Икона Богоматери в дровах
04.12.2018 00:00
Отдать ли семейный образ в храм или сохранить у себя?

ИконаЗдравствуйте, дорогая редакция! Читаю газету с первого номера, не пропустила с той поры ни одного выпуска. «Моя Семья», конечно же, сильно изменилась, но главное сохранилось: газета остаётся народной. Мне очень нравятся комментарии отца Александра Дьяченко. Как же повезло его прихожанам! Он не только прекрасный служитель Церкви и пастырь, но и удивительный воспитатель, учитель, психолог. Среди тех, кому батюшка отвечает, немало моих сверстников, выросших в советское время, когда население страны на 80 процентов было неверующим. А теперь настал момент – и мне пришлось обратиться к отцу Александру за советом.

Сначала хочу немного рассказать об истории своей семьи. Мой дед был членом ВКП(б) и, соответственно, безбожником. Воевал с колчаковцами в Гражданскую, а потом умер от тифа в 1920 году в госпитале в Новониколаевске – сейчас это город Новосибирск. Бабушка дожила до 1965 года, вырастила одна четверых детей, причём была всю жизнь глубоко верующей, хотя в церковь не ходила. Но в жизнь детей не вмешивалась, поэтому моя мама в 1924 году вступила в комсомол по так называемому «ленинскому призыву». Было маме тогда всего 16 лет.

Наверное, с тех времён и берёт начало её неверие. Мама вплоть до своей смерти в 1992 году оставалась убеждённой атеисткой. Нас, четверых детей, конечно же, не крестила. Я не сужу её и сильно люблю, ведь она, как и бабушка, стали заложницами своего времени. Мы тоже росли атеистами. А сейчас хочу рассказать о главном – о том, что меня очень тревожит.

Эта история началась в середине 70-х годов. Тогда я жила вдвоём с мамой в частном доме. Мой отец, участник войн с фашистской Германией и милитаристской Японией, умер в конце 60-х. Братья уже были женаты, я же не спешила создавать семью, работала учительницей и вдобавок училась заочно в Пермском университете. Да и пожилую маму не хотелось оставлять одну. Ведь ей тогда было почти столько же, сколько мне сейчас.

Однажды нам привезли дрова. Стали мы их разбирать с мамой и вдруг обнаружили деревянную икону. Было сразу видно, что образ очень старый: краска осыпалась, деревянное полотно выгнулось, изображение стёрлось. И всё же смогли различить, что это икона Матери Божьей. Просматривался Её лик, еле-еле проступал образ Христа. Но как икона оказалась в дровах? Какова её история? Самое странное, что, несмотря на неверие, икону мама не уничтожила и велела сохранить. Так мы её и сберегли. Не выставляли напоказ – просто спрятали в надёжном месте.

Жизнь шла своим чередом. Я вышла замуж и перебралась с мужем в новую благоустроенную квартиру, потом перевезла к себе маму. Икона осталась на прежнем месте, но наш старый дом не пустовал. Сначала там проживал племянник с семьёй, а позднее, уже в 90-е годы, туда перебрался младший брат.

Об иконе я не забывала никогда. Раньше изредка приезжала, навещала родичей и проверяла, на месте ли наш образ, но потом перестала. В 2004 году я приняла крещение. Нужно сказать, что решение креститься далось очень нелегко. Мне было уже 57 лет. В прошлом я – член КПСС. Не могу сказать, что стала исправной прихожанкой, но многое понимаю и стараюсь исполнять заповеди.

После крещения захотела забрать икону себе, но в доме её не нашла. Спросила брата, он сказал – не видел никакой иконы. Я решила, что её продал племянник, так как его семья в 90-е находилась в очень стеснённом положении.

В последние годы я лишилась многих родственников. В феврале нынешнего года совершенно неожиданно умер младший брат, оставив смертельно больную жену, которая ушла вслед за ним буквально через месяц. И вот незадолго до смерти сноха приняла крещение и неожиданно передала мне нашу икону! Оказалось, брат утаил её от меня, не хотел отдавать. Сноха сказала, что теперь я должна забрать икону себе. Не знаю, почему она так решила. Может, подумала, что икона стала причиной многих бед, свалившихся на их семью? Незадолго до этого у них не стало обоих сыновей.

