СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Тимур Родригез: Не могу описать, что почувствовал, не придумали ещё таких слов
Тимур Родригез: Не могу описать, что почувствовал, не придумали ещё таких слов
19.02.2018 15:16
Тимур РодригезТимур Родригез – шоумен, ведущий, актёр, исполнитель собственных песен. Как простой мальчик из Пензы попал на вершину шоу-бизнеса? Чем Тимур собирается удивлять зрителя? Почему предложение своей будущей жене сделал на вершине вулкана? Об этом и другом вы узнаете из нашего интервью.

– Тимур, какие детские воспоминания для вас дороги? Что запомнилось больше всего?
– Мой папа, актёр детского театра, играл на ёлках Деда Мороза. Я видел, как на него реагируют дети, для них он был настоящим волшебником, но для меня – прежде всего папой. И при этом я понимал, что он очень крутой Дед Мороз, – дело и в актёрском мастерстве, и в умении найти подход к детям. Потом я сам играл на ёлках, мы тоже старались оживить представления. В моей юности не было роботов, поэтому я обожал играть Бабу-ягу. Брал костюм у папы в театре, вспоминал голос Георгия Милляра и пугал детей!

– Недавно вы поддержали проект фонда «Подари жизнь» и «Азбуки вкуса». Часто принимаете участие в благотворительных акциях?
– Стараюсь это делать регулярно. Не первый раз поддерживаю фонд «Подари жизнь», не раз с ним сотрудничал. Я считаю, что любой человек обязан помогать другим, а если это артист – тем более. Но стараюсь не афишировать подобные действия, у меня к этому неоднозначное отношение. Не люблю, когда мои коллеги-артисты выставляют в социальных сетях свои фотографии с детками, которым нужна помощь. Мне кажется, в таких случаях они просто демонстрируют свои достоинства, а не призывают других людей оказывать помощь. Считаю, что помогать надо тихо и с удовольствием. Другое дело, когда нужно собрать зрителей, чтобы поддержать какую-либо благотворительную акцию. Так было с Фондом Константина Хабенского, когда я играл на сцене, а Чулпан Хаматова приходила к нам на спектакль, спасибо ей огромное за поддержку. Вот в таких ситуациях, я считаю, мы должны рассказывать о проектах, о том, как и какому количеству детей они помогают. И замечательно, что подобные акции происходят. Весной прошлого года актриса Юлия Пересильд пригласила меня на благотворительный спектакль «Люди и птицы». А потом фондом «Галчонок» был организован фестиваль «Галафест» в московском саду «Эрмитаж», где собралось огромное количество особенных деток. Я видел счастливых родителей, которые, оказывается, ждали фестиваля целый год, чтобы их дети могли почувствовать себя обычными людьми. Это очень важно. А то, что делают основатели фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматова и Дина Корзун на протяжении долгого времени, считаю огромным делом, практически подвигом, который побудил большое количество других артистов и простых людей помогать, создавать, дарить поддержку. Мне кажется, что важнее этого не может быть ничего.

– Тимур, ваша родина – Пенза. У вас сохранились тёплые воспоминания об этом городе?
– Наверное, самое тёплое воспоминание – это время, проведённое у папы в театре, а также походы в кино и магазин «Малыш», который находился на Московской улице; там мы покупали игрушки. А чуть позже стал наведываться в магазин «Электрон», там продавались пластинки, кассеты и множество музыкальных инструментов. Этот магазин завораживал. Играть на музыкальных инструментах я ещё не умел, но мне нравилось на них смотреть, ощущать их запах. Любимым был отдел пластинок. Кстати, там я купил диск знаменитой американской группы «Ран Ди-Эм-Си». Это был аутентичный виниловый диск, выпущенный не в Америке, а в Канаде. Без этой пластинки многого в моей жизни не произошло бы.

alt

– Как часто посещаете малую родину?
– Не очень часто, потому что радую своих родителей тем, что привожу их к себе.

– Было трудно в первые годы после переезда из Пензы в Москву?
– Да, непросто. Но меня это не сломило, скорее заставило двигаться вперёд. В целом нет ощущения, что эти годы оказались чрезвычайно тяжёлыми, мне не приходилось, утирая слёзы, грызть землю и бить кулаком в грудь, чтобы обратить на себя внимание. Непростые жизненные ситуации необходимо пройти, дабы стать сильнее и заметнее.

– У вас два сына. Что дарите им в дни рождения?
– Всё, что они захотят, но в разумных пределах. Например, дети могут пожелать космический корабль, но его можно собрать из конструктора лего.

– Помните, что дарили в детстве своим родителям?
– Конечно. Для любого родителя лучший подарок от ребёнка – тот, который он сделал своими руками. В детстве я очень много рисовал. Находил картинки в детских журналах и срисовывал их. Неплохо получалось. Делал «живые» открытки, в которых некоторые элементы двигались. Родители хранят все мои подарки.

– Как родители помогали вам развивать незаурядные способности?
– Они мне просто не мешали. Например, отпускали на разные встречи, в те места, где собиралась творческая молодёжь. Показывали мне хорошее кино, ставили хорошую музыку, давали читать хорошие книги. Я думаю, это важно. Они не давили на меня, поддерживали во всех начинаниях и, главное, ни разу во мне не усомнились. Лучшего воспитания и представить невозможно.

