СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Таисия Повалий: Ревность – это положительная черта
Таисия Повалий: Ревность – это положительная черта
29.10.2018 15:02
Таисия ПовалийВсегда приветливая, интеллигентная и лучезарная – такой Таисия Повалий ворвалась на российскую эстраду в 2004 году, такой она остаётся и по сей день. Давая интервью нашему изданию, певица также провела экскурсию по своему дому.

– Вы родились в деревне, в детстве пасли коров. Какое самое яркое впечатление из той, ушедшей, деревенской жизни? Сегодня вам, вероятно, не хватает простора?
– Пасла коров – это громко сказано. Но когда я была маленькой девочкой, брат меня брал с собой в колхоз, потому что оставить дома оказалось не с кем. Там, помимо коров, были ещё и стада овец. И брат использовал меня как дистанционное управление. Сидел и говорил: «Тая, а ну сбегай! Видишь, баран убежал, заверни его к стаду!» И я галопом бежала… Однако я и сегодня живу в деревне под Киевом. Меня всегда тянуло поселиться за городом, ведь детство прошло на просторах. Наш дом стоял почти в лесу, и я всегда могла убежать от родителей и бабушки. Гуляя по лесу, пела во весь голос, слушала птиц, полностью растворялась в природе.

– Правда ли, что в детстве вы сначала стеснялись, а потом гордились своим именем?
– Да, это правда. Я была одна Таисия на всю Белую Церковь. Все вокруг – Лены, Наташи, и лишь одна я – Таисия. И ещё учительница в первом классе звала меня не Тая, а Тася. Такое обращение мне очень не нравилось. У нас с ней почему-то не складывались отношения, она ставила мне четвёрки. Так что отличницей я стала чуть позже. Ну а когда подросла, то поблагодарила маму за своё имя – Таисия. Это так возвышенно, красиво, божественно!

– К карьере музыканта человека обычно готовят с детства. А как начиналось ваше образование?
– Меня по жизни вело желание петь и быть артисткой. Я с ним родилась. А потом сам Господь Бог стал мне помогать. Он давал мне людей, которые указывали верный путь. В детском саду музыкальный руководитель заметила, как я заглядывалась на клавиши фортепьяно. Представьте себе, она разрешала мне играть на инструменте, хотя никому больше этого не позволяла. И даже во время тихого часа я не спала, а сидела у пианино. Она учила меня играть. Потом мы с мамой пошли в музыкальную школу, куда меня взяли с первого прослушивания. И самым большим моим желанием было ходить в музыкалку и по воскресеньям! Все удивлялись. Они хотели спать до десяти, а я поднималась в семь утра, всех будила и говорила: «Нужно собираться! У меня сегодня хор!» Ехала на этот хор, как на самый главный концерт в своей жизни.

Я стала солисткой детского хора. Далее – солисткой филармонии, потом – солисткой эстрадно-симфонического оркестра города Белая Церковь. На один из концертов приехал преподаватель Киевского музыкального училища имени Глиэра. Послушал меня и сказал: «Эта девочка пусть приедет ко мне». И мы поехали с мамой в Киев. Через полгода я стала студенткой. Вот так всю жизнь меня ведут, я сама ничего не выбираю. Меня ведёт огромная сила. Спасибо Богу.

– В пятнадцать лет вы покинули отчий дом ради учёбы. Что было самым сложным для вас в тот период?
– Ничего сложного. У меня была полная уверенность – я иду по правильному пути. Это у меня заложено с детства. Знала, что иду к своей громадной цели. И мне всё казалось естественным – общежитие, комната, где мы с девчонками жили вчетвером и сами готовили. Каждую пятницу я уезжала вечером домой на электричке за продуктами к маме. Набирала две сумки продуктов и в воскресенье вечером возвращалась. В понедельник утром – занятия. Я не пропускала ничего. Занималась фанатично.

– В вашем роду были музыканты? Кто вас поддерживал в выборе профессии?
– Я росла в очень талантливой музыкальной семье – все музыканты-самоучки, все играли на разных инструментах, у всех потрясающие голоса. Мы специально собирались в выходные дни у меня дома и пели песни, раскладывая их на голоса. Мы этим жили!

