На Дашке шкура горит
27.04.2018 15:18
Хотелось влепить ей тряпкой, но сдержалась

На Дашке шкура горитЯ давно заметила, что Дашка строит глазки моему мужу Сашке, но доказательств измены не было. Выскажи я предположение или сомнение на этот счёт – он тут же обвинит: мол, дура, навыдумывала и сама верит. Ещё и высмеет.

Дашка – это моя коллега, пышная блондинка с тяжёлой грудью. Мы, можно сказать, дружим домами. Поссориться и потерять приятельницу? А вдруг я действительно мнительная и мне всё только кажется? С другой стороны, если у них уже всё было, то ссора ничего не изменит. Сашка у меня ходок, считает, что суть мужчины – охотничья, только лох не воспользуется ситуацией. Шутит: «Наше дело не рожать». А на Дашке, стоит оказаться рядом подходящему мужику, буквально шкура горит – ну, вот родилась она такой, хотя по характеру добрая.

Мы с Дашкой не так давно получили квартиры в соседних подъездах, дом построило наше предприятие. Нам телефон уже установили, а у Даши в квартире ещё нет. Вот она и приходила к нам каждый день позвонить то маме, то подруге.

В субботу пришла после обеда. Я с утра сделала генеральную уборку и в момент её прихода домывала посуду.

– Позвоню! – бросила она с порога и – к телефону в прихожей.

Дашкина голая нога на прителефонном пуфике оказалась прямо перед открытой дверью в большую комнату, как раз напротив кресла, в котором сидел Сашка, инвентаризуя рыболовные снасти. Я видела, какую соблазнительную позу приняла Дашка, но что тут скажешь? Сделать замечание – мол, не ставь ногу на пуфик? Ну, удобно ей так разговаривать. Да и Сашке смотреть не запретишь – на то и глаза.

– Дай тряпку, – попросила Даша зычным голосом.

Сашка улыбнулся уголками губ. Хитёр, подлец, читает мысли женщины. Льстит ему, что его завлекают.

– Зачем тебе тряпка? – злясь, спросила я.
– Телефон вытереть, – без зазрения совести ответила Дашка.
– Я только что протёрла, – сказала я строго.
– Ну да ладно, – отмахнулась Дашка с улыбкой, – была пара соринок, я их уже сдула.

Поговорив по телефону, она решила пообщаться с Сашкой о том о сём, пока я занята.

– Иди на кухню, чайку попьём, – предложила я ей.

Но она отказалась:
– Только что дома пили.

Мне ничего не оставалось, как оставить посуду недомытой и идти в комнату, чтобы присутствовать при их разговоре.

Дашка рассказывала о новом стиральном порошке.

– Такое белоснежное бельё получается, если в нём замочить и постирать.

И вдруг поднялась и подошла к светильнику на стене, демонстративно провела пальцем по кронштейну. Я уже буквально кипела от злости, даже не знала, что сказать.

Но облом. Самый придирчивый старшина не придерётся. Дашка стояла и смотрела на палец – показать ей было нечего: я с утра везде пыль протёрла. Однако жест уже сделан, и муж обратил на него внимание. Мне хотелось влепить Дашке тряпкой по рукам, но сдержалась.

Увидев выражение моего лица, она быстро поменяла тему:
– Посмотри, какой костюм я в ателье пошила!

Демонстративно повернулась. Костюм действительно был хорош, белый в чёрных лапочках, атласный. Мини-юбка обтягивала ноги и то, что выше.

– Закажи себе такой, – посоветовала мне Дашка.

Сашка тихо улыбался и молчал. Я поняла: наблюдает, ему интересна моя реакция. Согласилась с Дашкой, что костюм хорош, а сама думала, куда бы отправить мужа, чтобы ей не перед кем было округлостями крутить.

– Сгоняй за хлебом и молоком, – попросила его.

Сашка отправился в магазин, а Дашка – домой.

На работе я поделилась своим беспокойством с коллегой Лидой, которой доверяла.

– Я бы такое не потерпела, – сказала та. – Выгнала бы и её, и его.

Я возразила, что, возможно, это мои домыслы, фактов-то нет, со свечкой не стояла. Пожаловалась, как меня достала Дашкина показная чистоплотность:
– Приходит меня экзаменовать!
– Чистоплотность? – фыркнула Лидка. – Мы на субботнике убирали территорию, как раз возле вашего дома. И зашли с девчатами к ней воды попить, так мне было стыдно, что я их туда привела! Под столом куча пыльных бутылок от пива и молока. Всё разбросано. Две собаки и три кошки – соответственно, запах. На полу миски с едой для животных. По всей квартире следы грязных лап. Непонятно, собака нечаянно в молоко наступила или у них тут у всей живности привычка мыть лапы в тарелках. Зрелище не для слабонервных. Даже пить из её чашек расхотелось.

Я никогда не была у Даши, но нарисованная Лидой картина меня заинтриговала. За собственной-то внешностью Дашка очень следила.

На следующий день я пошла к ней, якобы узнать телефон ателье, где она костюм заказала. Лидка не обманула – я увидела именно то, что она мне красочно живописала. Дашка открыла дверь, и сразу её огромная чёрная собака, став на задние лапы, положила передние мне на плечи.

– Не бойся, она добрая, – сказала Дашка и отозвала псину.

Я прошла в комнату. Мы немного поговорили. Коты и собаки действительно были хозяевами этой квартиры.

– Люблю животных, – сказала Даша. – Люди за себя могут постоять, а бессловесных тварей жалко.

Дашка пошла на кухню искать телефон ателье, а я осмотрелась. Не верилось, что так жила холёная Даша: лифчик на спинке стула, куча грязных тарелок возле дивана – видно, ели вечером за просмотром фильма. Люстра в виде полусферы покрыта толстым слоем пыли. Как её муж это терпит?

Недолго думая, я пальцем написала по пыли на люстре «Даша». Не знаю, кто из них потом заметил надпись, она сама или её муж, только Дашка больше не проверяла пыль в моей квартире и вообще перестала ко мне ходить и Сашку завлекать. Хотя на работе мы общались, как и раньше, и домой вместе шли.

Валентина БЫСТРИМОВИЧ,
Минск
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №16, апрель 2018 года