СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема «Нас, Шуфутинских, уже двенадцать человек»
«Нас, Шуфутинских, уже двенадцать человек»
29.01.2018 15:39
«Нас, Шуфутинских, уже двенадцать человек»Михаил Шуфутинский родился в 1948 году в Москве в семье участника Великой Отечественной войны врача Захара Давидовича Шуфутинского. Когда Михаилу исполнилось пять лет, трагически погибла его мама. Воспитанием внука занимались бабушка и дедушка, родители отца. У мальчика рано обнаружился музыкальный талант, он окончил музыкальную школу и Училище имени Ипполитова-Иванова. 13 апреля Михаилу Захаровичу исполняется 70, за плечами – неимоверное количество песен, которые знают все от мала до велика. За свою творческую жизнь Шуфутинский успел прославиться не только на родине, но и в США, куда уехал в далёком 1981 году. Окончательно музыкант вернулся в Россию в начале двухтысячных.

– В своей книге вы написали, что живёте как бы в двух измерениях: одновременно и в России, и в Америке. С момента выхода книги прошло много времени. Почему решили жить в одном измерении – в России?
– Здесь моя основная аудитория, все говорят по-русски. А я, не забывайте, пою по-русски. В России мои корни, родные, друзья. Эмиграция была вынужденной мерой, я уехал из Советского Союза в те времена, когда жить здесь таким, как я, было просто невыносимо. Впоследствии понял, что поступил правильно, решившись на этот отчаянный поступок. Я обрёл вторую родину и почувствовал себя свободным человеком. Это был очень сложный период, пришлось всё начинать с нуля в совершенно незнакомой стране. Уезжал с семьёй навсегда, в те годы о возвращении и речи идти не могло. Но времена изменились, и я сумел вернуться на Родину, это большое счастье. В Америке у меня есть дом, там живёт часть семьи. Мои внуки не говорят по-русски, но я рад, что у них есть возможность беспрепятственно бывать в России.

– Трудно было стать там успешным?
– Конечно, нелегко. Приходилось кормить двоих маленьких сыновей. В США я не сразу начал петь, какое-то время даже работал охранником. Но потом потихоньку всё стало налаживаться, помогали друзья, начал выступать в ресторанах, пришла первая популярность.

– Каждый раз, переселяясь из одного места в другое, из Москвы в Магадан, с Колымы на Камчатку, потом в Америку, – вы как бы переходили очередной Рубикон. Что подталкивало всё начинать сначала? Как боролись со страхом – а вдруг не получится?
– Пойдёт хорошо – значит, молодец, а нет – сам виноват. Если не попробуешь, никогда не узнаешь, прав ли ты. К таким переселениям подталкивала сама жизнь. Ничуть не жалею, что всё сложилось именно так. Я много видел, многое узнал. Главное, не бояться начинать с нуля. Если есть внутренний стержень, близкие люди рядом, обязательно всё получится.

– В чём была главная разница между СССР и Штатами?
– В Америке решительно всё по-другому. Сейчас разница между Россией и США немного стирается, а представляете, каково было оказаться там в 1981 году, вырвавшись из-за железного занавеса!

alt

– Вы воспитывались в советской системе, а ваши дети уже в совершенно иной – американской. Чем отличаются методы воспитания в Союзе и Штатах?
– В Америке больше свободы, уважения к индивидуальности, личности. Когда мы туда только приехали, словно оказались на другой планете. Другим было абсолютно всё, в том числе и методы воспитания детей. Но какими бы они ни были – советскими, американскими, хоть китайскими, главное – воспитать порядочных, добрых людей. Я горжусь своими сыновьями, это сильные личности, у них свои семьи, и меня радует, что они передают наши семейные ценности моим внукам.

– Какие традиции в вашей семье?
– Как можно чаще всем вместе собираться за одним столом. Наша семья живёт на две страны; младший сын, его жена и дети – в Америке, старший с семьёй – в Москве. Но мы все постоянно летаем друг к другу в гости. Для меня очень важно быть с близкими. Я счастлив, что у меня большая дружная семья.

