Посмотри, на нём кровь
09.01.2018 16:18
Рассказы сельского батюшки

Посмотри, на нём кровьСвятки. Холодно, все мёрзнут. И не только у нас. Настоятель храма в селе Угрюмиха отец Георгий видел сюжет в новостях. Показали Боснию и Герцеговину, там минус двадцать два. Народ облепил памятник с горящей газовой горелкой и греет руки от Вечного огня.

Италию занесло снегом. Занесло по-настоящему, всё в сугробах. Смотрел на итальянцев, откапывавших свои автомобили. Бедолаги. Руками роют, как собаки. Ни лопат, которые всю зиму катаются в багажниках наших автомобилей, ни привычных нам метровых щёток со скребками для стёкол. Ничего у них нет. Резина на колёсах тоже наверняка не шипованная, а так – какая-нибудь «всесезонка». На такой по снегу далеко не уедешь.

Батюшка подошёл к окну и взглянул на термометр. Верхушка красного ртутного столбика опустилась ниже тридцати. По телевизору в это время рассказывали, как в Будапеште местные жители всем миром спасали от переохлаждения бездомных и собирали для них тёплые вещи.

Отец Георгий открыл платяной шкаф и принялся изучать свою полку со свитерами и вязаными кофтами. Обычно свитера ему дарят в дни рождения или на именины. Что-то матушка покупала. Чем старше становился отец Георгий, тем всё больше увеличивалась на его полке стопка свитеров, кофт и безрукавок. Парадокс заключался в том, что большую часть этих свитеров батюшка, если и надевал, то не чаще одного-двух раз. Влезал в единственную какую-нибудь кофту и мог носить её годами, пока та не превращалась в рубище. Когда же матушкиному терпению наступал конец, рубище со скандалом отправлялось на помойку и отец Георгий вынужден был копаться в своих вещах, ломая голову над заменой.

Вот и сейчас нужно было на что-то решиться. Его очередной «любимец», вязаный в крупную дырку свитер из секонд-хенда, явно не соответствовал температуре минус тридцать. Один за другим он примерил несколько свитеров, и ни один не подошёл.

«Худеть надо», – разозлился на себя батюшка и потянулся за любимым свитером, который ему когда-то привезли в подарок из Австралии друзья-эмигранты. Тонкий и очень тёплый. «Какая хорошая вещь», – подумал отец Георгий. Этот свитер ему очень нравился. Он берёг его и надевал только по необходимости. Однако пришла пора его носить постоянно! Но такую удобную и одновременно тёплую вещь окончательно добила моль. Крошечные гусеницы платяной моли всего за какой-то месяц превратили свитер в решето. Картошку в нём ещё можно копать, но в храм уже не наденешь.

Как всегда вовремя, на помощь отцу Георгию подоспела матушка, сказала:
– Помнишь, этим летом из принесённых в храм вещей я выбрала для тебя чёрный шерстяной свитер? Мне кажется, он тебе в самый раз, – и она объяснила, где его нужно искать.

На следующий день, отслужив обедню, батюшка отправился на поиски свитера и обрадовался, обнаружив его в указанном месте. «Хороший свитер, – подумал отец Георгий, – сегодня таких уже не делают. Конечно, вещь далеко не новая, зато натуральная шерсть, на сезон ещё хватит». Он натянул его на себя поверх подрясника. Действительно, в самый раз.

Довольный, что теперь уже не замёрзнет, батюшка в новом старом свитере отправился домой. Шёл и всё пытался вспомнить, кто привёз к ним в храм ту сумку с вещами, среди которых оказалась и эта его «обновка».

Дома матушка, осмотрев свитер, предложила:
– Давай, я его постираю.
– Погоди, холодно. Морозы закончатся, тогда можно и стирать.

После того как батюшка полдня занимался свитером, ночью ему приснилось, будто кто-то подошёл и сказал веско и внятно:
– Немедленно встань, возьми свой «новый» свитер и вынеси его из дому.

Сон – он и есть сон. Кто же станет доверяться каким-то там непонятным сонным видениям? Тем более ночью, когда так хорошо спится. Потому в ответ на требования ночного гостя батюшка и ухом не повёл. До тех пор, пока незнакомец не потребовал в категорической форме:
– Ты что, не понял? На нём кровь. Быстро встал, взял свитер и выбросил его из квартиры! Смотри, – и показал рукой в сторону обновки.

Отец Георгий увидел, как его свитер буквально вскипел большими чёрными мухами, разлетавшимися во все стороны. Ощутил панический страх. Всю жизнь он ненавидел мух.

Батюшка вскочил и посмотрел на будильник. Два часа ночи. Встал, сходил на кухню за пакетом, потом достал из шкафа свитер и, уложив, выкинул свёрток на лоджию. Возвращаясь к себе в комнату, боялся только одного: как бы матушка не увидела, чем он сейчас занимался. Как он ей это объяснит?

Отец Георгий научился различать, когда видит обычный сон, а когда ему досаждают вражьи силы. Всё просто: вместе с ними приходит страх. На большее они не способны, а напугать умеют.