– Как вы первый раз попали за границу? Что вас там поразило?
– Я очень поздно выехал за рубеж. Это был 2001 год, летал в Израиль. Мы провели там несколько дней с классной компанией. А следом, в том же году, я полетел в Нью-Йорк. Но не просто так, а в составе компании «Эм-ти-ви Россия». Снимал репортажи в печально знаменитых башнях-близнецах, которые рухнули буквально через несколько дней после нашего отъезда.

– Вы учились на преподавателя иностранных языков, а стали шоуменом. Почему решили сменить профессию?
– Правильнее поставить вопрос так: каким образом мне в голову пришла идея пойти на иняз, если все и так знали, чем я буду заниматься? Дело в том, что я очень любил английский язык, люблю до сих пор. Но прекрасно понимал, что просто не могу найти в себе силы попробовать поступить в театральный. Поэтому сказал себе, что буду учиться на инязе. Прекрасный английский язык, прекрасный преподавательский состав, красивые девочки вокруг. А учитывая творческую активность, я и там пел, танцевал, писал сценарии спектаклей. Параллельно мы занимались КВН. Так что это была прекрасная школа. Потом я уехал в Москву.

alt

– Ваша специальность, знания, полученные в университете, пригодились в жизни?
– Они пригодились хотя бы потому, что я пишу песни на английском и немного на французском языках. Вопрос в том, как эти знания применить, если, не дай бог, придётся сменить профессию. Но преподавать пока не планирую.

– Если у вас что-нибудь не получается, вы оставляете проект или стараетесь довести дело до конца?
– Всё зависит от ситуации. Если не получается двигаться дальше, потому что проект перестал нравиться, то вношу правки, пытаюсь понять: дело в нюансах или в чём-то другом? А если причина в том, что не оправдываю ожидания зрителей, то абсолютно спокойно переключаюсь на что-нибудь другое. Ведь угадать, какое выступление наверняка понравится нашему зрителю, невозможно.

– Вы производите впечатление очень лёгкого в общении, весёлого и обаятельного человека. А в обычной жизни вы тоже такой? Или это сценический образ?
– На самом деле я угрюмый и скучный. (Смеётся.)

– Я вам не поверю!
– Как вы понимаете, у меня по разным причинам периодически бывает плохое настроение. Но всегда спасает музыка – случайно услышанная или специально поставленная песня.

– Вы поёте, танцуете, снимаетесь в кино, озвучиваете мультфильмы… А какой жанр и какая аудитория вам наиболее близки?
– Как выяснилось после одного из мощнейших проектов Первого канала «Один в один», моя аудитория – это люди от трёх до девяноста трёх. Я не могу бросить телевидение, потому что оно всегда было мне интересно, но этот вид деятельности нужно правильно дозировать. А музыка мне нравится в любых проявлениях, я пробовал себя в очень разных жанрах. Раньше думал, что если стану заниматься лишь одной музыкальной областью, то потеряю определённую часть своей аудитории. Но недавно понял, что, к примеру, исполняя рэп, заставил людей, которые никогда не слушали эту музыку, понять и полюбить её. Вообще всё, чем занимаюсь, стараюсь делать с любовью. Считаю это основой своих побед.

– Говорят, что вы сделали предложение своей жене на вершине вулкана. Почему?
– Потому что мы сами по себе как два сильных и опасных источника энергии. Два таких не угасших вулкана. Поэтому я посчитал, что это прекрасная аллегория наших отношений и точнее, чем в таком месте, я не передам свои чувства.

– Что вы испытали, когда в первый раз стали отцом?
– Я от начала до конца присутствовал на родах. Единственное – не наблюдал самого главного процесса. Супруга считает, что есть вещи, которых мужчина видеть не должен. Так что пришлось выйти из родзала и вернуться туда, когда Мигель уже появился на свет. Мне кажется, даже самый красноречивый человек на свете не сможет и вполовину описать чувства, которые он испытывает, когда впервые берёт своего ребёнка на руки. Не придумали ещё таких слов.

alt

– Вы живёте в самой Москве?
– За городом.

– Чем увлекаетесь в обычной жизни – охота, рыбалка, походы в горы?
– Недавно услышал прекрасное выражение: «У меня нет времени на хобби». Это про меня. Не хватает времени даже на обычную жизнь, не то что на хобби. Потому что очень много работаю, и мне это нравится. Могу честно сказать: не хочется искать какое-то хобби, ведь у меня и так есть то, что делает счастливым. Мне незачем переключаться.

– На мой взгляд, у вас очень чёткая артикуляция и лучшая дикция среди всех представителей шоу-бизнеса. Где и как вы занимались постановкой голоса?
– Спасибо большое! Раньше, когда я не мог разгрызть грецкий орех, он подолгу находился у меня во рту. При этом нужно было разговаривать с людьми, но сложно было донести до них некоторые фразы. Однако через пару месяцев у меня получилось. (Смеётся.)

Расспрашивала
Дарья ПАРЧИНСКАЯ
Фото: PhotoXPress.ru

Опубликовано в №07, февраль 2018 года