Вам нужно в рай
31.08.2018 15:19
Ева появляется из пены

Вам нужно в райУ меня есть подруга Надежда. Девушка она яркая: волосы кудрявые, глаза горящие, талия тонюсенькая, походка от бедра. Залюбуешься! Мужчины, конечно, посматривают. Надька этим вниманием охотно пользуется. «Один раз живём!» – поясняет она своё легкомыслие и с головой бросается в омут очередного романа.

Недавно на горизонте нарисовался свежий претендент на Надькины прелести – Валера. Надька нам о нём все уши прожужжала. Классические «три приличных свидания» были уже позади, и Надька вовсю предвкушала «неприличное». Только немного бесилась, что в её берлоге квартировала Алка, которая упросила пустить её на пару дней, а сама тусовалась уже неделю. Указать подруге на дверь Надька не могла, а Валера обитал в общежитии, не располагавшем к романтике.

И тут явилось спасение в лице Виктора Геннадиевича и его просторной трёшки в Царицыне. Виктор Геннадиевич – старый друг семьи, Надька знает его лет с двенадцати. Тогда она была в него – статного, мужественного, с виду сурового – немного влюблена, но это чувство прошло вместе с детством. С тех пор она влюблялась раз двадцать, а Виктор Геннадиевич счастливо женился вторым браком.

Кот Прохор у них с женой Ларисой завёлся совсем недавно, и хозяева никак не могли привыкнуть, что он диктует свои правила. Запланировали поездку к друзьям на дачу на четыре дня, но Прохора-то надо кормить! Тут очень удачно подвернулась моя Надька, которая согласилась каждый день навещать кота. Надо отдать ей должное – согласилась от чистого сердца. А идея привести туда Валеру пришла ей в голову позднее.

В первый день Надька готовилась: завозила в квартиру постельное бельё, халаты и полотенца, вино, ароматические свечи. Валера ей нравился, и она хотела устроить идеальное свидание.

Вечером следующего дня подруга позвонила мне прямо из ванны, куда бухнула три пакета молока и добавила семь капель масла амбры.

– Амбра – это бомба! – ворковала томным голосом Надька. – Мужчина от тебя потом часа три отлипнуть не сможет, я сто раз проверяла. Ой, подожди, перезвоню…

Однако ни через пять минут, ни через полчаса Надька не перезвонила. Я набирала её номер, но сначала она не брала трубку, а потом автоответчик докладывал, что аппарат абонента выключен.

Адреса квартиры, где Надька ждала кавалера, я не знала и очень переживала, прикидывая, что стряслось. Согласитесь, странно, когда подруга тебе звонит, лёжа в ванне, а потом внезапно пропадает. Рассудив, что сделать всё равно ничего не смогу, я легла спать, а часа в три ночи меня прямо подбросило на кровати от звука пришедшей эсэмэски: «Офигеть! Можешь завтра на Таганке? Такое расскажу!»

Отвечать спросонья не стала, повернулась на другой бок и сладко засопела, предвкушая субботнее утро.

Надька позвонила в начале десятого и, едва справляясь с эмоциями, попросила как можно быстрее подъехать в наше с ней любимое кафе, дабы рассказать нечто совершенно удивительное. Я собралась и поехала.

Выглядела Надька потрясающе – была похожа на сумасшедшую, которой видятся райские кущи. Если бы в кафе внезапно выключили свет и задёрнули шторы, уверена, Надькины глаза засветились бы в темноте.

– У меня был оргазм! – громким шёпотом сообщила она, и сидевший спиной ко мне мужчина за соседним столиком нервно вздрогнул.
– Поздравляю, – искренне порадовалась я за подругу, от которой этот редкий зверь ускользал всю её сознательную половую жизнь.
– Это вообще ни с чем не сравнимо!
– Орать прекращай, люди оборачиваются, – усмехнулась я. – Валера-то в курсе, что он у тебя в некотором смысле первый?
– А Валера не пришёл.

Тут я почувствовала себя героиней какого-то глупого анекдота.

– В общем, там такая фигня получилась… – не дожидаясь моего вопроса, пустилась в объяснения Надька.

