Заставляют жечь гробы
18.04.2018 00:00
ЗаставляютЗдравствуйте, уважаемая редакция! Являюсь постоянным читателем вашей газеты с первого выпуска. Решила поделиться своими давними историями.

Мой дед был участником Великой Отечественной, заядлым коммунистом, не верил ни в Бога, ни в дьявола. А бабушка, его жена, потихоньку бегала в церковь молиться, дед всегда ругал её за это. Перед смертью в 1987 году запретил его отпевать. Так и сказал: «Только посмей меня в церковь отвезти, я тебя с того света достану!» Бабушка собиралась отпеть деда в храме, а потом везти на кладбище. В общем, похоронили мы его неотпетым.

Я была его старшей внучкой, мне тогда было 17, умирал он у меня на руках.

На девятый день после похорон снится мне дед. Весь какой-то чёрный, грязный, помятый, говорит: «Внучка, скажи бабке: лежать твёрдо, дышать трудно, земля давит – очень тяжёлая». И исчез. Я бегом к бабушке, всё рассказала, и мы с ней в церковь поехали. Подошли к батюшке, он нам посоветовал ехать на могилу, взять с гробницы земли, привезти ему. Так и сделали. Батюшка эту землю намочил святой водой, читал над ней молитвы, осенил крестным знамением. Велел снова отвезти её на могилку и посыпать в виде креста, прочесть молитву при горящих церковных свечах и оставить их на гробнице. Мы с бабушкой всё это выполнили и вернулись домой.

Буквально на следующую ночь дед приснился мне красивым, молодым, улыбающимся. Сказал: «Ой, внученька, спасибо тебе! Мне так хорошо стало! Лежать мягко, земля лёгкая как пух, грудь не давит. Бабке передай низкий поклон».

Cказал так и исчез в тумане. Уже тридцать лет, как он мне не снится.

А вот другая история. Отец умер в 2001-м во сне от кровоизлияния в мозг, ему было 52 года. Папа был грузным человеком. Когда привезли для него гроб, он оказался узким, и крышка плотно не закрывалась. Мы с мужем отвезли гроб обратно, обменяли на другой, более широкий. Яму для «нового» гроба мужики расширяли лопатами и ломом. А земля мёрзлая, дело было 4 декабря, стояли двадцатиградусные морозы.

Когда ехали в ритуальном автобусе, я увидела, что у отца из-под ресниц выкатилась и поползла по щеке слеза. Мы с мамой испытали шок: он как бы прощался с нами.

А сейчас короткое отступление, которое связано с дальнейшим повествованием. В 1996 году у меня родилась мёртвая девочка – удушение пуповиной. Это была первая внучка папы. А в 1998 году я родила сына Богдана.

Сорок дней отцу мы отмечали 19 января, в Крещение. Накануне мне приснился сон. Будто гуляю по скверику, цветут деревья, цветы, а мне навстречу идёт отец – красивый, улыбчивый. Я бросилась к нему, спрашиваю: «Папа, ты как?» «Ой, доченька всё хорошо. Всех родных встретил, даже внучку свою видел. Такая умная, красивая девочка, на Богдана похожа. Только у меня проблема – гроб в топку не лезет, придётся на дощечки разбирать и сжигать по одной». Я спрашиваю: «А что, вас заставляют свои гробы жечь?» «Да, мы до сорока дней в них спим, потом нам другое место выделяют. А мой гроб почему-то двойной, вот в топку и не пролезает. Ну всё, доченька, пора уходить». И исчез в дымке.

Из письма Татьяны Лалабековой,
г. Армавир, Краснодарский край
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №15, апрель 2018 года