Спасибо, дядечка
26.12.2018 21:06
На тебя свалится куча денег, но тратить их нельзя

спасибоЗдравствуйте, уважаемая редакция! Эту историю из девяностых годов мне рассказала бывшая коллега Люба. Она долгое время молчала – боялась, её примут за сумасшедшую. И призналась, что сама бы никогда не поверила, если бы кто-нибудь поделился подобным. Рассказ от её лица.

Это был самый чёрный год в моей жизни. В январе не стало мужа, его сбила машина. Ещё раньше потеряла работу по сокращению штатов – мне, бухгалтеру с 20-летним стажем, указали на дверь. Устроиться по специальности не удавалось. Плюс ко всему вскоре выяснилось, что благоверный успел наделать больших долгов. Хотел открыть магазин одежды, даже сам ездил за партией товара в Турцию, но всё закончилось неудачей.

Я знала, у супруга не ладился бизнес, но о долгах он ни разу не обмолвился. Хуже всего, что, рассчитываясь с кредиторами, втихомолку спустил почти полностью наши сбережения. Однако закрыл далеко не все дыры.

Нам стали названивать какие-то бандитские типы, требовали вернуть деньги, намекали, что иначе подкараулят у подъезда меня и детей – и унесёт нас лиса за тёмные леса. Было очень страшно.

Я устроилась обычной уборщицей в магазине. Платили курам на смех, ровно чтобы не сдохнуть с голоду. Сильно задолжала за квартиру, нам пообещали отключить электричество, а потом и вовсе пригрозили выселить в общежитие. Хорошо, хоть свекровь иногда выручала – я оставляла у неё двух своих девочек.

Как тогда жила, лучше не вспоминать. Придёшь вечером домой после того, как с тряпкой весь день в позе «зю» навозишься, и единственное желание – рухнуть в постель и забыться. Одно лишь могло обрадовать: сегодня никто не звонил, не требовал, не угрожал. Значит, день удался.

Однажды, когда дочки находились у свекрови, мне в голову пришла простая мысль. Сидя на кухне за чашкой чая, подумала: дети сейчас под присмотром, а впереди у меня беспросветная тьма. Возьму верёвку, мыло – и конец мучениям, лучше всё равно не будет.

Нашла верёвку, стала прикидывать, где лучше повиснуть. Но тут подумала: слишком уж я вымоталась сегодня, плохо соображаю. Да и выгляжу как загнанная лошадь. Завтра всё равно суббота, высплюсь, а потом видно будет. Добралась до кровати, рухнула без задних ног. И приснился мне безумный и яркий сон – я таких раньше никогда не видела.

Серый дождливый день, я стою на шумной улице. Рядом автобусная остановка и подземный переход, все куда-то спешат. Море зонтов, ругань людей, штурмующих автобус, матерщина.

Вдруг вижу – у фонарного столба сидит дядечка без обеих ног, тогда такие инвалиды ещё на тележках катались. И что странно: у этого столба сухо, хотя всюду льёт как из ведра. На дядьке какая-то тёмная хламида, похожая на сильно заношенный пуховик. Лица инвалида я разглядеть не смогла, его скрывал капюшон, запомнила только пепельную щетину.

– А ты смешная, – говорит он мне. – Я уж думал, точно повесишься. Мы за тобой давно наблюдаем.
– Кто это «мы»? – не поняла я, а сама подумала: как этот мужичок узнал о моём тайном решении? – Кто вы такой?
– Это неважно, – ответил инвалид. – А теперь слушай меня внимательно. На следующей неделе тебе начнёт безумно везти. Деньги посыплются как из рога изобилия, но тратить их нельзя. Более того, от них ты должна избавиться до конца недели, отдай тем, кому они нужны. И запомни: откуда бы ни пришли деньги, ты можешь распоряжаться только тем, что у тебя было в кошельке до этого. Даже если тебя будут резать на части – не бери ни копейки. Если сможешь удержаться от соблазна, тогда и жизнь твоя изменится.

Я на секунду отвлеклась, а дядька уже исчез.

Проснувшись, долго лежала в постели, думая о том, что мне приснилось. Надо же, какая ерунда. Но на следующей неделе начали происходить необъяснимые события.

У нас уволилось сразу три уборщицы. Как начальник ругался! Обычно в таких ситуациях ничего хорошего не жди, работы становится втрое больше. Но, вместо того чтобы загрузить меня сверх меры, босс почему-то выписал премию. В тройном размере.

– А ты молодец, что осталась, – сказал он. – Не хнычешь, не впадаешь в истерику. Так что это тебе за тех трёх дур. А скоро нас ждёт расширение.

И зарплату пообещал прибавить на треть в следующем месяце.

Приехала домой, поняла, что нужно купить еды. Уже и в магазин собралась, как вдруг вспомнила инвалида из сна, предупредившего: брать шальные деньги нельзя! Ладно, думаю, столько вытерпела, перетерплю и это, тем более ждать всего неделю.
Через день по пути на работу я нашла кошелёк, в нём лежало 300 тысяч рублей, ещё неденоминированных. Огромная по тем временам сумма! Посмотрела по сторонам, подождала несколько минут: может, кто-нибудь обронил? Но за кошельком никто не вернулся.