– Вы уже семь раз дедушка. Легко ли общаться с внуками?
– Это огромное счастье, что с каждым годом наша семья становится всё больше и больше. Ежедневно все созваниваемся, всегда в курсе, что происходит у каждого из членов семьи. А нас, Шуфутинских, уже двенадцать человек. Плюс ещё младший брат Владимир с его семьёй, их четверо, так что получается уже шестнадцать. Мой старший внук Дмитрий учится в университете, средний внук Ной очень музыкально одарённый и учится в школе на отлично.

alt

– Внуки похожи друг на дружку, на вас? Хотя их разделяют страны и континенты – они общаются?
– Все мои внуки абсолютно не похожи друг на друга, они даже живут в разных странах. Когда приезжают в Москву, я организовываю для них очень плотную культурную программу. Несмотря на то что они родились и растут в Америке, их корни здесь, и полезно знать и любить культуру родины предков. Они ходят в музеи, просто много гуляют по столице, любят балет, оперу. Конечно, к нам присоединяются и внуки, которые живут в Москве. Часть моих внуков живёт в Америке, часть – здесь. Все они очень тепло общаются.

– Расскажите о вашем творческом проекте с внуком.
– Когда-то мы совместно записали песню «Таганка», её рэп-версию, но назвать это проектом нельзя. Скорее дурачились. Потом этот ролик попал в интернет, все желающие могут его найти и улыбнуться.

– Какой праздник у вас любимый?
– Стараюсь отмечать все семейные праздники, у нас их много, семья-то большая. Наверное, самый любимый – это Новый год. Это время, когда мы обязательно собираемся все вместе либо в моём подмосковном доме, либо в Америке. Все выстраивают свои графики так, чтобы в эти дни находиться вместе с семьёй. Я очень ценю наши встречи.

– Как вам удавалось больше тридцати лет сохранять крепкие семейные узы?
– О том, какое настроение у моей жены Маргариты, я мог понять даже по тому, как она молчит. (Маргарита Шуфутинская ушла из жизни в 2015 году в Лос-Анджелесе. – Ред.) Очень важно доверие, которое мы бережно сохраняли в нашем союзе. Это говорит о том, что, когда женились, оба приняли правильное решение. Для меня ничего не менялось с первого мига, как только встретил свою супругу. Любовь, взаимопонимание и абсолютное доверие друг к другу мы пронесли через всю жизнь.

alt

– Для вас писали песни такие разные личности, как Олег Газманов, Олег Митяев, Никита Джигурда. Как вообще рождаются подобные творческие союзы?
– Я никогда не придумываю творческие союзы специально, всё происходит само собой. Поступает предложение, и если оно мне интересно, то с удовольствием берусь за работу. Есть задумки на будущее, но это пока секрет.

– Кто занимался интерьером вашего дома? Чем отличаются ваши дома в России и Америке?
– Мы всё придумывали вдвоём с архитектором. В стиле дома ничего особенного нет, обычная классика – подобных домов в XIX веке в России было очень много. Но архитектор, работавший над проектом, в большей степени строитель, нежели дизайнер, поэтому он ездил в Эрмитаж и другие петербургские музеи, черпал там информацию, идеи, а потом предлагал мне. Мы вместе с ним выбирали, пробовали, прикидывали. Я вообще очень скор на решения – если что-либо понравилось, стараюсь долго не думать. Когда долго думаешь, появляются сомнения, за которыми можно не увидеть главного и потерять первое впечатление. Говорят, оно обманчиво, – ничего подобного! Для меня первое впечатление всегда самое правильное. В Лос-Анджелесе у меня дом в чисто американском стиле: ранчо, одноэтажный, с достаточно большим участком. И он, скажем так, поспокойнее, чем подмосковный, – в общем-то, средний американский дом. А подмосковный выдержан в стиле классической усадьбы.