Лик совершенно не изменился – заметно, что образ содержался в благоприятных условиях. Я попросила своего одноклассника, известного в городе художника, посмотреть икону и, если возможно, немного её отреставрировать. Что тот и сделал. Во время работы он установил – это икона Смоленской Божией Матери, или Одигитрия Смоленская. На обратной стороне нацарапано, что святой образ принадлежал Спасской церкви города Соликамска.

И вот теперь я не знаю, как мне поступить: передать икону церкви или оставить её как семейную реликвию? Ведь этот образ, получается, дважды «приходил» в нашу семью за почти полувековой период. Как мне быть, отец Александр? Нужно сказать, я сама больше склоняюсь к тому, чтобы отдать образ в храм. Но нужно ли это делать и права ли я буду в таком случае?

Из письма Лидии Радченко

Комментарий священника

Здравствуйте, уважаемая Лидия! Прочитал ваше письмо, где вы задаётесь вопросом о судьбе старинной иконы, много лет назад оказавшейся в вашей семье. Прежде чем я выскажу своё соображение, давайте немного поговорим на тему, а что такое вообще икона.

Слово это греческое и по-русски означает «образ». Изначально на иконах, как правило, изображался Иисус Христос, Которого мы можем изображать, поскольку Он есть Бог, воплотившийся в человеческом обличии. Он и есть истинный образ Бога в человеке. Точно так же и любой из нас несёт в себе образ Творца. Священное Писание говорит, что мы созданы по Его образу и подобию. Так и говорят – «нужно уподобиться Богу». Мы тоже своего рода иконы Бога. Только очень повреждённые и требующие реставрации в течение всей своей земной жизни.

Порой в храмах дореволюционной постройки, где ещё сохранились росписи того времени, можно где-нибудь на стене или потолке увидеть изображение седовласого старца в древних одеждах с длинной густой бородой. Так в прежние века иконописцы представляли себе Бога-Отца.

Сразу должен оговориться: такое изображение не является каноническим и считаться иконой никак не может. Почему? Невозможно представить себе того, кого никогда не видел. Бога-Отца никто никогда не видел, поэтому изображать Его мы не имеем права. А вот Христа мы изображать можем. Он предстал перед нами как человек. Вместе с нами Он ел и пил, страдал, радовался и плакал. Его касались руки многих людей. Он есть совершенная реальность, о которой мы имеем множество свидетельств. Христос показал нам, какой на самом деле Бог.

В истории Церкви был период, именовавшийся «иконоборческим». В это время не только уничтожали иконы, но и гнали тех, кто не хотел от них отказываться. Тогда-то отцы Церкви и заявили во всеуслышание: если мы согласимся с тем, что Христа изображать невозможно, то впадём в принципиальное заблуждение. Поскольку вся наша христианская вера основывается на утверждении о реально воплотившемся Боге. Многие тогда, особенно среди монахов, предпочли принять мученическую кончину, нежели согласиться с гонителями.

Самые древние из дошедших до нас образов датируются приблизительно VI веком. В основном это иконы Иисуса Христа. Потом на иконах стали писать Пресвятую Деву и многочисленных святых. Изображая святых, мы славим их подвиг уподобления Богу, как бы «реставрации» образа Божьего в самих себе, божественную благодать, которую они стяжали. И получается, что и в святых мы славим всё того же Бога.

Вот такая святыня пришла и в вашу семью. Где она была раньше? Если икона небольшого размера, то, вероятно, писали её для того, чтобы молиться дома, а если большая – то для храма.