«Фигня» получилась и правда забавная. Болтая со мной из ванны, Надька услышала за дверью какой-то шум и решила посмотреть, что происходит. Думала, кот Проша набедокурил. Вылезла из ванны, даже в полотенце заворачиваться не стала – решила, что тут же залезет обратно. Открыла дверь и нос к носу столкнулась с Виктором Геннадиевичем, который крупно поругался с женой и решил ни на какую дачу не ехать, а вернуться домой и побыть в одиночестве. Ароматная, амбровая, мокрая, абсолютно голая Надька фактически влетела в его объятия.

– У меня никогда в жизни такого не было, чтобы вот так, сходу, – откровенничала Надька. – И с кем! С Виктором Геннадиевичем!
– А Валера? Ведь он должен был прийти.
– Ой, это целый аттракцион! – Надька чуть не подавилась кофе. – Ты представляешь, я о нём забыла! Можешь не верить, вот честное слово, забыла – и всё. А через два часа он таки пришёл.

К назначенному времени Валера возник у дверей с букетом роз в одной руке и пакетом с шампанским и сладостями в другой. Позвонил в дверь, ещё раз – никто не ответил. Наконец услышал за дверью шаги, расправил плечи и приготовился обнять свою ненаглядную, однако в проёме возникла мужская фигура.

– Вы к кому? – строго спросил Виктор Геннадиевич.
– К Еве, – робко промямлил Валера.
– Это вам в рай! – хохотнул мужчина и захлопнул дверь прямо перед озадаченным Валериным носом.
– Но почему к Еве, а не к Надежде? – перебила я Надьку.
– Да потому что я ему Евой представилась, – рассмеялась Надька. – Мне надоело, всё Надя да Надя. Решила поэкспериментировать, назваться другим именем. И потом, Ева – это так женственно.
– Ну ты вообще! – восхитилась я. – А звонить тебе Валера не пытался?
– Пытался, конечно, – хитро улыбнулась Надька. – Только когда Виктор Геннадиевич пошёл открывать, я сразу поняла, что это Валерка, и телефон отключила, чтобы не звенел. Ну а потом сама ему написала, извинилась, наплела всякого – мол, адрес перепутала, квартира же не моя… В общем, вывернулась.

Четыре дня, пока Лариса была на даче, Надька и Виктор Геннадиевич провели вдвоём. Они сразу договорились, что с возвращением жены всё закончится. Виктор Геннадиевич слово своё сдержал, больше у них с Надькой ничего не было. Ни нежных эсэмэсок, ни встреч – вообще ничего. Лариса вернулась с дачи, он первым пошёл на мировую, извинился, что в запале наговорил лишнего, вечером сводил жену в ресторан.

Надька тем временем вытолкала-таки из своей квартиры наглую Аллу и устроила Валере ночь любви.

А две недели спустя Виктор Геннадиевич позвонил Надьке и попросил её о встрече в кафе. Подруга страшно напряглась – у неё с Валерой дела шли хорошо, и она боялась всё испортить. Однако Виктор Геннадиевич просил вовсе не о свидании.

– Надя, милая, забери к себе Прошку, – умоляюще глядя на Надежду, попросил мужчина. – Очень тебя прошу. Не могу я при нём с женой… Он же видел, как мы с тобой… Сидел на шкафу и смотрел. А теперь смотрит на меня, глаза свои жёлтые вылупит, будто осуждает.
– Да я-то не против, – Надька страшно обрадовалась, когда поняла, что Виктор Геннадиевич пришёл не за тем, что она себе придумала. – Но Лариса Дмитриевна? Она же его так любит.
– Я сказал ей, что у меня внезапно началась аллергия на кошачью шерсть. Глаза слезятся, чихаю, спать нормально не могу.
– Но у вас же нет аллергии? – не поняла Надька.
– На кошек нет, а на апельсины есть, – хитро подмигнул Виктор Геннадиевич. – Купил апельсиновое эфирное масло и нюхаю его потихоньку. Эффект моментальный, всё течёт и распухает. Ну так что, заберёшь Прошу? Тебе я полностью доверяю, да и Лариса тоже.
– Это она зря, – не удержалась Надька.

Виктор Геннадиевич нахмурился.
– Не ёрничай, а выручай.

И Надька его, конечно, выручила. Теперь Прохор живёт у неё и, надо сказать, катается как сыр в масле.

Алиса МАКАРОВА
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №34, август 2018 года