СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Ольга Кузьмина: Нас, маленьких девушек, всегда хочется погладить и пожалеть
Ольга Кузьмина: Нас, маленьких девушек, всегда хочется погладить и пожалеть
21.05.2018 16:26
Ольга КузьминаУдивительная профессия – актёр. Никогда не знаешь, какая роль станет твоей визитной карточкой. Могла ли актриса Ольга Кузьмина, та самая официантка Настя из сериала «Кухня», предположить, что станет настолько популярной благодаря этому фильму. Ведь даже в жизни её часто называют Настей, а не Ольгой.

– Ольга, свою актёрскую карьеру вы начинали с «Ералаша». Расскажите, пожалуйста, как это произошло.
– Мне было девять лет, когда мама прочитала в газете, что составляется база данных детей для участия в телепроектах. Надо сказать, у мамы не было стремления сделать из меня артистку. Это воспринималось скорее как любопытное приключение. А для меня, девочки, которая просто любила кино и не знала, как оно делается, стало настоящим открытием, что две с половиной минуты «Ералаша» снимаются два дня. А что касается актёрской карьеры, то позднее я поступила на подготовительные курсы во ВГИК, после чего пробовала поступать во все театральные институты, но ни в один не взяли. И подумала: раз не взяли – значит, не моё.

– Интересный поворот. И как обстоятельства складывались дальше?
– Пошла учиться в Академию славянской культуры на факультет культурологии. А потом позвонили из «Ералаша» и опять предложили сниматься. Как оказалось, режиссёр Сергей Проханов искал актёров в свой фильм, а Борис Грачевский решил ему помочь и предоставил анкеты многих ребят, в том числе и мою. В результате меня утвердили и даже предложили перевестись в ГИТИС, потому что разглядели во мне потенциал. (Смеётся.) А я уже училась на культуролога, на третьем курсе, и не собиралась ничего менять. Но – уговорили.

– И как родные отнеслись к решению опять вернуться в кино?
– От таких предложений не отказываются. (Смеётся.) Поэтому все были «за».

– Ольга, а как вы познакомились с мужем? Он тоже актёр?
– Нет. С Алексеем мы познакомились в той самой Академии славянской культуры, где он также учился, но на факультете психологии. Для меня это была любовь с первого взгляда. Первая и, надеюсь, единственная.

– Удивительная ситуация. Получается, вы поступили в Академию, чтобы встретить там свою любовь и снова вернуться в кино. А как же муж отреагировал на предложение перевестись на актёрский факультет?
– Для меня было важно личное мнение Алексея, но в первую очередь я всё-таки сама должна решать, где мне лучше. Слава богу, мы никогда не давим друг на друга собственным мнением. Всегда стремимся поддерживать, а не переубеждать. Поэтому он не стал противиться.

alt

– Как вы отнесётесь, если и ваш сын захочет сниматься?
– Почему бы нет? Если на пробах выяснится, что у него есть потенциал, возражать не стану. Я всегда жалела тех детей, за счёт которых родители пытались реализовать свои мечты. Я за то, чтобы дети сами решали, чем заниматься. И если Гордей захочет стать актёром, я препятствовать не стану, но и помогать тоже.

– У вашего сына очень красивое имя. Кто придумал так назвать мальчика?
– Имя предложила моя сестра. Она тренирует детей, учит их акробатике. У них в группе как раз был мальчик с таким именем. Мы с мужем хотели назвать сына Макаром, но когда он родился, решили, что это имя ему не походит. А имя Гордей нам очень понравилось, оно происходит от имени древнего царя.

– Скажите, а Гордей уже проявляет характер?
– Да, но главное – сыну надо всё объяснить, по полочкам разложить, чтобы он понимал логику действий. Первое время даже в садике наблюдал за всеми и не включался в игру: ему важно понять, как и для чего всё происходит. Сейчас у него ключевой вопрос «зачем?»: например, зачем носить резиновые сапоги, а не кроссовки.

– Охотно отвечаете на все вопросы?
– Я очень терпеливая: лучше один раз объяснить, чем постоянно говорить «надо». В
последнем случае у сына останутся вопросы, а между нами не возникнет близкого контакта. Ребёнок может подумать: раз мама не хочет со мной общаться, значит, я не важен для неё.

– После того как сын пошёл в садик, что вы почувствовали?
– Неожиданно для себя почувствовала дух свободы. Раньше у меня не было личного пространства, но меня это не раздражало. Зато теперь я могу поехать на работу и не сидеть на телефоне, чтобы узнать, как там мой ребёнок. Я стала спокойнее, так как больше не нужно тотально контролировать сына. Появилась моя часть дня – что хочу, то и делаю. (Улыбается.)



