Начальник исполняет арии
21.04.2018 00:00
Начнёшь сопротивляться – объявят сумасшедшей

Начальник исполняет арииЗдравствуй, «Моя Семья»! Хочу поведать вам историю своей двухлетней работы в одной кредитной организации – заместителем начальника отдела кадров.

На новое место пришла из бюджетной организации, в которой проработала двадцать лет, но наше подразделение сокращали, а мне было уже за пятьдесят. У нас маленький периферийный городок, и хотя моя семья живёт здесь уже 45 лет, местной роднёй мы не обзавелись и влиятельных друзей не заимели.

Несмотря на ежегодные грамоты, благодарности и отсутствие нареканий, удержаться на старой работе не рассчитывала. У нас в таких ситуациях оставляют своих, а остальных ещё до сокращения увольняют «по собственному желанию». Не захочешь по собственному – уберут по статье, найдут за что. И не нужно говорить: мол, к хорошему человеку и работнику грязь не прилипнет. Кто жил чужаком в таких городах, как наш, – знает: прилипнет. Вернее, и разбираться никто ни в чём не станет, а информацию сольют мгновенно.

Вот и пошла в преддверии сокращения куда позвали. А таких «ничейных» рабочих лошадок, ясное дело, не позовут на лёгкую работу. Или надо за четверых работать, или разгрести кучи за «своими», а потом уйти «по собственному желанию руководителя», а на расчищенное место снова возьмут «своих». До следующих куч, которые опять придётся кому-то разгребать.

До прихода в эту организацию я не представляла, как устроена кадровая работа. Думаю, как и все мы. Ведь большинство людей лишь пару раз в год забегает в отдел кадров – взять какую-нибудь справку или отдать копию.

На новом месте меня встретила начальник отдела, на двадцать лет моложе, и сразу обозначила мои функции. Я должна была оформлять командировки, вести личные дела, табели, трудовые книжки, осуществлять приём на работу и увольнения, выдавать сотрудникам служебные телефоны и принимать их, готовить приказы и распоряжения. Также в мои обязанности входило отвечать на многочисленные вопросы сотрудников, касающиеся их стажа, количества неиспользованных отпускных дней, обсчитывать и описывать больничные листы и отдавать их в бухгалтерию. И так далее, и тому подобное.

Себе моя молодая начальница оставила такие обязанности, как проведение собеседования с претендентом на рабочее место, согласование отпусков и покупка подарков к праздникам.

В отделе я находилась по 12–13 часов ежедневно, кроме выходных, и без конца бегала с документами по кабинетам. Из часового обеда позволяла себе урвать только 30 минут.

Вообще я организую свою работу чётко: у меня всё и всегда разложено по папкам с отметками, никакого мусора на столе, в компьютере тоже порядок. Но, несмотря на чёткий и энергичный ритм, я многое не успевала делать и в конце рабочего дня писала в ежедневнике, что у меня осталось незаконченным, а также намечала в убывающем порядке дела по степени срочности. Иногда их накапливалось столько, что выходные тоже приходилось проводить на рабочем месте – естественно, бесплатно.

Скажу честно: вздохнуть было некогда. При этом большинство молоденьких сотрудниц, по десять раз в день глотавших кофе, считало, что я ничего не делаю.

Как раз в то время мне на глаза попалась газетная заметка на тему «нервозатратности» профессий – кадровики там в первой десятке. Вот вам несколько примеров моей трудовой деятельности.

Человек уволился – отработал последний день до минуты, получил расчёт и отбыл домой. В мой кабинет влетает взбешённый владелец предприятия и требует подготовить приказ на выговор уволившемуся работнику – за некорректное поведение. Потому как тот ушёл и не попрощался лично с господином владельцем. От меня требуют немедленно сделать приказ и отнести его на подпись работнику, уже бывшему, ему домой! И ничего, что на часах девять вечера, хотя официально рабочий день у меня до 18.00 и я стою в дверях кабинета в пальто.

