Дух, ты пошутил?
02.03.2018 17:16
Не ходи в церковь – убью

Дух, ты пошутил?В юности я был уверен, что гадают только девушки, да и то на картах или под Рождество. Но однажды оказался в компании ребят, страстно желавших узнать будущее. Правда, в отличие от башмачков, бросаемых за порог, и льющегося воска, мы с друзьями детства решили сразу взять быка за рога. То есть вызвать духа.

Нам с пацанами было по 17 лет. После окончания школы каждый из нас находился на распутье и смутно представлял свою дальнейшую дорогу. Мишка мучился, поступить ли ему в МИИТ (Московский институт инженеров транспорта. – Ред.) или лучше попробовать в Политех. Макс собрался в пограничное училище, но тоже не был до конца уверен и подумывал о других военных институтах. Серёга вообще пока не хотел определяться – просто плыл по течению и ждал, куда вынесет кривая. И лишь один я почему-то точно знал, что поступлю в МГУ и никуда больше. На исторический.

На дворе было начало девяностых. Первые двухкассетники, на ногах – модные слаксы и незабвенная польская водка в ларьке на фоне усиливавшегося бардака в стране. Не помню, кто именно из нашей компании предложил узнать будущее в канун Рождества, но точно не я. Тогда мне казалось, что это полная ерунда и вообще занятие, не достойное парней. Но, видимо, перестроечная пресса сделала своё дело: тогда разве что заводский листок не писал о Шамбале, Пермском треугольнике и третьем глазе.

Мы знали лишь самый простой способ вызывать духов. Для этого следовало взять в руку нитку с небольшим грузом, вызвать покойного и задать ему вопросы. Если нитка оставалась неподвижной, значит, дух говорил «нет». Если же качалась, ответ положительный. Даже как-то странно: ещё недавно мы чуть ли не плевались при слове «гадание», а сейчас на нас напал странный азарт.

Вызывать пришельца из потустороннего мира решили на квартире у Макса – его предки как раз собирались уйти в гости. Когда мы наконец остались одни, приступили к таинственному обряду. Но был один нерешённый вопрос.

– Кого вызывать-то будем? – спросил Макс. – Покойных родственников?
– Да ну на фиг! – отмахнулся Мишка. – Неинтересно.
– Может, Ленина?

Мы заржали.

– Все вызывают Ленина, – сказал я. – Не факт, что Ильич сейчас не занят.
– Давайте Кашпировского!
– Так он ещё не умер. Нет, нам нужен кто-нибудь мёртвый.

И тогда я ляпнул:
– А давайте вызовем дух Рюрика, первого русского князя! Никто не против?
– А если Кутузова?
– Так ведь он тоже может быть занят, сколько народу сейчас гадает! – начал я защищать кандидатуру отца русской государственности. – А Рюрика фиг кто вызовет. Да и не помнит о нём почти никто.
– А что, это мысль, – согласился Мишка.

Каким же я был наивным и инфантильным! Стыдно признаться, но тогда казалось, что если я собрался поступать на исторический факультет МГУ, то «благословить» на учёбу меня должен не кто иной, как первый русский князь. Правда, парням об этом не сказал.

– Ладно, давайте Рюрика, – согласился Макс. – Мне нравится.

Вызывать дух князя, разумеется, поручили мне. Было немного страшно. С другой стороны, это всё же благородный Рюрик, а не какой-нибудь кровопийца.

– Дух Рюрика Инглинга! – важно провозгласил я, когда Макс выключил свет. – Вызываем тебя!

Я где-то вычитал, что легендарный князь по одной версии принадлежал к древней скандинавской династии Инглингов. Хотя другой версии у меня всё равно не было. Просто казалось, что имя духа необходимо назвать полностью, а другой «фамилии» Рюрика я не знал.

– Княже, явись нам, – повторил я приглашение.

В комнате стояла тишина. И вдруг спустя минуту мне показалось, что нитка дёрнулась.

– Дух, ты здесь? – спросил я.

Нитка чуть качнулась в сторону.

– Он отвечает! – восторженно прошептал Макс. – Вы видели?

Я повернулся к парням.