– А вы себя помните в раннем детстве?
– Меня отдали сначала в ясли, а потом и в садик недалеко от дома. Там сложились свои местные тусовки, у меня появились друзья, ведь мы все жили в одном дворе. Не могу сказать, что сейчас плотно общаемся, но следим за жизнью друг друга в социальных сетях.

– Какие мультфильмы и фильмы вам нравились?
– Я с ума сходила по «Русалочке», любила «Чёрный плащ» и «Черепашки-ниндзя». Позже подключилась к кино и могла бесконечное количество раз пересматривать всеми любимую комедию «Иван Васильевич меняет профессию». Это даже стало новогодней традицией.

– А сына приходится контролировать, чтобы долго не сидел у телевизора?
– Сначала я была нацелена на избранный показ, но жизнь поменяла ориентиры. Поняла, что это нереально, да и не работает. Например, посмотрит он мультик не двадцать минут, а час – ну и пусть, ведь больше уже и сам не захочет. Но если я начну ограничивать, начнутся споры, а это того не стоит. Пусть лучше посидит перед телевизором чуть дольше, зато все мы будем счастливы.

– Ваш супруг активно участвует в воспитании?
– Папа у нас очень заботливый, любит купать, гулять, играть с сыном. Вместе со мной встаёт по ночам. Когда Гордей был совсем крохой и я его кормила по расписанию, то Алёша тоже не спал, сидел рядом. Я его пыталась уговорить лечь спать, но он отказывался из солидарности. Мне сильно повезло с мужем.



– Известно, что для съёмок сериала «Кухня» актёры обучались на курсах профессиям своих героев. Вас это также не миновало?
– Конечно, приступая к съёмкам «Кухни», мы все хотели, чтобы фильм получился как можно более правдоподобным. Чтобы те, кто работает в ресторанном бизнесе, узнавали себя и не могли ни к чему придраться. Нас с коллегами отправили на курсы поваров и официантов, чтобы актёры, игравшие поваров, чувствовали себя уверенно у раскалённой плиты. Ну а те, кто играл официантов, должны были научиться сервировать стол, открывать напитки и правильно подносить блюда гостям. После окончания этих курсов я даже подумала – а не устроиться ли мне на работу в какой-нибудь хороший ресторан? (Смеётся.) Я никогда не считала, что это лёгкая профессия, а теперь в этом убедилась на собственном опыте.

– Ваши взаимоотношения с сериальным мужем Костей вы как-то анализируете для своей личной семейной жизни?
– Преодоление некоторых семейных конфликтов мне пригодились, я взяла их себе на заметку. (Смеётся.)

– К примеру, какие?
– В одной из серий «Отеля «Элеон» Настя жалуется на отсутствие романтики. Конечно, Костю опять несёт, а она поддаётся на его провокации, и это очень забавно выглядит в кино. И хотя сюжет выдуманный, тем не менее я советую людям, переживающим кризис семейных отношений, обратить внимание на этот сериал. Посмотрите его. В принципе, каждая пара в нашем «Отеле» – пример для подражания. Или, наоборот, антиинструкция, как не следует действовать. Когда перед съёмками я читала серию за серией, то плакала вместе с героями. Затем смеялась. А в заключение испытывала нестерпимое любопытство: что же будет дальше?

– Значит ли это, что вы с интересом пересматриваете уже вышедший в эфир сериал?
– Я всё обязательно смотрю. Для меня это такое же открытие, как и для зрителей. Чуть ли не с карандашом сижу и записываю: о, здесь я не так сыграла, нужно было по-другому! В общем, всё время мучаюсь, корю себя за то, что могла всё сделать иначе. Но за остальных актёров радуюсь и счастлива, так как рядом со мной невероятно талантливые партнёры. Я хохочу вместе с ними, ведь они делают очень смешные, невероятно точные оценки и так здорово существуют в кадре! И, несмотря на то что я знаю, чем всё закончится, всё равно нахожусь в напряжении до финала.

– И какой же эпизод вам особенно запомнился как зрителю?
– Таких много! Например, сцена расставания, в которой Костя и Настя кричат и бьют посуду. В этот момент мне будто кусок сердца вырвали! Конечно, в результате монтажа осталось всего три секунды, хотя ругались мы около часа. И всё было на грани нервного срыва: потом у нас тряслись руки, мы чуть ли не пили успокоительное. Это очень тяжело. Но когда на озвучении я увидела результат, то снова разревелась. На меня посмотрели: «Ты чего?» – а я вышла, чтобы успокоиться. И тут я уже не искала ошибки, не анализировала, потому что всё действительно сложилось. Наверное, я просто знала, сколько вложено в эту сцену, вот почему меня так накрыло. Будто заново пережила эмоциональный крах своей героини. Мне близки её отзывчивость, доброта, активная жизненная позиция. Мне нравится её стремление добиваться всего, что задумала: она не сидит сложа руки, а стремится к своей цели. И несмотря на то что Настя – уверенная в себе, принципиальная и местами даже жёсткая, всё же она любящая, заботливая и сердобольная девушка.

