Как меня «поставили в палки»
09.01.2019 00:00
Как меняВ прошлом году, в январе месяце, я летал в Словакию, в Братиславу. На конференцию по русской и словацкой филологии.

Словакия – страна тихая, маленькая, крестьянская, уютная. Самая окраина Западной Европы. Западноевропейское Бирюлёво. Но есть много интересного. Например, говорят, что она занимает первое место в мире по количеству замков на душу населения.

«Душ населения» здесь дай бог пять миллионов с небольшим. Меньше, чем пол-Москвы. А замков – сто восемьдесят.

Представьте себе: Москва, а в ней – триста шестьдесят Кремлей.

Правда, большинство замков в Словакии – безнадёжные руины. Но от этого они становятся как-то ещё симпатичнее и трогательнее.

После конференции мы немного поездили по Словакии. Сядешь, помню, на очередной руинный камешек какого-нибудь очередного замка, нальёшь себе из фляжки стаканчик вина, какого-нибудь токайского или франковки. Закусишь каким-нибудь сыром, скажем, пареницей, оштьепком или корбачиком, – хорошо.

Вокруг – Татры. Высокие, Низкие или Малые – всё равно ты такой трогательно малый на их грандиозном фоне. Натуральный оштьепок. Сидишь и думаешь себе: вот она, настоящая жизнь! Тишина, покой. Снег, белый и сладкий, как пастила. И что ты там, в своей сыромозглой Москве, всё дёргаешься, суетишься, паришься, как последняя пареница, горбатишься, как корбачик?.. Вот чего словаки никогда не делают, так это не парятся. Здесь всё происходит по-деревенски чинно, размеренно, спокойно. Никакой суеты.

Конференция тоже проходила чисто по-словацки. На трибуну, очень не торопясь, поднимался докладчик и, ещё менее торопясь, рассказывал какой-нибудь ему одному интересный оштьепок.

Например, на тему «Слово «нога» в творчестве Достоевского». Или: «Выражение высокой и неподдельной любви к родной Словакии в творчестве Яна Халупки». Или: «Даниил Горчичка – великий певец неповторимой словацкой самобытности». Или: «Образ собаки в творчестве Гоголя». И тому подобное. Наши писатели чаще всего освещались со стороны ног и собак, словацкие – в контексте высокой и неподдельной любви и неповторимой самобытности.

Каждый доклад – по часу-полтора. Представляете? Час про собачью ногу, и потом полтора про высокую любовь.

Зачем мне собака Гоголя с ногой Достоевского? Загадка.

С любовью Халупки и самобытностью Горчички я, к сожалению, не очень знаком и, к ещё большему сожалению, вряд ли когда-нибудь подробно ознакомлюсь. При всём моем трепетном уважении к Горчичке, Халупке и их родной Словакии.

Сам я, совершенно вразрез с Халупкой и достоевской ногой, сделал искромётный десятиминутный доклад о современном русском бизнес-сленге, ознакомив словацких коллег с такими ценными словами и выражениями, как «хайпанём по маленькой», «взять за фаберже», «вечно беременный балкончик» (это, если кто не знает, отдел продаж, где работает много молодых девушек), «членопал» (член Общественной палаты), «улететь в солнечное лето» (это о резко выросшей цене), «инъекция в протез бесполезна» и так далее. Чем нисколько не впечатлил словацких коллег. После доклада мне был задан из зала всего один вопрос: «Что такое «фаберже»?» На что я ответил, что это фамилия известного русского ювелира. Словацкий коллега, задавший вопрос, остался полностью удовлетворён моим ответом.

Последний доклад на конференции сделала словацкая русистка. Тема была предложена такая: «Русские выражения со словом палка». Длился доклад почти два часа. Это был какой-то ужас. Двадцать минут про «вставлять палки в колёса», пятнадцать – про «палку о двух концах». Особенно полюбилась словацкой русистке почему-то «палка-копалка». Она зачем-то показала нам несколько десятков слайдов с изображением различных палок-копалок, в частности: палок-копалок племени яруро и современных инновационных мозамбикских палок-копалок.

Это мозамбикское яруро меня окончательно добило. Какое яруро? При чём здесь мозамбикские копалки? Какое отношение имеют все эти африканские опции к русской и словацкой филологии?

Когда я шёл с конференции в гостиницу, то весь путь непроизвольно повторял про себя: «Палка-яруро, яруро-копалка, копалка-палка, яруро-яруро».

Типа «Харе Рама Харе Кришна».

Ночью мне несколько раз снилось слово «палка». Просто – отчётливо напечатанные пять букв. Типичный сон филолога-словесника. И несколько раз я в ужасе просыпался.

На следующий день мой самолёт был поздно вечером, и я решил съездить в Вену. От Братиславы до Вены пятьдесят с небольшим километров. Регулярно ходит автобус. Я сел и поехал.

О Вене рассказывать не буду. О Вене уже сказано и написано абсолютно всё. Пусть придурочные орёл с решкой расскажут вам в стотысячный раз про венский шницель (мне он не очень понравился: шницель как шницель, большой только очень, я съел половину и объелся) и про венский вальс (к вальсам я абсолютно равнодушен). Расскажу другое.

Иду по какой-то очередной венской улочке. Иногда чуть вздрагиваю, вспоминая слово «палка». Вдруг вижу – магазинчик. На витрине – множество палок, только не копалок, а скандинавских. Они же – нордические, или финские.

Мне, честно говоря, прямо совсем стало грустно. И от той самой внезапной грусти – совершенно неожиданно для себя – вдруг зашёл в этот самый нордический магазинчик.

За прилавком – мужчина лет тридцати с большими усами цвета венского шницеля. Стоит, настукивает пальцами какой-то венский вальс по прилавку.