– Кто первый задаёт вопрос? Только быстро! Давай ты, Серёг?
– Нет, я пас.
– Тогда Мишаня.
– Куда я поступлю? – поинтересовался Мишка. – В МИИТ?

Наш самодельный маятник снова качнулся.

– В Политехнический?

Нитка осталась неподвижной.

– Во, определил, прикинь! – хихикнул довольный Мишка.
– Теперь Макс.
– Князь Рюрик, куда мне идти? – отчеканил фразу Максим. – Десант?

Нитка висела в покое, лишь чуть-чуть колебалась от дрожания руки.

– В танковое?

Полный штиль.

– В погранучилище?

Нитка дёрнулась так сильно, что я даже испугался.

– Теперь давай ты спрашивай, – сказал мне Макс.
– Княже, куда я поступлю? В МГУ?

Я пристально наблюдал за нитью, но никакого движения не последовало. Я не верил своим глазам. Как же так, ведь с МГУ всё уже практически решено! Повторил вопрос, но он снова остался без ответа.

– Поступлю в Институт иностранных языков? В Славянскую академию? – спрашивал я духа, наобум называя приходившие в голову варианты учебных заведений.

Нитка осталась безучастной.

– Но я поступлю в этом году?

Маятник дёрнулся.

– В другой вуз, тоже московский?

Нитка с грузом качнулась. Я набрался смелости и повторил первый вопрос.

– Может, это всё-таки МГУ, но другой факультет?

Опять молчание.

– Ну чего ты к нему пристал со своим МГУ? – заворчал Макс. – Он уже ответил, так что обломись.

Конечно, это ничего не решало. Но мне было очень обидно, что сам Рюрик отказался отправить меня в Московский университет. Мелькнула мысль: может, вызвать другого духа? Но парней уже утомило представление.

– Ладно, давай его отпустим, – попросил Мишка. – Твой князь, наверное, устал.
– Сейчас. Погоди. Про Серёгу надо узнать.
– Нет, я точно не буду ничего спрашивать! – запротестовал наш друг.
– Рюрик, князь Новгородский! – обратился я к духу. – Серёга пойдёт в техникум?

Молчание.

– В училище? Пойдёт работать?

Дух ничего не отвечал. Я стал перебирать варианты дальнейшей Серёгиной судьбы, но ответом нас так и не удостоили. И тут Макс заметил неладное.

– Ты чего глаза закрыл? – набросился он на Серёгу. – Молишься, что ли?
– Да, – нехотя признался Серёга.
– Ну и дурак! – отрезал Макс. – Только всех духов нам распугал.

Дух больше не проявлял активности, и вскоре мы разошлись по домам.

Как ни странно, Рюрик оказался прав. Мишка действительно поступил в МИИТ, а Макс стал пограничником. Я же, сам до конца не зная почему, выбрал вуз с уклоном в музейное дело и поступил туда тем же летом.

Другая история о вызывании духов – далеко не такая невинная, как наши дурацкие мальчишеские опыты. О ней моей сестре рассказала однокурсница.
Дело происходило в самом начале перестройки. В середине 1980-х даже солидные советские газеты не брезговали рассказывать читателям про Джуну, летающие тарелки и барабашек – публика встречала такие публикации на ура.

В городе, где жила однокурсница сестры, как раз в то время стал действовать один неформальный кружок. В него входили не рок-музыканты или подпольные художники, а, можно сказать, сливки города. У дочери директора градообразующего предприятия – назовём её Алёной Ивановной – собирался городской бомонд: местные мажоры, барыги и прочая «золотая молодёжь». Эта публика устраивала настоящие спиритические сеансы, как в книгах.

Вызывали духов по всем правилам: через блюдечко, лежавшее на большом рукотворном плакате с русским алфавитом. В круг избранных входили даже один заслуженный учитель РСФСР и инструктор райкома комсомола. Такие были времена: днём верная комсомолка выступала с речами о научном атеизме в свете «нового мышления», а вечером погружалась в атмосферу спиритизма, свечей и карт Таро.

