Ударь меня по заднице
11.01.2019 19:55
Вдруг пророчество исполнится?

Ударь меняЗдравствуйте, любимое издание! Сердечно поздравляю всех вас с новогодними праздниками, желаю любви, радости и всяческих благ. Начинаются святки – время, к которому раньше девушки готовились целый год. Расскажу, как гадали на святках в моей семье.

В детстве мне очень нравилось слушать разные мистические истории из деревенской жизни, моя бабушка Наташа знала их великое множество. Как-то раз она рассказала о своей подруге Дуне, которая умела отлично гадать на картах.
– С Дуняхой мы много лет работали в одном колхозе, – вспоминала баба Наташа. – Её дом стоял далеко от нашего, на противоположном краю деревни, за бугром. Я об этом припомнила не просто так, потом поймёшь.

Мой сын Толька, твой дядя, на войну не попал. Вначале годами не вышел, а потом ему дали бронь, потому что пошёл работать на серьёзное оборонное предприятие, молотобойцем. Как говорится, ковал Победу в тылу. Но в сорок шестом году его призвали в армию. Отправили на восстановление Сталинграда. Как Толя потом рассказывал, служба ему выпала очень трудная – весь город лежал в руинах. Ему приходилось и завалы разгребать, и строить. Сын отслужил там четыре года. Письма от него получали редко. А в последнем письме Толя написал, что наконец-то возвращается домой, на днях его демобилизуют, ждите, мама.

Какая мать не обрадуется такому известию после долгой разлуки! Но прошла неделя, вторая, третья, а Толька всё не приезжал. Моя радость сменилась тревогой. В голову стали лезть разные страшные мысли, от которых я потеряла покой и сон. А когда из соседней деревни пришло известие, что тамошнего демобилизовавшегося солдатика убили по дороге домой, запаниковала так, что жизнь стала не мила.

Тогда я и поделилась своими горестными мыслями с работницами нашей бригады, в которую входила и Дуня.

– Что делать, на что надеяться, уже и не знаю, – плакалась я подружке.
– А ты зайди сегодня ко мне вечерком, – пригласила Дуня, – я разложу карты и тогда скажу тебе всю правду об Анатолии: что с ним произошло, где он сейчас.

Признаться, я не слишком поверила Дуняхе, с которой работала бок о бок много лет. Никогда не слышала, что она умеет гадать. «Ишь, цыганка какая нашлась!» – думала я про себя. Но утопающий хватается за любую соломинку, моё материнское сердце просто разрывалось от неизвестности, поэтому, так и не дождавшись вечера, я заявилась к Дуне уже в обед.

По выражению её лица поняла, что в эту пору она меня не ждала. Ей нужно было успеть подоить корову, накормить скотину в своём дворе.

– Ладно, проходи, коли пришла, – кивнула она в сторону стола. – Садись.

Я послушно присела на стул.

Дуняха принесла из другой комнаты колоду карт, села напротив. Быстро перемешала карты, разбросала их по столу, а затем произнесла следующее:
– У твоего сына всё хорошо, просто его задержал командир. А сейчас отправляйся домой, сын уже там и ждёт тебя.

«Что она болтает? Наверное, всё врёт», – подумала я, но всё-таки побежала не на работу, хотя бригадир велел мне прийти пораньше, а домой. Ноги сами меня несли. Подошла к калитке, да так и присела – мой солдатик с чемоданом в руке стоял у крыльца!

Оказалось, Толя только что прибыл со станции, шёл через лес. Сказал, что по дороге не встретил ни одного человека. Действительно, начальство задержало его сверхурочно.

– Вот так Дуняха, вот так гадалка! – невольно вырвалось у меня.

Даже если дело не в картах, она никак не могла увидеть сына раньше, чем я вернулась домой. И никто не мог сообщить ей о Толином приезде, потому что он явился в то же время, когда я подходила к дому. А от Дуниного дома до моего – около километра, к тому же оба они стоят на отшибе.

Рассказывала мне бабушка и другие истории, связанные со святками. Например, о том, как в молодости они с подружками гадали, капая в воду расплавленный воск. По застывшим восковым фигуркам девушки пытались предугадать будущее.

