СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Кто теперь за них молиться будет?
Кто теперь за них молиться будет?
21.01.2019 00:00
Там оказалось много милых крокодильчиков

Кто теперьЗдравствуйте, «Моя Семья»! Расскажу о своих встречах с неведомым. Всё-таки наши покойные всегда рядом. И иногда, когда мы что-нибудь делаем не так, они дают нам это понять.

Брат у меня умер в реанимации. Инсульт. Внезапная для всех нас смерть. Вскоре он приснился своей невестке. Во сне всё время повторял: «Что же вы мне не сказали, что я умер?» И ещё одно твердил постоянно: «А где мой крестик?»
Я спросила его вдову: а что не так с крестиком брата? Она рассказала, что сняла с супруга крестик перед тем, как его увезли в отделение реанимации, – так полагается. Врачи велели крестик снять. Жена сняла и брату в карман одежды положила. В конце концов, это правильно – ведь там голышом лежат. Потом, когда уже мы занимались приготовлениями к похоронам, в ритуальной службе купили другой крестик и надели на тело.

А позднее мне приснилось сразу три необычных сна. Сейчас пишу, а у самой до сих пор руки трясутся. Думала, уже спокойно всё это восприму – ведь скоро год, как брата нет на белом свете. У нас с ним разница полтора года, росли вместе, как близнецы. Очень близкими людьми были.

В первом сне брат сильно переживал за своих родных, за жену и старшего сына, у которого уже была своя семья. Больше ничего запоминающегося я не приметила в том сне. А вот второй сон я не сразу поняла.

Снилось, будто наши семьи – моя и брата, включая нашу маму, – снова собрались вместе, как часто было при жизни покойного. А потом вдруг семьи разделились. Чую, находимся мы рядом, но как-то по отдельности. Брат вдруг высказал мне недовольство. «Что же ты, – говорит, – только своей семьёй занимаешься? Только о них заботишься, им помогаешь и за них одних переживаешь?» А я ему отвечаю удивлённо: «Как же мне о них не заботиться? Ведь это моя семья».

Пару дней после этого сна я ходила и удивлялась про себя: что же такое непонятное приснилось? А спустя несколько дней до меня дошло. Брат ходил в церковь, молился за всех родных, в том числе и за мою семью. Записки подавал, заказывал сорокоусты. А теперь кто за его близких молиться будет? Ведь сами они редко ходят в храм, хотя брат и супругу, и детей, и внуков приучал к вере. Вот и напомнил мне, как верующей, чтобы не забывала их, потому что больше некому за его родню молиться, кроме меня.

В третьем сне брат показал место, где он сейчас находится. Будто мы с мужем пришли туда как бы в гости, навестить брата. Всё проходило молча, без слов. Я видела реку – очень широкую, почти как море. Но вода в той реке спокойная, чистая, а на берегу песок жёлтый, ровный. И вокруг – крокодилы. Множество зубастых тварей – чуть ли не кишмя кишат. Но почему-то рептилии не проявляли агрессии. Смотрели на нас равнодушно, не нападали. Потом я увидела маленьких, только что вылупившихся крокодильчиков – очень умилительных.

Пошли мы по песку вдоль реки. Зашли в какой-то дом – старинный, дверь резная, а в ней ключ большой. В доме стоял аквариум с живностью. Рядом находился мужчина – то ли работник, то ли охранник или помощник. Он был одет в чёрный костюм с белой рубашкой. Мы вышли и увидели город. С одной стороны возвышались многоэтажные дома, а с другой стояли частные одноэтажные постройки. Эти избы пребывали в хорошем состоянии, но какие-то древние.

Идём мимо частных домов, а я всё ищу вывеску, как называется улица. Наконец увидела длинную табличку, но название так и не запомнила. Зато помню надпись на одном доме, сделанную как бы мелом. Надпись гласила, что будто отсюда одну женщину забрали в интернат и что она уже не может жить одна. Это было указание для тех, кто будет её разыскивать. И дата стояла: «10.10».

Не поверите, но именно 10 октября мы узнали, что одна наша родственница очень тяжело больна и лежит плохая, уже без сознания. Её близкие родные до этого не особо распространялись о состоянии родственницы – сообщили нам, только когда она уже слегла. Через две недели она умерла. И вот что любопытно: я узнала, что жила она в таком же частном доме, как во сне, и на очень похожей улице – такой же прямой. Да и дом её с левой стороны, и название улицы длинное-предлинное.

Мне часто непростые сны снятся об умерших. И я давно уже знаю, что жизнь за этой чертой не кончается. И помогать надо ушедшим молитвой и памятью о них.

Из письма З.
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №3, январь 2019 года