– Какое место в доме больше всего нравится?
– Меня вдохновляет каждый его уголок, ведь всё пространство в нём продумано до мелочей. У меня нет случайных помещений, всё построено по очень чёткому проекту. Вдохновение могу черпать везде, в зависимости от настроения. Люблю посидеть с кальяном, хорошо думается в кабинете, мыслями отдыхаю в бильярдной. Столовая – тоже место для вдохновения, ведь здесь за большим столом собирается моя семья, которая и есть главный источник моего вдохновения и творческих сил.

– Какие стили интерьера у вас ассоциируются с музыкальными стилями?
– На протяжении веков стили менялись. Например, возникновение архитектурного рококо немедленно нашло отражение и в музыке. В чистом виде музыкальный стиль рококо проявил себя в творчестве великих французских клавесинистов. В инструментальной музыке господствовала такая же галантная жанровая, портретно-пейзажная, пасторальная или танцевальная миниатюра. Так продолжается и по сию пору: современные новомодные интерьеры полностью находят ассоциации в современной музыке, танцевальной, например.

«Нас, Шуфутинских, уже двенадцать человек»– Все ли ваши мечты сбылись?
– Я вообще не мечтаю, я ставлю цели и добиваюсь их. Если постоянно мечтать, ничего само по себе не произойдёт. Надо работать!

– Михаил, правда ли, что бороду вы отрастили, когда ездили на Камчатку? С тех пор это ваш фирменный знак, отличающий от других исполнителей, как Михаила Боярского – шляпа?
– Да, борода появилась именно в тот период. Но я не считаю её своим фирменным знаком, это просто борода. Если хотите, это способ экономить по утрам время на бритье.

– Не думаете ли написать ещё одну книгу?
– Нет такого желания, а тем более времени. Всё, что я хотел рассказать о своей жизни, уже рассказал. Мне было важно поведать читателям, чего они обо мне не знали в силу того, что нас разделял железный занавес. После возвращения в Россию моя жизнь всем известна, писать о ней нет смысла, всё происходит здесь и сейчас. Если кто-либо хочет узнать обо мне побольше – достаточно войти в интернет или открыть периодическую прессу.

– В 2013 году вам присвоили звание заслуженного артиста России. Какие испытали ощущения?
– Человек не должен измерять себя дипломами, званиями и премиями, жизнь – это нечто другое, более важное. Хотя, не скрою, приятно, что государство заметило и высоко оценило мою многолетнюю творческую деятельность. Для меня присвоение этого звания стало полной неожиданностью и приятным подарком к юбилею. Конечно, я был рад.

– В этом году у вас опять юбилей, семидесятилетие. А какой день рождения запомнился больше всего?
– На каждом таком празднике всегда происходят какие-нибудь приятные встречи, запоминающиеся навсегда. Сейчас, пожалуй, самый памятный день рождения – это юбилей, который я отметил на сцене большим сольным концертом в Москве. Уже много лет встречаю дни рождения на сцене. Считаю, что для любого артиста это лучший подарок – встретиться со своим зрителем.

– Каждый год человек переосмысливает свою жизнь. Какие итоги вы подвели, что для вас значимо?
– Значим каждый мой концерт – в Ереване или Нью-Йорке. Значимо, что мои песни прозвучали в некоторых голливудских фильмах… В общем, всё, что касается творчества. Значимо то, что я в жизни встречался с очень хорошими людьми, прекрасными авторами, поэтами, музыкантами. Ну и, конечно же, семейные ценности, важные для любого человека: найти свою любовь, родить и вырастить детей, внуков, дожить до тех лет, когда ты можешь видеть их счастливые лица, знать, что они тоже многого добились в жизни. И при этом понимать, что ещё можешь им помогать.

Расспрашивала
Дарья ПАРЧИНСКАЯ
Фото: из личного архива

Опубликовано в №04, январь 2018 года