Ещё пример. На должность начальника управления, к которому относился и наш отдел, приняли иногороднюю 19-летнюю девочку, которая выучилась на продавца и немного поработала официанткой в кафе. То есть в финансово-кредитных делах она соображает ещё меньше, чем я. И тут же ничтоже сумняшеся владелец предприятия поручает мне делать часть её отчётности!

Или вот. Разъярённый владелец предприятия при мне рвёт на части больничный лист работника, присланный по почте. Он давно хочет уволить этого сотрудника, но тот сейчас лежит в хирургии с аппендицитом. Заодно в урну летит справка о беременности – для выплаты пособия в дальнейшем.

– И не смейте им сообщать, что этих документов нет! Этот обойдётся без больничного, а эту – завтра же за что-нибудь уволить. Ясно?! – орёт двухметровый образец эффективного менеджера.
А мне-то что говорить этим людям? Я ведь расписалась за получение их документов. Достаю из урны клочки, пытаюсь склеить…

В моей должностной инструкции кратко и ёмко написано: «Выполнять все поручения руководителя». Замечательно, правда? А если он поручит мне по выходным мыть полы в его доме и пиво покупать? Написано же – «все».

Я неоднократно видела, как по десять раз переделывали должностную инструкцию, когда принимали очередную рабочую лошадку. Но лошадка-то – «чужая» и не догадывается, что оформят её на полставки, а вкалывать будет на все две. И как только разгребёт авгиевы конюшни, которые устроили бесполезные, но «свои», её вежливо или не очень попросят уйти по собственному желанию. А начнёт сопротивляться, у неё быстро найдут в сумке чужую вещь или объявят сумасшедшей и хором напишут акт, что она оправлялась посреди кабинета…

Владелец нашего предприятия просто обожал устраивать «кастинги» при приёме на работу. Два-три раза в месяц он целыми днями «кастинговал» молодых девиц, едва окончивших неважно какое училище или колледж, и принимал на работу сразу восемь-десять человек, причём всех – начальниками управлений или отделов. А если отделов не хватало, тут же переделывали штатное расписание.

Мой кабинет находился рядом с его кабинетом, и в эти дни мне невольно приходилось часами слушать, как он «обучает» посаженных за длинный стол девиц: пляшет армянские танцы до сотрясения стен, исполняет арии из «Травиаты», пародирует Волочкову и читает стихи собственного сочинения. Я ничего не преувеличила!

Однажды владелец и его свита целый день выступали в курилке на тему тупости нашего местного провинциального населения: мол, надо бы тут всех стерилизовать и кастрировать. Целый рабочий день!

Думаю, не надо говорить, что никаких благодарностей и премий я за свою работу не получала, зато запустила здоровье и в результате надолго попала в больницу – к счастью, не в психиатрическую.

Пока болела, наше предприятие лишили лицензии, ходили слухи о намеренном банкротстве. Когда я вышла на работу, у нас уже командовала временная администрация.

Сотрудники сбежались на меня посмотреть, как будто я умерла и вот – воскресла. Оказывается, владелец предприятия кричал, что сдохнет сам, но не допустит моего выхода на работу! Не сдох, правда, но уволился со своей свитой, а я доработала до последнего дня существования организации. И вот уже 2,5 года сижу без работы.

Я легко уживусь с любыми сотрудниками. У них может что-нибудь получаться или нет, но для меня главное, чтобы они ходили на работу трудиться. Это же так замечательно, когда есть чёткие должностные инструкции и все сотрудники приходят в организацию именно работать. Увы, к сожалению, такое мало где есть. Страшно, когда на работе тебя в любой момент могут подставить  (например, уничтожить важный документ или спрятать за несгораемый шкаф чьё-нибудь личное дело – у нас доступ к ним был свободный, закрывать их в шкафу запрещалось).

Моя взрослая дочь не верила, когда я рассказывала ей, что мне говорил или писал по электронной почте владелец предприятия. Поверила, только когда дала ей почитать кое-что из нашей переписки. Тогда дочь сказала:
– Я давно работаю в бизнесе, но чтобы такое… В голове не укладывается.

Да. В очень крупном городе, где она живёт, к власти всё же ближе и порядка больше.

С большим уважением к вам!

Из письма А.Д.
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №16, апрель 2018 года