Свадьба по высшему разряду
20.07.2018 00:00
Правда, моя девушка – самая красивая в мире?

СвадьбаМоя подруга влюбилась. Казалось бы, обычное дело – да не совсем. Рите 46 лет, она давно и прочно замужем, сыну уже двадцать.

Правда, с мужем особого слияния душ не наблюдалось и в романтической юности. Олег сдержан в проявлении эмоций, обнимает-целует супругу крайне редко. Не потому, что не любит, просто характер такой. Если раньше Рите хватало и этого, то с годами, особенно когда сын вырос и перестал нуждаться в хлопотливой маме-наседке, ей всё больше хотелось любви и нежности. Того, что строгий муж дать не мог.

По вечерам после работы и домашних дел они расходились по своим углам. Он – смотреть очередной футбольный матч, она – интеллектуальное кино. Обсуждать им было нечего: в футболе она не разбиралась, а Олег ни о чём другом, кроме рыбалки и охоты, говорить не хотел.

Про супружеские обязанности тоже всё понятно: уныло, серо, однообразно.

– Вот скажи, как дальше жить? – жаловалась мне Рита. – Понимаю, в моём возрасте многие так. Но ведь хочется, чтобы тебе говорили нежные слова, воспринимали как желанную женщину, а не как кухонно-прачечный агрегат, цветы дарили не только в праздники. Ох, до чего же не хочется стареть!

Нерастраченная Ритина нежность искала выхода. Однажды в соцсети она познакомилась с нефтяником Романом, и оба моментально потеряли голову, поразившись, как много у них общего.

Правда, в отличие от Риты, Роман Викторович уже лет десять находился в разводе. Расставшись с ветреной супругой, в новый брак вступать не хотел, да, по сути, и некогда было: постоянные командировки не оставляли времени.

В интернет он заглянул от скуки – и удивился, увидев фото обаятельной женщины, которое отметил кто-то из друзей. С экрана смотрела его мечта! Робея, он всё же решился написать, и она ответила. С тех пор не было дня, чтобы не обменялись весточками.

А через месяц Роман Викторович, путаясь в словах, как школьник, начал их первый телефонный разговор. И всё – любовь накрыла обоих, как цунами.

– Что мне теперь делать, ума не приложу. С одной стороны, к своей жизни я уже привыкла, да и большинство так живёт. С другой – ох как не хочется быть «как все»! Хочу просыпаться и засыпать счастливой, знать, что я нужна своему мужчине не как домохозяйка, а как любимая.

Поначалу я восприняла эту историю скептически. Ну какая любовь почти в пятьдесят лет? Есть семья – живи и радуйся, у многих женщин вообще ни мужа, ни детей. С другой стороны… Это раньше женщина в таком возрасте считалась чуть ли не старухой, а сейчас может дать фору молодым, иные рядом со взрослыми сыновьями и дочками выглядят как старшие сёстры. И? Похоронить свои желания только потому, что поезд, как все говорят, ушёл?

Я вдруг ясно осознала, что не имею права давать подруге никаких советов, ведь сама когда-то упустила, наверное, самую главную любовь в своей жизни. Не прислушалась к сердцу, не сумела настоять на своём, не полетела вслед за любимым. А теперь его нет – и остались только воспоминания о том времени, когда я была нереально счастлива. А начиналось всё так.

Поезд прибывал в Ташкент в пять утра. Областной центр, в котором я тогда жила, и столицу республики разделяло порядка 500 километров. Билеты на самолёт было не достать, ехать автобусом неудобно и скучно, поэтому мы, студенты-заочники, предпочитали поезд: и недорого, и хлопот никаких, поздним вечером сел в вагон – утром проснулся в Ташкенте.

В тот раз я ехала на очередную сессию. На железнодорожной станции меня должен был встречать человек, знакомства с которым я ждала и одновременно боялась. Очень хотелось произвести хорошее впечатление – за несколько недель телефонного общения 27-летний парень сумел запасть в душу.

