Оставьте ребёнка в покое
11.06.2018 00:00
Поторопись, иначе дочке разрежут живот

Оставьте ребёнка в покоеПривет, «Моя Семья»! Когда я родилась, моей бабушке было всего 42 года, хотя сейчас женщины в таком возрасте ещё рожают. Мама всегда была занята – училась в аспирантуре, писала диссертацию, потом заведовала кафедрой. Бабушка занималась мной, полностью приняв на себя все материнские обязанности, включая общее развитие. Но однажды мы стали свидетелями непривычной сцены.

Бабушка отдавалась моему воспитанию целиком. На танцах, куда она меня водила, запоминала все па и дома репетировала со мной, чтобы к следующему занятию я пришла подготовленной лучше всех. Она была активным участником родительского комитета и держала руку на пульсе, даже когда я училась в институте. Бабушка маму и из роддома встречала, приняла кулёк в свои руки.

А однажды мы с ней оказались в настоящем водовороте разгорячённых цыганок!

Все школьные годы я исправно посещала кружок юннатов. Как-то раз в воскресенье дежурила в зоопарке у вольера с верблюдами. Это была очень ответственная работа. Юннаты тогда носили белые халаты с красными повязками, имели удостоверения с фотографиями и должны были бдительно следить, чтобы несознательные посетители не кормили животных запрещённой пищей. После выходных у ветеринара слишком много работы, не хватало ещё верблюжьими животами заниматься. Я рассказала об этом бабушке, та восприняла мою информацию весьма своеобразно – зачем-то явилась в зоопарк с хозяйственной сумкой, набитой буханками свежего хлеба.

Представьте себе чувства бабушки, когда она увидела следующую картину. Меня окружило несколько цыганок люли (одна из ветвей цыган, распространённая в Средней Азии. – Ред.). Эта пёстрая толпа возбуждённо размахивала руками и громко гомонила, а в самом центре кутерьмы находилась я.

Бабушка врезалась в цыганскую толпу, как торпеда, с криком «Оставьте ребёнка в покое!». Рассекла это сборище, словно ледокол, и уже приготовилась использовать сумку с хлебом в качестве оружия, но тут цыганки внезапно стали обнимать её и смеяться. Эти женщины говорили, что у бабушки растёт очень хорошая, добрая девочка и Бог меня наградит. А самая старая цыганка даже попыталась сунуть бабушке в руки три рубля.

Дело было так. Я перемещалась вдоль ограды, как часовой, и вдруг ко мне подошла заплаканная цыганка с ножницами в руках.

– Девочка, помоги мне, – попросила она. – Отрежь, пожалуйста, клок шерсти с живота верблюдицы. Дочка у меня никак не может разродиться, врачи хотят ей живот разрезать… Надо нитку свить и живот перевязать, тогда родит быстро. Давай скорее!

Я зашла в вольер, отхватила клок шерсти и отдала цыганке. Меня сразу окружили цыганские тётки и благодарили, а одна тут же свила толстую нить. Тут как раз и появилась бабуля.

Пока они разбирались, цыганка, у которой дочка рожала, протянула мне гребень для волос, весь в блестящих стёклышках. «Это тебе на память», – сказала. Но бабуля отправила гребень в урну и серьёзным голосом велела мне пойти и накормить несчастных «голодных» верблюдов свежим хлебушком.

Я объяснила ей, что сейчас отнесу хлеб в кладовку, а когда он зачерствеет, обязательно угощу верблюдов и оленей. Им нельзя давать свежий хлеб, а то живот заболит. Бабушка сдалась, но начала их жалеть: мол, и вкусного-то им нельзя. Я вынула из кармана морковку, разломила пополам, и мы с бабушкой угостили и верблюда, и верблюдицу-спасительницу. А в следующие выходные, когда я собралась в зоопарк, бабушка положила мне в сетку зачерствевшие буханки, которые заботливо подсушивала целую неделю.

Когда мне исполнилось 12 лет, родители расстались. Папа уехал на свою родину, а мама сразу построила новую семью. Бабушка, конечно же, не отдала меня чужому мужчине, и я осталась с ней. Наверное, такое воспитание сейчас бы назвали гиперопекой, но с возрастом я поняла, что бабушка всё делала от избытка любви, а не от желания подавить мою личность. Вот такая у меня была бабуля, вспоминаю о ней каждый день.

А ещё я иногда думаю: помогла ли нитка верблюжьей шерсти разродиться цыганской дочке? Судя по бешеной радости цыганок – наверное, да.

Из письма Елены
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №23, июнь 2018 года