Видимо, вашу икону кто-нибудь спрятал в дровах в неспокойные времена. В те безбожные годы Церковь всё ещё была гонима и далеко не каждый решался держать иконы дома. Вот с дровами она к вам и попала. Можно думать, что это случайность. Но у Бога случайностей не бывает. Пресвятая Богородица посетила ваш дом. Почему Она выбрала вас? Не знаю. Так же как и не знаю, почему Она выбрала меня, и я, тогда ещё некрещёный, впоследствии стал священником.

Интересно, что ваша мама, будучи принципиальной атеисткой, не бросила образ Пресвятой Богородицы в огонь, а согласилась сохранить его. Случись бы это в тридцатые годы, гореть бы ему в огне, но середина 70-х – это период более спокойного отношения советского государства к религии. Церковь хоть и гнали, но не так кардинально, как прежде. Леонид Ильич Брежнев по натуре был человеком лояльным к вере, храмы при нём уже не закрывались. Да и мама ваша, войдя в преклонные годы, приобрела житейскую мудрость, а вместе с ней и терпимость к тому, чего сама не принимала. Так что даже будучи атеисткой, не решилась поднять руку на святыню. Не для неё святыню, а для других, но всё же святыню. Это важно.

А может, что-то шевельнулось в её душе? Ещё древние говорили, что всякая душа по природе – христианка и способна отзываться на то, что свято. Конечно, если она, душа человеческая, страшными грехами окончательно не растоптала в себе образ Божий. Но случались и чудеса, когда даже лютые разбойники раскаивались и уходили до конца своих дней в монастыри простыми иноками замаливать грехи.

Очень хорошо, что вы решили креститься. Знаете, я думаю, в этом есть и заслуга вашей мамы. Если бы тогда она, обнаружив икону, бросила её в огонь, вы бы к вере вряд ли пришли. Её поступок все эти годы так или иначе возвращал вас к мысли о Боге.

Как поступить с иконой? В вашем решении вы совершенно свободны. Расскажу только об одном случае из собственной жизни.

Однажды к нам в храм пришли двое молодых людей – он и она. Пришли и принесли икону Пресвятой Богородицы в старинном окладе.

– Батюшка, мы хотим отдать вам эту икону, – обратились гости.
– Какая красивая! – восхитился я. – Интересно, где вы её взяли?
– Досталась в наследство. Бабушка умерла. Остался дом в деревне. Дом мы продали, а на вырученные деньги сделали хороший ремонт в своей квартире. А эта икона в новый интерьер никак не вписывается.
– Представляете, перед этим образом молилась ваша бабушка, – решил я напомнить молодым людям об их корнях. – О вас наверняка и молилась. Вполне может быть, икона «помнит» руки ваших пра и даже прапрадедов. Может, всё-таки оставите её себе?
– Батюшка, нет. Она у нас не вписывается, – отвергла моё предложение пара. – Возьмите! Ну не на помойку же её выбрасывать?

Я слушал и не верил своим ушам. Вот так и понимаешь с горечью: всё, кончено! Вместе с памятью заканчивается род.

Икона, которая сейчас у вас хранится дома, связана с памятью о вашей маме и об одном очень важном её поступке – мама её не сожгла. Может, это когда-нибудь и вменится ей в праведность. Этот образ также соединяет вас с усопшими братом и племянником. Что если вы со временем передадите образ своим детям? Тогда цепочка памяти продолжится и дальше.

Сходите в храм и посоветуйтесь со священником. Пусть он укажет вам на хорошего мастера. Вы отреставрируете икону, закажете красивый оклад и потом передадите детям. Если они откажутся, тогда можно отдать и в церковь. Но здесь есть важный нюанс. В храме икона как бы «обезличится» и будет всего лишь одной из многих. Священник поменяется, живая история образа постепенно забудется, да и вы забудетесь тоже.

Есть ещё один путь. Если, не дай Бог, вдруг ваши дети откажутся её брать, подарите её верующему человеку, желательно молодому, с наказом молиться о вас. Расскажите об этом образе. Тогда ваша история и память о поступке вашей мамы точно продолжится.

Протоиерей
Александр ДЬЯЧЕНКО
Фото: Интерпресс/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №48, декабрь 2018 года