Таисия Повалий– Вас готовили в оперные певицы, а реализовались вы на эстраде. Это огорчило или порадовало близких?
– На вокальное отделение берут с восемнадцати лет, а мне было всего пятнадцать! Поэтому я училась на дирижёрско-хоровом отделении. Однако со мной занималась уникальный педагог Татьяна Александровна Юровская, которая и сделала из меня профессиональную певицу. Она открыла во мне тембр, которого я сама не слышала. Весь «мёд», краски и удивительные ноты – это всё Татьяна Александровна вытянула из меня. И родные всегда меня поддерживали. А потом у меня начался период исканий, знаете, когда я не хотела быть как все, хотела быть особенной. Искала себя в разных стилях. Пела и джаз, и джаз-рок, и классические вокальные произведения. Вот в этот период мама меня не поддерживала. Она говорила: «Смотри, все артистки, которые поют с тобой на концертах, – как им люди аплодируют! Ты слышишь? А тебе достаётся лишь несколько хлопков, но ты уходишь со сцены с гордо поднятой головой!» – «Да, мама! Мою музыку будут изучать в консерваториях». Мне при этом аплодировал весь оркестр. Вот такой настрой у меня был тогда.

– Ваша первая победа на конкурсе – вы помните свои чувства в тот момент?
– Да, конечно. В 1990 году я получила первую премию на конкурсе Гостелерадио СССР. Победитель пел в Колонном зале Дома Союзов, я исполнила «Колыбельную» Исаака Дунаевского из кинофильма «Цирк». Моя запись есть в фонде, не знаю, сохранилась ли она, но для меня это было серьёзное событие. А ранее был конкурс «Ялта-88», где я стала дипломантом. Ещё стала дипломантом конкурса на лучшее исполнение песен среди стран социалистического содружества. Я могла получить и более высокую награду, но возникла проблема с аппаратурой. Мы с группой тогда приехали с модными инструментами, у нас было всё самое навороченное, в том числе секвенсор, уникальный в то время. Все такие «в тренде», а наши конкуренты перепаяли нам провода. (Смеётся.) Секвенсор просто не включался. Возникла пауза. Меня чуть не сняли с конкурса. Но мои музыканты во время паузы успели перепаять входы-выходы, я всё-таки вышла и спела, как смогла, хотя не все инструменты звучали. Кстати, благодаря этому конкурсу меня потом показывали по Центральному телевидению. На этих эфирах меня увидел мой будущий супруг и продюсер Игорь Лихута.

В 1992 году мы познакомились с Игорем на съёмках новогодней программы. Я пела блюз, Игорь попросил друзей музыкантов познакомить нас. Однако наше знакомство сразу же закончилось, потому что Игорь был тогда слишком ярко одет, что я не приветствовала, это слишком вызывающе на мой вкус. Мужчина должен выглядеть скромным. Я даже испытала по отношению к нему отрицательные эмоции. В тот же вечер уехала на гастроли, но накануне Игорь мне позвонил и предложил поработать с ним на пароме. (Вероятно, ночной паром Ильичёвск – Варна, с каютами и ресторанами. – Ред.) Я отказалась, поскольку мечтала о большой сцене. Так ему и ответила: «На паромах я петь не буду». Но через какое-то время раздался новый звонок от Игоря, он предложил сняться в программе на ТВ. Мы с ним встретились на студии, записали дуэт с Александром Ярёменко. С его песней «Панно кохання» я победила на фестивале «Славянский базар» в Витебске. Так Белоруссия стала для нас с Игорем крёстной мамой любви. Наши победы переросли в любовь.

– Вы всегда безупречно выглядите. Вам помогают стилисты в выборе костюмов, причёски, макияжа? Или вы доверяете только своему вкусу?
– Конечно, доверяю стилистам. Со мной работают лучшие мастера по причёскам, дизайнеры, режиссёры клипов и стилисты по образу. Со мной работает команда самых профессиональных людей.

