СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Ни на минуту нельзя оставить
Ни на минуту нельзя оставить
26.01.2018 16:44
Муж гладит меня по волосам и отводит беду

Ни на минутуЗдравствуйте, дорогая редакция! Благодаря так называемому эффекту попутчика иногда можно услышать удивительные истории. По дороге домой я встретилась с одной женщиной. Мы разговорились и случайно затронули беспокоящую её тему. Моя собеседница почему-то решила рассказать мне всё. Вот её история от первого лица.

«Тот день я помню как сейчас. Уехала сдавать сессию, дома осталась дочь. Супруг очень любил дочку, и она отвечала взаимностью. Он должен был скоро вернуться с работы. Дочь написала ему сообщение: «Папа, я жду тебя. Приготовила на ужин твои любимые макароны с сосисками».

Я всегда запрещала им обоим питаться сосисками, так как считала, что это неправильная, вредная еда. Но дочка с супругом всё равно умудрялись объедаться ими тайком, когда меня не было дома.

В тот вечер дочь ждала отца, а тот всё не приезжал, и тогда она позвонила мне. Сказала, что папы всё ещё нет, а телефон отключён. Я сразу поняла: случилось что-то плохое, так как муж никогда не отключал телефон без предупреждения. Дочь сказала, что второй час стоит у окна, смотрит на дорогу. А муж в это время был уже мёртв, погиб в автокатастрофе. Нас известили об этом очень поздно, ибо долго не могли найти наших контактов – телефон супруга разбился при аварии.

Замуж я вышла рано, в восемнадцать, мужу было двадцать. Наверное, он был однолюбом. Очень хотел дочку. Во время моей беременности, когда мы ещё не знали, кто родится, супруг всем говорил: «Я точно знаю – у меня появится девочка». Знакомые и родственники пытались убедить: пацан ведь лучше – все мужики обычно мечтают о сыновьях. Но муж настаивал: родится дочка, и он станет сам заплетать ей косички.

Как же, косички!.. В три года он стал приучать её к машине: всюду возил с собой, сажал к рулю.

Наша дочь находилась на искусственном вскармливании. Муж ночью сам вставал, кормил малышку из бутылочки, менял подгузники, баюкал. Мне говорил: «Спи, всё равно грудью не кормишь». Позже у них с дочерью установилась какая-то незримая связь: свои дела, секреты, вроде тех самых сосисок, которые они уплетали тайком от меня.

Сейчас думаю: может, любимый чувствовал, что ему осталось жить не так много? Он ведь на Севере одно время работал – хорошая должность, большая зарплата. Правда, имелись в той работе и свои трудности. Надолго уезжал на вахту, и мы его ждали – неделями, месяцами. А потом вдруг заявил: «Не хочу жить один, и всё! Переезжайте ко мне на Север». А как переедешь? Тут дом, работа, школа, родители – его и мои. Дом можно продать, школу поменять, но как пожилых людей одних оставишь? Тогда муж сказал: «Значит, буду дома работу искать, но один жить не хочу». И нашёл подходящую вакансию. Должность тоже оказалась неплохой, зарплата высокая. Правда, всё равно приходилось ездить за сто километров в областной центр.

Супруг вполне мог бы уезжать на работу в понедельник и возвращаться в пятницу. Я бы потерпела. Но он каждый день проезжал двести километров – сто в одну сторону и сто в обратную. Хотел ночевать только дома, всегда быть рядом с нами. Я даже немного гордилась этим обстоятельством: ради нас с дочерью любимый человек сотни километров каждый день отмеряет, хотя мне было его жалко.
И однажды муж не приехал.

После того страшного известия он полгода мне снился. Или даже чуть больше. Приходил и всегда гладил по волосам. Я – болтушка смешливая, минуты промолчать не могу. Если молчу – значит, очень устала или мне плохо. Любимый увидит, что я молчу, подойдёт, обнимет сзади, уведёт к дивану. Он был большой, сильный, уютный. Уложит меня, сам сядет, мою голову на колени к себе положит и волосы перебирает. Они у меня тогда были длинные и очень кудрявые. Он пряди перебирает, бережно укладывает кудряшку к кудряшке, а мне так тепло и спокойно от его прикосновений.

После похорон я постриглась. Но во сне у меня всегда были длинные волосы, и муж их гладил. Когда просыпалась, становилось очень легко.

Приходили родственники, друзья, все предлагали нам помощь, спрашивали: как вы теперь одни? А я отвечала: «Мы справимся, всё будет хорошо».

Наверное, я тоже чувствовала, что мужу мало жить на белом свете. Весь последний год буквально надышаться им не могла, каждую минутку общения с ним ловила. Он спит, а я сяду, и любуюсь, и дышать боюсь, чтобы нечаянно не разбудить. Бывало, прилягу рядом тихонько, обниму, и такое внутри меня счастье, что и не рассказать.

Однако никаких дурных предзнаменований не припомню. Знаете, как часто бывает: ходит человек и твердит – мол, я умру, а потом и в самом деле умирает. Муж собирался жить долго. Мы многое запланировали, хотели его день рождения отпраздновать. Между прочим, небольшой юбилей – 35 лет. У матери мужа огромный дом, он попросил разрешения там юбилей отпраздновать, чтобы больше гостей пригласить. Мать согласилась с условием, что мы сами всё приготовим и потом порядок наведём. Всё сделаем, сказал муж, и после гостей посуду вымоем. Родственников пригласил, друзей, знакомых. Только получилось, что собрались они не на юбилей, а на похороны.

В шкафу до сих пор висит его домашний халат, большой и очень тёплый. Все остальные вещи я раздала, а халат оставила. Если прихожу домой и вижу, что дочка сидит в этом халате, значит, у неё что-то случилось. Я тоже, когда мне тяжело, закутываюсь в его халат, сразу теплее становится. И такое чувство, словно муж до сих пор где-то рядом и незримо нас оберегает.

А может, и в самом деле оберегает? Недавно мне делали сложную рискованную операцию. Я очень боялась – ведь случись что, дочь совсем одна останется. Но в ночь перед операцией приснился необычный сон.

Будто стою я на краю огромного рва, настолько глубокого, что внизу темнота. Вглядываюсь в эту кромешную тьму, любопытно мне, что там. И тут чувствую, как муж подходит сзади, обнимает и уводит от края. Гладит по волосам, говорит: «Непоседа ты моя! На минуту нельзя без присмотра оставить». И так тепло мне сразу стало. Сразу поняла – он отвёл меня от какой-то большой беды. Проснулась совершенно спокойная, с уверенностью, что операция пройдёт без осложнений. Так оно и вышло».

Из письма Марины
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №03, январь 2018 года