Ни таблички, ни фотографии
16.05.2018 15:27
Нашлась заколдованная могила

Ни таблички, ни фотографииУ моего мужа много лет был очень хороший приятель по имени Михалыч, они в одной компании охотились. Умер Михалыч стремительно, от онкологического заболевания. Эта смерть стала для мужа сильным потрясением. Недавно была очередная годовщина печального события. Как водится, вспомнили хорошего человека добрым словом. И невольно всплыла в памяти история захоронения Михалыча. Эта история несколько лет не выходила у меня из головы. Хочу с вами поделиться.

На нашем новом кладбище хоронят кварталами. Люди приезжают на очередное погребение и видят: справа от возникающего прямо у них на глазах захоронения уже всё плотно занято свежими могилами, слева – чистое поле. А ещё через несколько месяцев это «чисто поле» уже сплошь занято могилами. При таких темпах захоронения бывает очень непросто найти могилу своего близкого.

На похоронах приятеля муж обнаружил, что могила Михалыча находится в том же квартале, где за полгода до этого хоронили отца моего супруга, только заезд с другой стороны. И даже порадовался в душе этому факту: так он сможет попутно навещать сразу и отца, и приятеля. Муж изо всех сил старался запомнить место захоронения, примечал соседние памятники, выделяющиеся из общей массы.

Через полгода поехали мы к свёкру на могилу, решили зайти и к Михалычу. Искали его могилу долго и добросовестно, но найти так и не смогли. Муж надеялся узнать у жены приятеля координаты и номер могилы, но она к тому времени продала квартиру и уехала из города. Найти сыновей (их у Михалыча трое от двух браков) муж и не пытался, адресов не знал.

Каждый год накануне Радоницы мы приезжали на новое кладбище, чтобы привести в порядок могилу свёкра. Снова заезжали на участок Михалыча, прошли по рядам и прочитали все таблички на памятниках, разглядывали даты и лица на фотографиях. Могила Михалыча будто растворилась в пространстве. Ситуацию усугубляло ещё и то, что даже спустя столько времени после похорон на этом довольно большом участке оставалось немало безымянных могил. По каким-то причинам фотографии и таблички на памятниках отсутствовали. О том, что могила Михалыча могла оказаться в их числе, мы не подозревали.

Муж даже стал сомневаться в собственных умственных способностях. Очень жалел, что на похоронах Михалыча не додумался записать координаты его захоронения. Найти могилу приятеля стало для мужа идефиксом и делом принципа. Так продолжалось года три или четыре. Мы уже выучили лица и фамилии соседей Михалыча по кладбищу.

Во время поисков обнаружили могилу нашего бывшего соседа по дому. За несколько лет до своей кончины сосед сменил место жительства, и мы ничего о нём не знали. И вот теперь стояли у его могилы, смотрели на постаревшее лицо на фотографии, вспоминали и удивлялись: как всё же тесен мир. Могилка соседа была прибрана и ухожена. Это чрезвычайно радовало: значит, жена и дети не забывают его.

Рядом с захоронением бывшего соседа – ещё одна могила. Смотреть на неё было грустно и больно. Заброшенность бросалась в глаза на фоне ухоженных соседних могил. Эта могила была доверху завалена выгоревшими на солнце венками. Их оказалось столько, что памятник под ними совершенно скрылся из виду. Мы в своё время уже заглядывали под эти венки и знали, что ни таблички, ни фотографии на памятнике нет.

По прошествии некоторого времени со дня захоронения могилка сильно осела, плита на могильном холмике начала косо уходить под землю, некогда аккуратное нагромождение из венков сильно покорёжилось. Буйная прошлогодняя растительность и наметённый ветром мусор усугубляли неприглядную картину.

Муж печально смотрел на всё это безобразие и думал о своём:
– Куда же Михалыч-то подевался? Мистика какая-то…

И тут меня осенило:
– А вдруг это его могила?

Муж минуту колебался, а потом решительно двинулся к могиле.

– На похоронах был портрет. Я это хорошо помню, сам его нёс, – сказал он.

Муж раздвинул венки. На плите, прислонённый к памятнику, стоял погребальный портрет Михалыча. Взгляд был весёлым, но несколько укоризненным. Он как бы говорил: «Ну что же вы все про меня забыли?»

Эта невероятная находка глубоко поразила мужа, на него страшно было смотреть. Эмоции переполняли. Сказать всё, что он думал по этому поводу, муж не мог, только твердил:
– Так нельзя! Понимаешь? Так нельзя!

Я-то это понимала. На нашем попечении немало родных, дорогих сердцу могил. Среди них могила второго мужа двоюродной тёти моего супруга. Его похоронили рядом с женой. Я его практически не знала, да и муж тоже. Но могила прибрана и ухожена, как и могилы бабушек, дедушек, родителей и брата мужа, могилы моих папы и сестры, могила нашего сына. И никогда я не задумывалась: а кто он нам, этот второй муж двоюродной тёти? Обязаны ли мы ухаживать за его могилой?

Со дня похорон Михалыча прошло более трёх лет. Забыть родного человека, забросить его могилу – это как-то не по-человечески. Даже с учётом того, что при жизни Михалыча между ним, его первой женой и его сыновьями от этого брака были какие-то размолвки и обиды.

Я о той стороне жизни приятеля ничего толком и не знаю. Он всегда был человеком чрезвычайно энергичным и пробивным. Ради сыновей выворачивался наизнанку. Каждому из них купил по машине и построил по квартире. Понимаю, что это не главное, но…

Думать обо всём этом у заброшенной могилы Михалыча почему-то совсем не хотелось. В голове была пустота, лишь одиноко и навязчиво стучал в мозгу лозунг советской эпохи: «Никто не забыт, ничто не забыто».

Муж, ворча что-то под нос, сгрёб с могилы венки и унёс их на дорогу к мусорному контейнеру. Неподалеку обнаружил кучу песка и чрезвычайно обрадовался: теперь можно подправить осевшую могилу. Принёс лопату, грабли, ведро и перчатки из машины. Мы выдернули прошлогоднюю траву, сгребли мусор, подсыпали песку и поправили могильный холмик. Прибранная могила уже не выглядела заброшенной. И взгляд Михалыча на портрете уже не казался таким укоризненным.

Вернувшись домой, муж обзвонил своих компаньонов-охотников и известил их, что могила Михалыча нашлась, сообщил её координаты. Компаньоны взялись срочно ворошить свои охотничьи фотоархивы, чтобы найти подходящую фотографию Михалыча. Очень уж им хотелось успеть к родительскому дню – сделать фото и табличку на памятник.

С тех пор прошло ещё три года. Могила Михалыча уже давно не кажется заброшенной. Когда мы весной приезжаем на кладбище с граблями и лопатой, на могиле Михалыча царит полный порядок и радуют глаз свежие цветы. Скорее всего, приезжает кто-то из приятелей-охотников. Но как же хочется верить, что это сыновья вспомнили об отце.

Из письма Ирины
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №19, май 2018 года