресу.

Как известно, отсутствие начальника или его хорошее настроение приравниваются к дополнительному отпуску. Несколько дней наш отдел пребывал в расслабленном состоянии.

Но на этом чудеса не закончились. Ревизор Саша, сорокалетний холостяк, который тоже выпросил у меня листочек с росчерком Чумака, делился новостями с личного фронта. Да ещё какими!

– Не поверишь, я познакомился с настоящей балериной! – рассказывал Саша. – Как в сказке: утром входит голенькая богиня, приносит кофе с плиткой шоколада и говорит: «Пока пьёшь, можешь полюбоваться». И как начала вытворять у дивана балетные выкрутасы! Задела люстру – три подвески вдребезги. Жаль, богемское стекло, по страшному блату доставал.

– Не унывай! – я похлопал приятеля по плечу. – Люстра всё равно потускнеет и разобьётся, а ножки балерины ты будешь помнить всю жизнь.

…Бежит, бежит время. Уже нет Татьяны Устиновны и Тамары Тихоновны, Царствие им Небесное. Замечательные были люди, хотя и с капризами. Впрочем, кто без них?

После двух браков Саша снова холост, но всё ещё держит марку. Его нынешняя пассия в два раза моложе, ей тридцать три. Если ты меня сейчас читаешь, Саша, я желаю тебе добра – более отзывчивого человека в своей жизни не встречал.

А третий листок? Он до сих пор у меня. Особых чудес за ним не замечено. Но, думаю, автограф Чумака всё же мне помогает – в литературном труде.

Александр ПШЕНИЧНЫЙ,
г. Харьков, Украина
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №51, декабрь 2017 года