– Вы неоднократно меняли имидж, но достаточно долго зрители видят вас блондинкой. Не хотели бы поэкспериментировать с цветом волос?
– Я уже экспериментировала в клипе «Сэрдэнько». Режиссёр настоял, чтобы поменяла цвет волос. Не просто надела парик, а вжилась в образ. Вы знаете, после съёмок я недолго думая снова поменяла цвет волос на блонд, потому как тёмные оттенки – не мои. Я даже чувствовала перемены в своём характере. Я и так девушка эмоциональная, а тут и вовсе стала неуправляемой! Поэтому решила стать помягче, попокладистей, вернулась в блондинку и больше не собираюсь экспериментировать.

Таисия Повалий– Ваш дом выглядит так же прекрасно, как и вы. Есть у вас любимое место?
– Каждая комната в моём доме имеет особую ауру. Я люблю все. Люблю в выходные дни просто бродить по дому. Могу переходить из комнаты в комнату, получая колоссальное удовольствие. Тут повсюду присутствуют воспоминания. В каждой стоят статуэточки. В этой комнате, где я сейчас даю вам интервью, находятся награды, которые я храню. Они вызывают у меня различные эмоции, в которых я купаюсь, наслаждаюсь и отдыхаю.

Мы уже много лет живём в этом доме. С любовью его обустраивали, облагораживали. Тут растут и мамины цветы, розы. Сейчас едим много фруктов из нашего сада и овощей с нашего огорода. Всё пропитано мамочкиной любовью. Мой дом – моя крепость и лучшее место на земле. Наш райский уголочек, откуда меня могут вырвать только зрители и музыка.

– Какие цветы преобладают?
– И пионы, и розы, и мамины чернобривцы (бархатцы. – Ред.), и анютины глазки, и тюльпанчики. Особенно много у нас роз. Вдоль всего участка заплелись розы колоннадой – это очень красиво смотрится. Даже в «Инстаграм» выставляла свою фотографию в розовом саду.

– Вы очень гармоничная личность, излучаете свет и добро. На вас приятно просто смотреть! Скажите, пожалуйста, как можно достигнуть подобной гармонии?
– Вера в Бога со мной всю жизнь. Бабушка, мама моего отца, фанатично верила. Мы с братом приезжали к ней, у неё была старая-старая Библия. Я только-только научилась читать, помню, была маленькая совсем, и мы сидели с братом и бабушкой на печке и читали по слогам эту Библию, написанную на церковнославянском языке. Такая масёбенькая, а уже читала Библию с восторгом! Я сейчас понимаю, насколько это важно в становлении моей личности. Перед каждым приёмом пищи и после него мы читали «Отче наш». Может, я тогда ещё не совсем понимала значение этого, но мне было приятно читать молитву. А иногда мы ходили в церковь на обряды крещения и венчания. Я ещё была совсем малюсенькая, но запомнила, как мы ехали из Белой Церкви в деревню, и я говорила: «Мама, пишли до пипа!» (К попу. – укр.) Мне нравились хор, обряды, акустика, ощущение восторга в церкви. С детства живёт во мне эта вера. И сейчас я поняла, насколько важны корни, как я счастлива, что родилась в своей семье! Чувствую гармонию и поддержку своего рода.

– Вопрос из той же серии, но немного другого плана: как раскрыть свою женственность? Можно ли этому научиться?
– Любовь! Только благодаря любви! Когда женщина влюблена, у неё горят глаза. Любовь – это стимул, двигатель, начало всего. Любовь открывает для нас все пути. Если любимый человек рядом, ты становишься сильнее. Мужчина и женщина вместе способны на всё. На подвиги, на непредсказуемые поступки, на фантастические вещи.

– Правда ли, что муж присутствует на каждом вашем концерте?
– Да, всего лишь несколько раз Игорь не смог присутствовать по состоянию здоровья. И это были сложные концерты. Ведь я привыкла, что он в зале, за пультом вместе со звукорежиссёром, что он контролирует весь процесс. Поэтому всегда спокойна. Знаю, что Игорь на месте, он всё проверил и всё будет работать как часы.