Вернёмся на несколько месяцев назад. В начале весны я проходила журналистскую практику в республиканской газете «Фрунзевец». Двухмесячное общение с ташкентскими коллегами пошло мне на пользу: я стала намного свободнее писать и увереннее разбираться в армейской тематике.

В те времена много спорили, должна ли армия быть профессиональной. Помню, статья, в которой я собрала мнения видных узбекских политиков и военных по этому поводу, вызвала горячую дискуссию – в издание хлынул поток писем. Одно из них принадлежало Сергею, офицеру, служившему в Ташкентской области. Высказав своё мнение, он попросил у редакции контактные данные автора материала, чтобы поговорить лично. Тогда нам встретиться не удалось: практика закончилась, я вернулась домой – но номер телефона ему дали.

Однажды раздался звонок. Сергей, даже не представляя, кто я и сколько мне лет, поблагодарил за взвешенную статью, а потом разговор сам собой свернул в другое русло, и мы поразились, сколько у нас общего!

На мой домашний адрес летели весточки с романтическими стихами, Сергей звонил и днём на работу, и по вечерам домой. Междугородные звонки стоили дорого, но мы беседовали по три часа кряду. Представляю, в какую сумму обходились ему переговоры.

И вот очередная сессия, я еду в Ташкент, зная, что на перроне меня встретит он. В половине пятого утра спешно привела себя в порядок, сдала бельё проводнице и в волнении ожидала прибытия.

Вместе с другими пассажирами вышла на перрон. Уже светало, но людей было мало, и Сергея среди них я не увидела. Немного разочаровавшись, подхватила сумку, и вдруг… Перед лицом возник огромный букет нежных роз, целая охапка! В следующую секунду меня буквально сгребли сильные уверенные руки, и я увидела серые смеющиеся глаза.
– Ну, здравствуй, Машка!

И меня увлекло каким-то невероятным водоворотом. Сергей остановил такси, и мы поехали к моей двоюродной сестре, жившей на окраине Ташкента. Всю дорогу он не выпускал мою руку, а под конец я и вовсе задремала, уютно устроившись на его плече. Первая встреча, но нам обоим казалось, что мы знакомы очень давно.

В десять утра Сергей заехал за мной, чтобы отвезти в университет. И снова – букет, который пришлось оставить дома. В нашем городе мальчишки не особо баловали своих девчонок букетами, поэтому я расценила эти цветы как жест взрослого, состоявшегося мужчины. А Сергей и был таким – уверенным, надёжным, но при этом солнечным и позитивным.

Две сессионные недели пролетели в один миг. До обеда мы, заочники, учились, мотаясь с кафедры на кафедру в поисках свободных аудиторий. Во второй половине дня за мной заезжал Сергей, и мы часами гуляли по Ташкенту, любовались речкой Анхор и катались в метро, сидели в летних кафешках и никак не могли наговориться. Мне, воспитанной в строгости, поначалу было непривычно, что Серёжка вдруг ни с того ни с сего, в порыве безудержной радости, мог подхватить меня на руки, закружить в воздухе и завопить от счастья: «Люди-и, правда же, моя девушка – самая красивая в мире?»

Я прятала пылавшее от смущения лицо в ладонях, вырывалась, но он всегда догонял и уже до самого дома не выпускал мою руку.

Мы были в гостях у его интеллигентной бабушки Оли, навещали маму Ирину Александровну, но больше всего мне понравилась сестра Лариса – стюардесса международных авиалиний, очень весёлая, компанейская, невероятно добрая девушка.
Через два месяца Серёжка приехал в мой город – просить руки.

– Только учти, – сказал он. – Свадьба полностью за мой счёт, и по высшему разряду. Хочу, чтобы моя невеста была как принцесса!

