Меня послали тебя спасти
22.06.2018 00:00
Подпиши согласие на развод

Меня послали тебя спастиПоздним вечером ехала домой на такси. За рулём мужчина лет сорока: плотное телосложение, очки, приятный голос. Если на него надеть костюм, стал бы похож на знатока из «Что? Где? Когда?». Но на водителе были растянутая майка и спортивные штаны.

Я возвращалась из гостей, после шампанского моя душа требовала общения. Поэтому начала рассказывать о встрече одноклассников и о том, что в сорок лет жизнь только начинается. Мужчина слушал, улыбался, а потом вдруг спросил:
– Вы замужем?

Сто лет мне не задавали этого вопроса. Уже и подумать не могла, что кому-нибудь может быть интересно.

– Конечно, – ответила. – А что?
– Ничего. Просто подумал: вдруг судьба?
– Коней на переправе не меняю, – сказала я и порадовалась, что в темноте не видно, как человек краснеет.
– Это правильно, уважаю, – водитель кивнул. – Хотя женщины разные встречаются.

И Сергей рассказал, что был трижды женат. Первый брак – ранний, по глупости, расписались ещё в институте, но быстро разбежались. Последний – от тоски, тоже не оставил ничего особенного в сердце мужчины. А вот то, что случилось посередине, удивило даже меня, собирательницу житейских историй.

Они познакомились в магазине. Потянулись за одной банкой сгущёнки, пальцы соприкоснулись, а когда подняли друг на друга глаза…

– Вы видели в кино такой приём: всё размыто, и только два героя в кадре показаны очень чётко? Нам как бы говорят, что в эту минуту он и она одни во всём огромном мире. Так было и у нас. Меня словно током прошибло. Собрался с духом, выдал: «Здравствуйте, я Сергей». И она мне: «Здравствуйте, а я Таня!» Я, торопясь, сделал покупки, чтобы не разминуться и не потерять её. Ждал у дверей магазина. Она вышла смущённая – понимала, что я тут не просто так. Поехали пить кофе. Она не ломалась, не набивала себе цену и не отталкивала меня – с того дня мы решили не расставаться. Это была середина декабря. Новый год встречали вместе, лучший за всю жизнь…

Татьяна моложе Сергея на десять лет. Сергей считал, что она совершенно уникальная. Это же говорили и его родные, и друзья, потому что Таня словно умела читать мысли.

Уже после первой ночи, проведённой вместе, Сергей получил идеальный завтрак, именно такой, какой любит, хотя они ни разу об этом не говорили, – яичницу с колбасой. Причём колбаса жарилась кружочками, они выпукло поднимались и выгибались, а когда по краям образовалась хрустящая корочка, Таня разбила на сковороду три яйца, которые растеклись именно так, как любил Сергей, – желтки остались целыми.

После завтрака ещё одно чудо. Она погладила выстиранные накануне вещи и сложила их правильно, без заломов и морщин, по цветам, ровными стопочками.

– Откуда ты такая? – удивлялся Сергей, обнимая Татьяну.
– Оттуда, – отвечала она, указывая пальцем на небо. – Меня послали тебя спасти.
И он верил.

Через несколько дней Татьяна взяла на себя всё немалое хозяйство возлюбленного: поддерживала порядок в большом частном доме, стирала, убирала, выгуливала собаку. Даже подрезала виноград.

– Я был настолько счастлив, что не мог скрывать то, что творилось в душе, – рассказывал таксист. – Друзья завидовали, спрашивали, где я её нашёл, мол, таких не бывает. Потому что, когда они приходили, Таня не кривила лицо, не вздыхала, а приветливо улыбалась и тут же накрывала стол. Потом выходила к нам и говорила: «Мальчики, если что, я в соседней комнате. Хорошего вечера!» Ни разу не видел её в плохом настроении.

– Так вы любили её, потому что удобно? Стирает, готовит, убирает… И интимная жизнь, как понимаю, на высоте.
– Не то слово. Но дело даже не в этом, – сказал Сергей расстроенным голосом. – Про хозяйство я для примера рассказал, есть вещи поважнее. В каждой ситуации Таня была разная. Перед друзьями – тише воды ниже травы, перед родственниками – приятная хозяйка, в спальне – огонь. А в критических ситуациях она вела себя так, как и я бы себя повёл. Как мужик.
– Объясните, пожалуйста.
– Как-то раз остановили нас на трассе гаишники, грубо вытащили меня из машины. Таня это увидела, вылетела пулей. Она ростом маленькая, мне по плечо, но тут в неё как будто что-то вселилось – даже голос ниже стал. И давай крыть полицейских отборным матом.
– Да ладно!
– Да. Начала им угрожать, называла какие-то фамилии… Короче говоря, нас отпустили.

Я покачала головой: не бывает таких сказочных метаморфоз.

– После этого случая вас ничто не насторожило? – спросила я Сергея. – Ведь человек не может быть таким разным, если он не актёр или не кладёт жизнь на то, чтобы произвести впечатление с какой-то тайной целью.