– Вы признались в одном интервью, что ревнивы.
– Да, это опять-таки гены. Мой отец был очень ревнив. И мамочка страдала от его ревности. Не могу назвать это недостатком, я бы отнесла это к положительным чертам. Ревность иногда полезна, она стимулирует быть лучше, нежнее, внимательнее к своей половинке. Да всё во мне положительное, всё во мне хорошее! (Смеётся.)



– Ваш сын тоже успешен в музыкальной профессии, или у него другие приоритеты?
– Мой сын с детства купается в музыке. Я ходила заниматься вокалом почти до самых родов, поэтому он пел со мной все девять месяцев. Сдавал экзамены и академические концерты, всё как положено. (Смеётся.) Было бы удивительно, если бы он не любил музыку, ведь у него папа музыкант. У него есть особый композиторский талант – ему в голову приходят мелодии. Самостоятельно делает аранжировки. В этом он успешнее меня, ибо мне не дано писать мелодии. Груши на яблоньке не растут. Я ему желаю красивых песен. Чтобы муза никогда его не покидала.

– Вы спели дуэтом со многими звёздами. С кем ещё планируете?
– Дуэты я не планирую. Песню, которую мы исполнили с Николаем Басковым, я вообще-то собиралась исполнять сольно. Но Боженька дал задание продюсеру Валентине Басовской создать из нас с Николаем дуэт. Она передала мне диск с песней «Отпусти меня», я уже готовилась её записывать. Но судьба свела нас – Николай был у меня дома на вечеринке. И Валентина Басовская напомнила об этой песне. В тот же вечер мы поехали на студию. Николаю так понравилась мелодия, что он отложил свой рейс до Москвы. После гулянок, шашлыков и вина поехали на студию. И всю ночь записывали песню. Вот почему она так волшебно звучит.

– У вас прекрасный голос совсем юной девушки, он как будто не становится старше. Какими способом вы его сохраняете?
– Самое главное заложено природой и образованием. У меня классическая школа. Со мной работали лучшие педагоги. Важно любить свой голос и беречь, это обязанность каждого артиста. Я никогда не курила. Баловалась, правда, но это длилось недолго. Если пью, то лёгкие напитки. Хотя и говорят, что коньяк якобы полезен для голоса, но я никогда в жизни перед выступлением не делала ни глотка алкоголя. Вообще я по жизни человек правильный. Очень редко позволяю себе расслабляться.

– В браке с первым мужем у вас сложились непростые отношения со свекровью. Поделитесь, пожалуйста, советом – как сохранить чувство собственного достоинства и при этом ужиться с родственниками мужа?
– Да, одиннадцать лет я прожила с родителями своего мужа. Но нас спасали гастроли. Я на гастролях, супруг тоже постоянно гастролировал. Поэтому у нас не доходило до скандалов. Я очень благодарна родителям мужа, они принимали активное участие в воспитании нашего сына. Ведь я уезжала порой на три недели и даже на месяц, так же как и мой супруг Володя. Поэтому я не хочу говорить о свёкрах плохих слов. Только слова благодарности. А если у нас и были конфликты, то я могу их понять, они были по-своему правы.

alt

– В шоу «Точь-в-точь» вы показывали и Аллу Пугачёву, и Елену Образцову, и многих других. В чей образ вживаться труднее всего?
– Смешно, но самый сложный образ – это Верка Сердючка. Мне кажется, я так до конца и не вжилась в Веру. Хотя в жизни я весёлый человек, могу и подурачиться. Но, кажется, Сердючка у меня получилась не очень.

– Где вы отдыхаете?
– В последнее время отдыхаем в Испании, у нас с Игорем есть там своя недвижимость – домик на берегу моря. И в принципе лучшего отдыха для себя не представляю. Там всё пропитано нашей роднёй – отдыхают моя мама, сын со своей семьёй.

– Верите ли вы в судьбу?
– Конечно. Я благодарна судьбе, что она ведёт меня по правильному пути. А Господь Бог даёт силы преодолеть все сложности, какими бы они ни были.

Расспрашивала
Дарья ПАРЧИНСКАЯ
Фото: из личного архива

Опубликовано в №43, октябрь 2018 года