Все они – воины
03.07.2018 17:50
Их даже нельзя задеть рукой

Все ониЗдравствуйте, любимая газета! Недавно прочитала письмо «Маму люблю, но Бога – больше» в №23 и не могу не откликнуться. Люди, решившие принять монашество, очень любят Бога, но ведь и родителей тоже. Однако их выбор очень непрост.

Не так давно один мой хороший друг принял монашеский постриг, а немного позже был рукоположён и в священники. С его матушкой мы немного знакомы, поэтому я знаю их историю. Так вот, мама за это время исплакалась по сыну, исстрадалась. Плачет, а сама даже не может объяснить, почему.

Я не понимаю её. Ведь она может видеться с сыном. Есть телефонная связь, да и монастырь не за горами – легко съездить. К тому же и в отпуск монахов иногда благословляют, чтобы они могли навестить родных, отправиться на лечение или ещё куда-нибудь по чрезвычайной надобности. Но почему-то некоторым людям очень трудно принять, что человек ушёл из мира. И кажется, что ему или ей в монастырях очень плохо. Но на самом деле им там очень хорошо. Так хорошо, что нам должно быть даже завидно.

С рассветом – молитва, служба в храме, потом разные послушания, трапеза, снова молитва. Тихая келья, книги и никакого телевизора. Пользоваться интернетом можно по благословению игумена или наместника монастыря только по делу, если с ним связано конкретное послушание. Например, бухгалтерия, библиотека, музей или ведение сайта обители.

Новоиспечённые братьи и сёстры – люди особые. У них меняются лица и светлеют глаза, это абсолютная правда. Почти у всех монахов, с которыми я общалась, исключая черноглазых от природы, – чудесные светящиеся светло-серые или голубые глаза. В которые, впрочем, заглядывать глубоко не стоит, как и касаться монаха. Если кто не знает: даже случайно рукой задеть монашествующего – нехорошо. Тем более если речь идёт о женщине.

На трапезу – рыба и никакого мяса. Мясное в монастырях не только не едят, туда мясо даже не вносят. Хотя раньше, если было особо тяжкое послушание, как, например, на каменоломнях Валаамского монастыря, монахам благословляли есть мясо – иначе не будет сил выполнять такую каторжную работу. А вот молочное, исключая среду и пятницу, а также длительные посты, – пожалуйста. Сейчас как раз идёт Петровский пост. Значит, можно есть овощи с растительным маслом или без него, каши, вегетарианские супчики. А рыбку – в субботу и воскресенье.

Для больных и в обителях есть послабления: если доктор прописал диету, то её следует соблюдать. Докторов даже в монастырях принято слушаться. Одной моей давней знакомой – тяжелобольной, но вполне трудоспособной сестре – матушка игуменья даже запретила любые посты. Потому что онкологическое заболевание, которым страдает монахиня, – вещь серьёзная и давняя. А сестра живёт и трудится много лет как ни в чём не бывало, огорчаясь только, если нужно за какой-то надобностью выходить из монастыря. Дело в том, что за его стенами ей сразу же становится физически хуже. Врачи давно удивляются, наблюдая за ней: куда деваются вновь обнаруженные злые клетки? Всё необходимое лечение сестра получает и точно знает, что, когда придёт её время, другие сёстры не оставят её без ухода и доброго слова.

Да, там очень непросто, как и в любом коллективе, где собрались люди разной судьбы, разного возраста и образования. Но все они так или иначе – воины. Это окончательно понимаешь, чуть ближе их узнав. К монахам можно обратиться за утешением, можно помочь и им самим. Но ещё лучше им не мешать и не докучать, потому что всё-таки монах должен по возможности чаще оставаться наедине. И тогда можно почувствовать, как где-то далеко, стоя на вечернем правиле, кто-то из монахов попросил Господа помиловать рабов Божиих, назвав и твоё имя. Монах – это настоящая тайна Божия.

Однажды я слышала, как один молодой человек спросил у иеромонаха, как ему поступить в сложном выборе. Мужчина говорил, что никак не может решить, что же ему выбрать – монашество или семью, и постоянно сомневается, будет ли сделанный выбор правильным. Батюшка ему ответил так: «Монашество, мой дорогой, это когда выбора, собственно, нет. И сомнений тоже. А если есть сомнения, то надо выбирать семью».

Из письма Киры
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №26, июль 2018 года