Каждая фигурка являлась своего рода символом. Например, башня обещала скорое замужество, аист – рождение ребёнка, утка – везение, гриб – сюрприз, подкова – успех, удачу. Зато крест, напротив, предвещал неприятности и проблемы, а сова – трудности и болезнь.

Помнила бабуля и смешные моменты. Принято было так: гадая на суженого, девушка бросала свой валенок через забор и ждала, что кто-нибудь из проходивших мимо мужчин на него наткнётся, а возможно, и поднимет. Когда это происходило, спрашивала его имя, предполагая, что так же будут звать её жениха или даже мужа. Однако парни хорошо знали это гадание. Находились шутники, нарочно называвшие себя Христофорами, Акакиями, Дормидонтами, Маврикиями, а порой придумывали имена ещё чуднее и замысловатее.

А однажды над двумя бабушкиными подружками подшутили брат одной из них вместе с дружком. Они подслушали, как девки договорились после полуночи загадать желание и пойти на двор к сараю. Считалось, что если желанию суждено сбыться, домовой должен хлопнуть девчонок ладошкой по мягкому месту.

Вышли барышни на улицу, подошли к сараю, подняли подолы и сказали: «Шут-шутница, ударь по заднице!» А парни, притаившиеся за углом того сарая, уже поджидали их – с деревянными лопатами. И, конечно же, с большим удовольствием выполнили девичью просьбу.

Хорошенько получив по попам лопатами, подружки закричали не своими голосами и, словно очумелые, убежали домой. Об этом происшествии вскоре узнала вся деревня. Над незадачливыми гадалками смеялись и стар и млад.

Мамина сестра, тётя Надя, будучи подростком, тоже любила гадать под Рождество или под старый Новый год.

– Бывало, поставит возле своей кровати чашку с водой, – рассказывала мне мама, – положит по краям карандаши, соорудив нечто вроде колодца, а перед сном скажет такие слова: «Суженый-ряженый, приди за водой!» Но ни разу суженый тёте не приснился. Возможно потому, что мы с братом Анатолием считали её гадания чепухой и, как только сестра засыпала, всегда забирали чашку, ломали «колодец», выливая из него воду.

Но однажды, когда тётя Надя уже была взрослой, она встретила цыганку, которая правильно назвала её имя и сказала, что она выйдет замуж за Николая, но не за того, с которым дружила в то время, а за другого. Так и вышло. Кроме того, цыганка предсказала, что Надя доживёт до 67 лет. Двадцатилетнюю девушку цифра совсем не огорчила. Но ближе к этому возрасту тётя Надя начала бояться, что пророчество и правда исполнится. К счастью, этого не произошло, и мамина сестра прожила почти девяносто лет.

Другая моя тётя, Нина, папина сестра, призналась, что тоже несколько раз пыталась с помощью гадания узнать свою судьбу. Она вышла замуж поздно, в 37 лет. Работала учительницей в малокомплектной школе, где и классы, и жильё для педагогов находились под одной крышей.

В год своей свадьбы тётя Нина вместе с другой, тоже незамужней, учительницей решили погадать в один из святочных дней. Принесли воды из родника, налили в большую миску, поставили на табурет. На дно миски положили обручальное кольцо, одолжив его у бабули-соседки.

Гадание проходило в пустом классе. Тётя Нина с подругой потушили свет, зажгли свечи, произнесли слова, которым их научила та старушка. И по очереди вглядывались в середину кольца.

Прошёл час, может, больше. Вторая учительница так ничего и не увидела – пустота, и всё. Но когда уже собрались заканчивать гадание, тётя вдруг разглядела в центре кольца лицо незнакомого мужика – да ещё мордастого такого! После чего громко закричала и пулей вылетела из класса. Подруга последовала её примеру.

Что она увидела, бог весть. Возможно, у тёти просто разыгралось воображение. Однако вот что интересно: после того гадания Нина и впрямь очень быстро вышла замуж. И худобой её супруг совсем не отличался.

Из письма Зои Бондарцевой,
Московская область
Фото: Михаил БЕЗНОСОВ/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №1, январь 2019 года