Таксист насупился, часто задышал, будто вопрос задел его за живое.

– Я был уверен, что она меня любит. Так любит, что готова за меня умереть. Но потом, когда остался один, с переломанными ногами, вспоминал тот случай. Тогда только начал выискивать намёки, детали, всё взвешивал, переоценивал, думал. Да так ничего и не понял.

– А что случилось с ногами? – спросила я.
– Попал в аварию. К тому времени мы с Таней уже прожили три года и семь месяцев. Ни одной ссоры, верите – ни одной! Когда друзья спрашивали: «Ребята, вы хоть когда-нибудь выясняете отношения?» – мы в один голос отвечали: «А зачем? Нам всё понятно. А коли так, то и спорить не о чем». Я гордился, что у нас всё именно так.

А потом авария. В тот день сидел в машине один – меня прижал «КамАЗ», я въехал в дерево, сломал ноги. Могло быть и хуже. На «скорой» увезли в больницу. Оттуда позвонил ей, но она не ответила. Много раз набирал номер – не брала трубку. Прошёл день, другой, друзья приходили, а она нет. Я попросил товарища сходить к нам домой, проверить, что и как. Тот сходил – дом оказался пуст. Я нервничал, места себе не находил. Попробовал выйти на неё через соцсети, но везде был заблокирован. Через несколько дней друзья принесли мне на подпись согласие на развод – Таня передала. Документ составил юрист, всё грамотно. Обычно даётся месяц подумать, но я подписал сразу.

– Как так? Не выяснив причины?
– Решил, что больной и хромой ей не нужен, что она любила меня только здорового. Если, конечно, вообще любила.
– Шок?
– Не то слово! Ведь ничто не предвещало. Да, мы уже не целовались на каждом углу, как раньше, но чувства были сильные, я в этом не сомневался. После развода решил вычеркнуть её из памяти. Тем более что в больницу она так ни разу и не пришла. После операции начался период восстановления. Еле передвигался, а тут кроме работы ещё и дома всё самому делать приходилось… А через полгода Таня пришла просить прощения.
– Как объяснила произошедшее?
– Никак. Сказала, что дура и хочет всё вернуть. Ответил, что ей придётся стать ковриком, через который буду переступать.

Сергей заговорил тише, в его голосе появилось что-то неприятное. Он обернулся ко мне, спросил:
– Вы думаете, я скотина? Нет! Я её всё так же любил, но сложно простить нож в спину, понимаете? Решил выждать какое-то время, остыть. Конечно, рад был, что она вернулась, но вида не показывал. Мы прожили пару дней как соседи. А потом я вернулся с работы и нашёл на секретере записку: «Извини, я ошиблась». А в секретере нет моих сбережений. И тогда я понял – она приходила за деньгами. Времена докризисные, денег в заначке было немало. Но в полицию не пошёл, противно.
– Вот это поворот.
– Да. Я подозреваю, что, пока лежал в больнице, она ещё кого-то нашла, как меня в магазине. И для новой жизни понадобились деньги.
– А вы разузнали что-нибудь о её прошлом? Может, она аферистка?
– Скорее всего, вы правы, потому что её родственников я ни разу не видел, до встречи со мной она жила на съёмной квартире, говорила, что работала бухгалтером, но хочет стать домохозяйкой. Вот и всё, что я знал. Некогда ковыряться в прошлом, я много работал, мало бывал дома. А когда приезжал, она окутывала меня заботой, играла в любовь. Кто тут не поверит в лучшее?

Подъехали к моему дому, но я не спешила выходить – хотела дослушать историю. И таксисту тоже хотелось закончить рассказ.

Сергей признался, что второй уход Татьяны пережил легче, чем первый. Душа немного поболела, а потом он решил клин клином вышибить – женился в третий раз. Но неудачно: рубашки новая супруга гладила плохо, виноград подрезать не умела. Да и жарить яичницу по утрам терпеть не могла. О чтении мыслей и речи не заходило.

– Мы прожили совсем немного и расстались по обоюдному согласию, – сказал Сергей и грустно улыбнулся. – Теперь снова ищу женщину, пусть немолодую, но весёлую. Больше не буду оглядываться на Таню, приму новую жену такой, какая есть.
– Точно?
– Да. Но женщина мне нужна хозяйственная, без этого никак. Пока сам со всем справляюсь, но тяжело.
– Так, может, и не надо жену? Пригласите домработницу. Или сообразите какие-нибудь договорные отношения: ты мне борщ и постель, я тебе ежемесячное пособие. Это честно, по крайней мере.
– У меня так было в третьем браке, больше не хочу. Нужны любовь и взаимопонимание. Верю, что и борщ у меня будет, и постель, и чувства.
– Как с Таней?
– Как с Таней.

Я расплатилась и вышла. Таксист включил музыку, помахал мне и поехал. А я смотрела Сергею вслед и была уверена, что скоро он снова вляпается.

Светлана ЛОМАКИНА,
г. Ростов-на-Дону
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №24, июнь 2018 года