Не люблю повышенного внимания к своей персоне, но перед напором любимого было сложно устоять. Если бы я могла тогда предположить, к каким последствиям приведёт это решение…

Сергей вернулся домой, и жизнь пошла своим чередом. Письма, звонки, совместные планы на будущее. А потом он пропал. К телефону сутками никто не подходил, на письма не отвечал. Я похудела, осунулась, потеряла всякий интерес к жизни. Что он меня бросил, ни разу не пришло в голову: не такой человек.

В конце концов набралась решимости и поехала в Ташкент, к его бабушке Оле. Пожилая женщина долго не открывала дверь, но я не собиралась сдаваться, не за тем ехала сотни вёрст. Пряча глаза, бабушка рассказала историю, которая меня просто оглушила.

Сергей действительно твёрдо решил подарить мне шикарную свадьбу. Для этого взял в долг большую сумму у серьёзных людей, накупил товара в Душанбе – там с вещами и продуктами питания было полегче, чем у нас. Отдал на реализацию знакомым, но что-то пошло не так, и всю партию конфисковали на таможне.

Срок возврата прошёл, кредиторы стали «наезжать». Чтобы вернуть долг, Серёжка не придумал ничего умнее, как завербоваться контрактником в Таджикистан, в те времена одну из самых горячих точек.

Из соседнего государства он вернулся другим человеком. Увиденное и пережитое настолько его подкосило, что парень крепко подсел на алкоголь и наркотики. В таком состоянии приехать ко мне он уже не мог. Будущая сказочная жизнь обернулась жестоким триллером.

Баба Оля передала мне записку от внука: «Машуня, родная! Прости меня. По-прежнему очень тебя люблю, но не могу, не имею права быть с тобой, ты достойна другой участи и обязательно встретишь хорошего человека, который полюбит тебя всем сердцем.

Я уже не тот, что раньше, скатился на самое дно. Вытащила меня Света, моя нынешняя жена. Она была медсестрой в нашей части, и я ей очень благодарен за то, что не дала пропасть. Она знает, что я её не люблю, да и сама не испытывает ко мне пылких чувств. Наверное, судьба послала нас друг другу, просто чтобы элементарно выжить.

Записку оставляю бабушке – уверен, ты к ней обязательно заедешь. Представляю, как тебе сейчас тяжело, моя любимая маленькая девочка. Но будет лучше, если я окончательно исчезну из твоей жизни. Не такой муж тебе нужен. Не ищи меня и не плачь. Помни, я всегда буду любить только тебя. Прости, если сможешь».

Как мне тогда было плохо! Сто раз упрекала себя, что не смогла его удержать, отпустила в воюющую страну.

Никогда и ни с кем я больше не чувствовала себя такой счастливой, не ощущала этот полёт, никогда и ни с кем мне не было так надёжно и спокойно. Столько лет прошло, Серёжки давно нет, но не было дня, чтобы я не вспоминала о нём.

Девчонки, милые, если нашли своё счастье, держите его обеими руками, не отпускайте ни при каких обстоятельствах! Ведь оно так редко встречается, далеко не каждой везёт. Вот и подруга долгие годы прожила без особой любви со стороны супруга, а потом и сама к нему охладела. И только сейчас, под пятьдесят, её накрыло новое чувство.

– Многие меня не поймут, – как-то раз сказала она. – Особенно родители. Но я чувствую, что это мой человек, и готова поехать за ним на край света. Из Крыма – в Сибирь! Муж без меня не пропадёт, сын уже взрослый, а я чувствую себя всё более одинокой, потому что, по сути, им обоим давно не нужна. Впереди старость – и так хочется встретить её в тепле и уюте, с близким по духу человеком. Неизвестно, как оно там дальше сложится, но хотя бы какое-то время буду счастлива, узнаю, какая она, любовь. Рома сказал, что через три недели приедет, решим, как быть дальше. И ещё – что без меня домой не вернётся.

Мария САНИНА,
Крым
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №28, июль 2018 года