– А если бы вы, как Настя, стали директором ресторана… Как бы вы разруливали форс-мажорные обстоятельства, в которые попадает ваша героиня?
– Сценаристы месяцами пишут сезон, и у них есть время продумать, как Настя может выйти из той или иной ситуации. Думаю, моя героиня нашла бы способы решения конфликта, чтобы никого не обидеть, угодить посетителю и оказаться в выигрышном положении. Но на её месте мне было бы сложно отреагировать мгновенно. И, конечно, я сочувствую директорам ресторанов. Мне кажется, в большинстве случаев они просто должны сказать: «Не нравится? Спасибо, до свидания!» Вряд ли каждый день директора придумывают эксклюзивные выходы из подобных форс-мажоров. Хотя главное правило ресторана неизменно – гость всегда прав.



– Скажите, а насколько трудно играть начальницу? Или вам по жизни часто приходится брать всё в свои руки?
– Нас, маленьких девушек, всегда хочется погладить и пожалеть: «Ой, ты маленькая моя…» (Улыбается.) Но с тех пор, как я стала мамой, во мне невольно родился мини-босс. Это совсем другие ощущения – когда понимаешь, что несёшь ответственность не только за себя, но и за другого человека. В общем, с рождением ребёнка моя жизнь как в личном, так и в профессиональном плане стала другой. Чувствую, порой во мне просыпается Настя. Или наоборот – я в ней. Иногда кажется, что моя героиня меняется, потому что это я меняюсь.

– Вы очень миниатюрная девушка. При вашем маленьком росте, наверное, подобрать наряд и обувь непросто?
– При моём росте сто пятьдесят семь и весе сорок два килограмма шопинг для меня настоящая головная боль. Мне всё велико!

– А экстрим вам не чужд?
– Я – фанат экстремальных видов транспорта! Как-то раз друзья подарили мне поездку на кроссовом мотоцикле или багги на выбор. Но на месте оказалось, что в рабочем состоянии только квадроциклы. Мы уже ездили на них, но это нас не остановило. Смотрелась, я, конечно, смешно, как клоп в большой машине. «Это фантастика, как ты управляешься с ним!» – удивлялась подруга. Хотя мало кто решается сесть со мной рядом. Я жёстко еду по грязи и лужам, а если позволяет трасса, гоню на больших скоростях. Так я прокатила и Машку Горбань (жена Дмитрия Нагиева в сериале «Кухня». – Ред.). Однажды мы были на гастролях в Надыме, и организаторы повезли нас к снегоходам. Машка даже не предполагала, что в маленьком крошечном теле может таиться такая опасность! (Смеётся.) Она крепко вцепилась в меня, так что даже синяки остались, и орала что есть мочи. А на съёмках одного проекта я села в «уазик» и поехала – и это всего через несколько дней после того, как сдала на права. Съёмочная группа была в шоке!

alt

– А какой самый экстремальный вид транспорта вам запомнился?
– В прошлом году я летала на двухместном самолёте «Як-52». За штурвалом сидел пилот, а от меня требовалось лишь любоваться процессом. Это маленький «кукурузник» с прозрачной крышей. Мне было, конечно, страшно, но очень любопытно. Сначала всё шло классно: озёра, реки, леса, облака, солнце светит… В общем, невероятные российские красоты! И когда наступила кульминация спокойствия и гармонии, меня спросили: «Ну что, готова? Держись!» После этих слов пилот резко начал делать разные финты: «бочки», перевороты и кручения. Уши заложило, и я даже не поняла, где теперь земля – надо мной или подо мной. Но это было так круто, так драйвово – столько впечатлений!

– Значит ли это, что следующим шагом окажется парашют?
– Вот парашют не хочу, не привлекает он меня совсем. Мне важно понимать, на что я могу повлиять, сама управлять процессом. Мопед, квадроцикл, «уазик» – вот это я понимаю. (Смеётся.)

– Долгое время вы играли на сцене Театра Луны. А в каких спектаклях, помимо этого театра, сегодня вас можно увидеть?
– Я занята в двух антрепризных постановках. Одна из них – «Не бойся быть счастливым» по пьесе Алексея Арбузова «Мой бедный Марат». Это настоящая драматическая история о троих подростках, которые познакомились ещё в блокадном Ленинграде, а встретились через тринадцать лет после войны. Когда играем спектакль в Москве и на гастролях, то видно, как история проникает в души зрителей, трогает их. Есть над чем задуматься. А второй спектакль – по мотивам сериала «Кухня». Подумали: раз есть уже сериал, то почему бы не поставить спектакль?

Расспрашивала
Элина ДЕЛИН
Фото: PhotoXPress.ru

Опубликовано в №20, май 2018 года