На следующий день на работе нашла ещё несколько тысяч в помойке, когда выносила мешки с мусором. Видимо, случайно выбросили заначку.

И вот тогда я крепко призадумалась. Мне предстояло избавиться от всего этого богатства, но как отдашь его своей рукой, когда у тебя в холодильнике мышь повесилась? Тем более скоро забирать от свекрови детей, которых нечем кормить. А тут ещё снова проявились кредиторы. «Срок тебе – неделя, – предупредили меня. – Не расплатишься, пеняй на себя». Бог с ним, с кошельком и помойными рублями, но от кровной премии можно отщепить хотя бы кусочек?

Ждать оставалось всего три дня, но я решила пересилить себя. Ведь как бы там ни было, инвалид не обманул – деньги действительно потекли рекой. Я разложила «случайную прибыль» по конвертикам и поехала в город. Какую-то сумму положила в церковный ящик.

Потом заглянула к подруге детства – у неё тоже были проблемы с работой, да немаленькие. Кинула конверт в её почтовый ящик. Даже с бомжами поделилась.

Вернувшись домой, выпила валерьянки, немного успокоилась. Для себя решила: как пришли, так и ушли. Зато всё сделала правильно.

Наскребла в кошельке несколько рублей на хлеб. Только вышла и закрыла за собой дверь, как вижу – мимо меня бежит взмыленный мужик с дипломатом в руке.

– Я тебя запомнил! Никуда не уходи, скоро вернусь! – крикнул на ходу, швырнул в меня дипломат и умчался вверх по лестнице.

От греха подальше я юркнула обратно домой, закрыла дверь. За ней послышался топот ног, наверное, гнались за мужиком. Когда всё стихло, я открыла дипломат, а тот буквально набит пачками долларов!

В голове вспыхнуло: вот оно, решение всех моих проблем. Беру чемодан, девочек в охапку и прочь из этого города в новую жизнь. Спасибо тебе, дядечка инвалид!

Потом немного пришла в себя, и стало страшно. Неделя ещё не кончилась. Суббота, вечер, ждать день с хвостиком. Получается, и эти деньги брать нельзя. Да и сама понимала: в те времена я бы на такую сумму пожила красиво, но явно недолго.

У меня не было идей, как сбыть чемодан, полный долларов. Обменять на рубли боялась, рассовывать такую уйму денег в конверты – тоже. А что, если тот бандит вернётся и не найдёт меня дома? Подумает: прикарманила его богатство, и сразу прихлопнет, без предупреждений и звонков. Решила дожидаться хозяина дипломата.

Из дома никуда не выходила. Девчонок забирать только в понедельник вечером, так что хотя бы здесь я была спокойна – детей не тронут. Но к обеду воскресенья меня осенило: согласно уговору с инвалидом я должна была освободиться от всех денег, значит, и от этих. Однако хозяин всё не объявлялся, а мне было страшно выходить из дома. Тогда решила: если до девяти вечера никто не придёт, звоню в милицию и избавляюсь от денег самым простым способом.

В девятом часу вечера только взялась за трубку, как в дверь позвонили. Посмотрела в глазок – там стоял тот парень, хозяин дипломата. Я ему открыла, радуясь, что эта история наконец закончилось. И вдруг в жилище ворвались трое или четверо, сбили меня с ног, схватили дипломат и смылись.

Часа два не могла успокоиться, ругала себя последними словами. Думала о том, что это был мой шанс изменить жизнь, а в итоге снова осталась на бобах. Сидела на кухне, пила валерьянку, которая уже не помогала. Ну да, судьба лихо
повернулась, жизнь стала похожа на детектив. Только вот типов, выбивавших из меня долги покойного мужа, никто не отменял.

В понедельник я забрала дочек от свекрови, жизнь вернулась в прежнее русло. Разве что теперь могла рассчитывать на небольшой просвет – зарплата-то увеличится.

Но в конце недели в мою дверь снова позвонили. Посмотрела в глазок – трое мужчин в хороших костюмах, в руках у одного письмо. Но на этот раз я не стала искушать судьбу, спросила, кто там.

– Мы из банка. У нас к вам поручение.

Я открыла, мужчины вошли в прихожую. Двое были молодыми, а третий – седой дядя с перстнем на пальце.

– Нам известно, что вы почти два дня держали кейс, – сказал пожилой джентльмен. – Неужели у вас не возникло желания сбежать с деньгами?
– Нет, я не так воспитана, – соврала я.

Мужчины переглянулись.

– Это необычно, – покачал головой седой. – Например, человек, который отдал вам кейс, поступил как все. Тогда у меня к вам предложение: приходите работать в наш банк. Вижу, вам можно доверить деньги.

Так я попала в коммерческий банк. Первые месяцы работала обычным кассиром, а потом Иван Иванович – назовём его так – сделал меня бухгалтером. Все мои проблемы в течение полутора лет были решены. И хотя с той работы я давно уволилась и перешла на другую, моя жизнь очень круто изменилась.

Часто вспоминала дядьку-инвалида из сна, очень хотела ещё хотя бы раз с ним встретиться, чтобы сказать спасибо и спросить, к чему в моей жизни случилась такая странная катавасия с деньгами. Но инвалид больше никогда не снился.

Из письма
Елены Борисовны,
Вологодская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №51, декабрь 2018 года