Однажды тот заслуженный учитель, преподававший в школе физику, по большому блату привёл с собой молодую коллегу, учительницу русского языка и литературы, назовём её Надеждой. Никто не знает, что именно их связывало, только Надя горела желанием узнать будущее. В разношёрстной компании существовало одно правило: о том, что творилось в комнате, не должен знать никто за её пределами. Насколько строго соблюдалась эта установка, неизвестно, но учителю физики с большим трудом удалось уговорить принять новенькую в круг посвящённых.

Всё происходило так: люди вызывали духа, клали кончики пальцев на блюдце, и некая сила начинала «говорить», двигая блюдце по буквам. В отличие от нас, эти «чернокнижники» большой фантазией не отличались и в основном вызывали покойных родственников или знакомых.

Блюдце предсказывало многие вещи с потрясающей точностью. Например, чей-нибудь «дедушка» или «отец» безошибочно угадывал, сколько денег сейчас лежит в кармане у того или иного товарища-спиритиста. Когда дух называл верную сумму, было очень весело.

О себе потусторонние существа сообщали крайне мало. Когда их спрашивали, откуда они пришли и как им там живётся, следовали односложные ответы: «издалека», «из глубины», «из космоса» и так далее. Только один раз дух сообщил, что в том месте, откуда он происходит, живётся хорошо, но ему там «ни тепло, ни холодно».

Увлечённая Надя продолжала бегать вместе со своим физиком на магические сеансы, пока в её жизни не произошло кардинальное событие. То ли под влиянием моды на духовность, то ли по совету бабушки или мамы Надежда решила креститься. Об этом она никому из спиритистов не рассказала, даже учителю физики.

Надю крестили в старинном православном храме. Всё прошло, как и полагается: молодая женщина трижды отреклась от сатаны, трижды плюнула и дунула в сторону воображаемого нечистого. Но поскольку новообращённая в вере ещё не утвердилась, она стала совмещать православные службы и спиритические сеансы.

Однажды она всё-таки задала волшебному блюдцу давно терзавший её вопрос:
– Дух, скажи, когда я выйду замуж?

Блюдце не сдвинулось с места. Спиритисты подождали минуту, другую, третью, но ничего не менялось. Люди собрались уже разомкнуть руки, как вдруг блюдце начало показывать буквы.

«Когда ты снова придёшь в церковь, я тебя найду и убью», – гласило послание.
Надя побелела от ужаса.

– Ну что вы, милая, успокойтесь и не переживайте, – утешала девушку хозяйка квартиры. – Что-то похожее уже бывало, он просто шалит.

Но учительница расплакалась и выбежала из квартиры. Долгое время она не приходила на сеансы, пока однажды физик в школе не прошептал ей на ухо:
– Надюш, Алёна Ивановна очень огорчена, что ты больше не приходишь. Она просила сказать – дух пошутил и обязательно попросит прощения. Такое уже бывало.

Пересилив себя, Надя пришла на очередной вечер.

– Милая, задай вопрос, – предложила Алёна Ивановна. – Не бойся, он сегодня добрый.
– Дух, ты в прошлый раз пошутил? – набралась смелости Надежда. – Ведь так?

Но блюдце после её вопросов больше не двигалось. Надя приходила ещё несколько раз, а потом ей это наскучило. К тому же она познакомилась с парнем, и странные блюдца со временем совсем перестали интересовать молодую женщину. Но в храм Надя не ходила – боялась. Кто его знает, а вдруг дух её там ждёт?

Наступали новые времена, повсюду возникали кооперативы. Надя выскочила замуж за своего пробивного Толика. Её избранник открыл лавочку по изготовлению простенькой мебели. Надежда ушла из школы и занялась семейным бизнесом.
Вскоре супругам повезло снять большой склад недалеко от центра города. Теперь его предстояло очистить от мусора. Трудяги расчищали хлам, разбирали строительные леса.

– Давайте поживее! К холодам нужно освободить помещение! – руководила Надя работами.

И вдруг с высоты лесов свалился тяжёлый мешок с обломками кирпичей и старой штукатурки. Он угодил Наденьке прямо по голове. Учительница пролежала в коме несколько недель, а потом её не стало. Но люди, знавшие историю о предостережении духа, ужаснулись одному совпадению: складское помещение, арендованное Толиком и Надей, располагалось в бывшем православном храме.

Дмитрий БОЛОТНИКОВ
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №08, февраль 2018 года