– Грюсс Готт, – сказал он голосом сладким, как венский штрудель.

Я ему в ответ:
– Грюсс Готт.

Штрудель прозорливо посмотрел на меня и на чистейшем русском произнес:
– Добрый день.
– Вы говорите по-русски, – удивился я.
– Да кто же в Вене, несмотря на эти долбаные санкции, не говорит по-русски?.. Тем более что моя мама русская. Итак! Желаете купить палочки?

Я, внутренне содрогнувшись:
– Да как-то…
– Сейчас абсолютно все покупают скандинавские палочки для скандинавской ходьбы. Я сам, между прочим, мастер спорта по скандинавской ходьбе. Я – чемпион Зальцбурга по нордик уокинг… – он приосанился и молодцевато погладил свои шницелевые усы.
– О!
– Рекомендую! Отличные палочки австрийского производства. Карбон! Телескопические! Тридцать пять сантиметров! Можно спрятать в кармане. Премиум-класс! И всё это за триста евро.
– ?!
– Чехольчик и фитнес-браслетик в подарок. Не правда ли, впечатляет? А вот ещё: замечательные палочки немецкого производства. Фиксированные! Можно сказать, фиксики. Ультрапрочные! Просто Сталинград, а не палочки. И всего-то – двести восемьдесят евро.
– М-м-м…
– Заметим, термоперчаточки в подарок!.. И вот ещё одна рекомендация: палочки исконно финского производства! Разумеется – чистый карбон! Телескопик! Сорок сантиметров! Двести пятьдесят три евро. Тёплые стелечки и поясок для похудения в подарок.
– Мгн… – я автоматически пощупал живот.

Шницель-усы, прозорливо:
– Впрочем, что я говорю!.. У вас отличная спортивная форма! Зачем вам пояс для похудения?.. Я просто идиот! Извините за бестактность. Сто сорок тысяч извинений за бестактность! А теперь переходим в средний ценовой сегмент. Великолепные палочки чешского производства. Ультралайт! Палочки лёгкие, как пух от уст Эола. Ваш классик Пушкин. Самые лёгкие палочки на европейском рыночке! Сто сорок евро.
– Я…
– Понимаю. Санкции, кризис… Итак, экономкласс! Сто евро и ниже. Феноменальное предложение! Финляндия, палочки, семьдесят процентов карбона!.. Плюс – комплект идеального термобельишка. Всего – девяноста девять евро! И вот ещё: пятьдесят евро! Палочки! Германия! Плюс – тренировочка в подарок!
– ?
– Да, да, вы не ослышались. Я прямо сейчас проведу с вами совершенно бес-плат-ну-ю тренировку по нордик уокинг! А если вы захотите провести со мной цикл тренировок по нордик уокинг – вашему вниманию предлагаются следующие опции. Десять тренировочек по часу! Двести евро! Двадцать тренировочек по сорок минут! Всего сто девяносто девять евро! Возможны варианты. Специально для вас! Финские палочки – двадцать евро! Да-да, вы не ослышались! Двадцать евро и три тренировочки по десять минут. Всего три тренировочки по десять минут – и я поставлю вас в палки!..
– ?!
– «Поставить клиента в палки» на нашем нордикуокинском сленге значит научить клиента грамотно заниматься нордик уокинг.

Через двадцать минут я, совершенно потный и пунцовый, вышел из магазина с двумя складными (телескопы) алюминиевыми ублюдками неизвестного производства, скорее всего, конечно же, китайского, за десять евро.

В подарок я получил пыльную пластмассовую кружку с портретом Моцарта. У Моцарта было такое выражение лица, как будто его только что поставил в палки Сальери.

Ещё в подарок я совершенно бесплатно получил двухминутную тренировочку по нордик уокинг. То есть мы оба, я и Моцарт, были синхронно и жёстко поставлены в палки.

Я прилетел в Москву. Был канун старого Нового года. Вечером я пошёл в парк. Прогуляться. По парку ходили редкие бабушки всё с теми же скандинавскими палками.

Мои нордические ублюдки остались дома. Я честно попытался их собрать, но одну палку тут же жёстко заклинило.

Я шёл по парку без палок. Вдруг увидел скамейку, на которой лежали две палки. Никакие не нордические, а просто две ветки орешника. Кривоватые, сучковатые, но крепкие.

Я взял их и – пошёл. Как настоящий нордический скандинав, занимающийся нордик уокинг. Палки идеально подошли мне по росту, я потом всё посчитал. Оказалось, что они составляют ровно 0,666 от моего роста, как и должно быть согласно исконной апокалиптической финской палкологии. Сейчас мои российские национальные палки стоят в коридоре у дверей.

Одну палочку, ту, что покривей, я называю (никакого подтекста!) «славяночкой», другую, ту что более сучковатая (никаких аллюзий!), – «татарочкой».

Уже год я регулярно гуляю со своими кривовато-сучковатыми евразийскими подружками по парку.

Венские безродные алюминиевые телескопы пришлось выкинуть.

Из Моцарта по вечерам я пью кефир. Жизнь продолжается. Эта очень странная и всё-таки прекрасная жизнь.

А вы знаете, что значит русское выражение «поставить в палки»? Не нордикоукингское выражение, а наше, русское, литературное?

Это значит «подвергнуть наказанию палочными ударами». У Пушкина, кстати, встречается.

Хотя русско-австрийский продавец скандинавских палок с усами цвета венского шницеля и голосом сладким, как венский штрудель, вряд ли об этом догадывается.

А год, новый ли он, старый или старый-новый, каждый раз неизменно наступает. И это прекрасно.

Владимир ЕЛИСТРАТОВ
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №1, январь 2019 года