Недавно к ним в храм на вечернюю субботнюю службу зашла молоденькая девушка лет восемнадцати. Пришла она вместе с тётей. Взрослая женщина пожаловалась:
– Батюшка, ты бы поговорил с племянницей. Не знаю, что с ней делать.

Батюшка по привычке, как обычно, хотел благословить вошедшую, но девушку от него будто откинуло.

– Ой, обжигает! Не выношу креста!

И снова девчонка как девчонка. Стала рассказывать, что больше года осваивает разные колдовские технологии и что во многом уже преуспела. Во всяком случае, видит вокруг человека «ауру» и легко распознаёт на ней порчу.

– Я и сама могу болезнь навести, – похвасталась девочка, – и «на смерть» сделать.
– А в храм зачем пришла? Может, хочешь избавиться от своих «способностей»?
– Избавиться? Я об этом не думала. Зачем? Меня теперь все боятся.
– Сегодня боятся, завтра ненавидят, а потом ты навсегда уйдёшь в ад. Раз смогла войти в храм, значит, тебе даётся шанс. Вот что я предлагаю: дома после службы вы вместе с тёткой прочитаете вечерние молитвы, а завтра утром, ещё до службы, ты придёшь в церковь и покаешься. Если твоё покаяние будет искренним, допущу тебя к причастию. Предупреждаю: этой ночью тебе придётся очень трудно, но если победишь и завтра окажешься в храме, то у тебя есть шанс вернуться к нормальной жизни. Потом сделать это будет много труднее.

Ночью накануне воскресной литургии отца Георгия во сне преследовал маленький чёрный котик со злыми жёлтыми глазами. Котик не давал батюшке прохода, при всяком удобном случае пуская в ход острые когти, старался сделать ему больно. Пришлось схватить отчаянно сопротивлявшееся животное, вышвырнуть его за дверь. И пришло то самое знакомое чувство страха.

Проснувшись, батюшка лежал, вспоминая злые глаза котика, и подумал о девушке:
– Не придёт. Не отпустят.

Она в самом деле не пришла, а тётя рассказала, что утром, промучившись всю ночь, девушка категорически отказалась идти куда бы то ни было.

– Тётя, всю ночь меня словно рвали на куски.
– Рвали на куски, – повторил вслух отец Георгий. – Кто её рвал? Уж не тот ли самый котик со злыми жёлтыми глазами?
– Котик? – удивлённо переспросила женщина. – Она мне однажды сказала: «Знаешь, тётя, с некоторого времени за мной неотлучно следует котик, только почему-то его никто, кроме меня, не видит».

Проводив племянницу на автостанцию, перед тем как той сесть в автобус, женщина по привычке перекрестила путешествующую, но девушка, ловко увернувшись от благословения, запротестовала:
– Тётя, я же тебя предупреждала! Не надо креста, мне больно!

Утром, собираясь в храм на отпевание, отец Георгий всё решал: выбросить свитер на помойку или оставить, постирать его и освятить? Кстати, продолжал мучиться батюшка, откуда он взялся, этот свитер? И наконец вспомнил женщину, москвичку лет сорока. Это она привезла ту сумку с вещами, из которой матушка и отобрала для него злополучный свитер.

С собой у неё было несколько фотографий молодых людей. Фотографии ещё девяностых годов, не очень отчётливые, но различить можно. Вот все они за праздничным столом, а это где-то на отдыхе, в окружении пальм. Сильные, молодые, весёлые.

– Это Вовчик, его расстреляли в девяносто пятом перед входом в подъезд. А это Серёжка. Его убили в сауне вместе с девочками по вызову. Ворвались и никого не пощадили. Это Клим. У Клима был бронированный автомобиль, но это его не спасло. Против гранатомёта никаких шансов. А вот Серый, это он заказал конкурентам наших ребят. Сбежал со всеми деньгами. Слышала, будто живёт где-то в Испании. Не знаю, наверное, счастлив.

…Обмотав лицо длинным тёплым шарфом, отец Георгий отправился к назначенному времени в церковь на отпевание. Проходя мимо контейнеров с мусором, бросил свитер в помойку.

Отпевали ещё не старого мужчину. Сердечная недостаточность, умер внезапно и не покаявшись. Может, и хотел, но не собрался. Не успел? Не может быть, чтобы человек никогда не задумывался, зачем он живёт на этой земле. Откладывал на потом? В деревне живём – в отличие от столицы, отпеваем нечасто. Когда провожаешь усопшего в последний путь, есть время посочувствовать его душе, задуматься, куда она сейчас.

Пока гроб несли до катафалка, батюшка шёл впереди. В одной руке нёс кадило, в другой держал крест. Холод обжигал лицо и мочки ушей. «Только бы не обморозиться», – думал отец Георгий и шёл быстрее обычного.

Вернувшись в тепло храма, он принялся растирать лицо руками. И в этот момент к нему подошла женщина, родственница покойного. В руке у неё был пакет, который она протянула священнику.

– Батюшка, пожалуйста, это вам на память. Свитер нашего, – она назвала имя усопшего. – Практически новый, он его почти не надевал. Возьмите, я думаю, вам будет в самый раз.

Протоиерей
Александр ДЬЯЧЕНКО
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №01, январь 2017 года