СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Ожидается большое поступление детей
Ожидается большое поступление детей
22.05.2018 18:10
Их пропустят вне очереди

Ожидается большое поступление детейЗдравствуйте, любимая газета! У моей близкой подруги, с которой мы общаемся более двадцати лет, недавно умерла мама. И после смерти она стала являться мне, чтобы передать кое-что важное.

Мария Елизаровна умерла в возрасте 84 лет. Она прожила долгую жизнь, много лет занимала руководящий пост. Заболела незадолго до смерти. Дом – полная чаша. Подчинённые всегда отзывались о ней в уважительном тоне и ставили в пример остальным – как жила, как работала, как воспитывала детей, сколько всего дала детям, внукам, сколько добрых дел сделала для своего района.

У Марии Елизаровны осталось две дочери. Сама она жила отдельно в большом и уютном доме в пригороде. Жила и занималась любимым делом – рассадой.

Смерть матери моей подруги была вполне предсказуема. Тяжёлая болезнь, преклонный возраст, проблемы с сердцем – всё к тому шло. Умерла она в больнице, куда её доставили на «скорой». Но накануне похорон Мария Елизаровна явилась мне ночью. Открываю глаза в полудрёме, вижу – стоит возле кровати.

– Пожалуйста, передай моим девочкам, чтобы землю не бросали, – обратилась ко мне покойница. – Столько посадок пропадёт! Пусть рассаду высадят в теплицу по весне, а там как выйдет. И ещё передай им обязательно, чтобы не ссорились из-за наследства. Всё пусть делят поровну, на две половины, чтобы никому не было обидно.

Я передала просьбу матери подруге. Но та не особо удивилась. Показала стоявшие на подоконнике ящики с перцами и помидорами.

– Вот ведь неугомонная! – посетовала приятельница. – Конечно, мы всё высадим в теплицу. Не пропадать же добру. А с наследством… Полгода ещё ждать, чтобы нам с сестрой в права вступить. Успеем за это время урожай собрать.

Накануне девятого дня я снова увидела Марию Елизаровну во сне.

– Представляешь, сижу сейчас в очереди с документами, – рассказывает она. – Вот сдам документы, мне выдадут проходной билет, без него дальше не пройти. У меня все документы в порядке, но народу очень много. А ещё говорят, что ожидают большое поступление детей, даже кабинеты дополнительные открывают. Нас попросили подождать: детей пропустят вне очереди. Сначала определят их, а потом займутся теми, кто поступил в последние дни.

Вечером мне стали понятны странные слова Марии Елизаровны о «большом поступлении детей». В телевизоре одна за другой шли новости о страшном пожаре в торговом центре в Кемерове.

На этом визиты матери подруги не закончились. Накануне сорокового дня Мария Елизаровна буквально промелькнула мимо меня. Она стояла в том же платье, в котором её похоронили, прижимая к груди какой-то большой лист бумаги. За её спиной я увидела двоих высоких молодых людей в длинных белых платьях. Рядом с ними находилось странное транспортное средство, очень похожее на маленькую открытую платформу, которая передвигается по железной дороге.

– У меня слишком мало времени, я с трудом выпросила минутку, чтобы сообщить через тебя важное, – сказала покойная. – Меня наконец определили с местом, и я уйду сейчас очень далеко. Так далеко, что никогда больше не смогу дать о себе знать или передать весточку. Скажи дочерям, мне всё равно, что будет с домом, что будет с усадьбой, теплицей, со всем, что я оставила на земле. Мне это абсолютно всё равно. Передай, пожалуйста, что я ухожу навсегда. И кто бы ни пришёл во сне от моего имени, под моим именем – пусть не верят, это не я! Знаю слабость младшей дочери, она принимает желаемое за действительное. Я рада, что заслужила пребывание в том месте, куда сейчас ухожу. Прощай, Наталья. Благодарю тебя!

Молодые люди усадили пожилую женщину на платформу, которая тут же тронулась с места. Я лишь запомнила, что уходила Мария Елизаровна в свет. А ещё почувствовала, как она радовалась, что заслужила пребывание в том месте, где ей определено быть. Больше Мария Елизаровна ко мне не приходила.

Наверное, есть очень много мест, откуда душа практически не имеет возможности передать весть живым. А вот таскаться с того света к живым – действительно сомнительное предприятие. Ушла – значит ушла. Быстро «оформила» проживание в хорошем месте в другом мире. Всё правильно, так и должно быть у хороших людей.

Из письма Натальи Каблуковой,
Свердловская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №20, май 2018 года