Дед, ты зачем хулиганишь?
02.03.2019 00:00
Эти деньги появились неспроста

ДедЗдравствуйте, уважаемая редакция! Однажды прочитала письмо в рубрике «Не от мира сего» – читательница писала, как разговаривала с усопшими, и вспомнила свои встречи со сверхъестественным. Вот и я решила поделиться с вами историями о том, как мои ушедшие родственники давали о себе знать.

Первый случай произошёл, когда умерла сестра мужа Татьяна. Это случилось в декабре – я тогда как раз купила чёрную зимнюю шапку. Все мы очень горевали по золовке, и я зачем-то дала обещание: «Таня, в знак траура по тебе буду носить эту чёрную шапку все сорок дней». Однако прошла неделя, другая, и обещание как-то забылось. Со временем чёрная шапка так надоела, что я решила поносить голубую, которая мне очень шла. И после того как её надела, произошло нечто непонятное.

Я стояла перед зеркалом, любовалась тем, как выгляжу в голубой шапке. Мы с мужем должны были уезжать по делам, он ушёл в гараж заводить машину. Вдруг возвращается расстроенный, разводит руками.

– Похоже, мы никуда сегодня не поедем. Машину завёл, но она внезапно заглохла. Пробовал завести несколько раз – глухо! Открыл капот, покопался там, вроде всё нормально, не пойму, в чём дело. Не заводится, и всё!

У меня по спине пробежал холодок – сразу поняла, почему автомобиль так себя ведёт.

– Иди, заводи, – сказала мужу. – Сейчас всё должно получиться.

Когда муж ушёл, я сняла голубую шапку, которая мне так нравилась, подошла к иконе, перекрестилась и попросила у золовки прощения за то, что не выполнила своё обещание. Снова надела чёрную.

Через несколько минут вернулся муж с вытаращенными глазами.

– Я столько раз пытался завести машину, а тут получилось с первого раза. Никогда такого не видел!

Так Татьяна напомнила мне, что сорок дней ещё не прошли.

Следующая история произошла, когда я гостила у сестры в Туапсе. Решила сходить на могилу к её погибшему сыну, но сначала отправилась за цветами. Туапсе город южный, зной стоял невыносимый – живой букет долго не простоит. Решила купить искусственные цветы, но никак не могла найти. Наконец-то набрела на один ларёк, однако там продавались настолько невзрачные цветочки, что я засомневалась, стоит ли их вообще брать, подумала: да за такие страшненькие цветы даже небольшие деньги жалко отдавать.

Вдруг вижу – у меня под ногами лежит сторублёвая купюра. Я чуть не остолбенела. Ведь точно помнила, ещё две минуты назад никакой банкноты там не было: подойдя к ларьку, как раз посмотрела на свои туфли, не испачкались ли. Кроме меня, у ларька никто больше не стоял. Я сразу догадалась, что эти деньги появились неспроста, наверное, племянник подал знак, укоряя меня за жадность. Цветы всё-таки купила.

Ещё один непонятный инцидент произошёл на кладбище, когда мы с мужем навещали могилу свёкра. Придя, обнаружили беспорядок: всюду около памятника были разбросаны осколки какой-то банки. Видимо, упала с соседней могилы и разбилась, а может, ветер свалил или кто-нибудь проходил и неосторожно задел плечом. Пришлось заняться уборкой.

И вот, собирая битое стекло, я краем глаза заметила большой острый осколок, лежавший в некотором отдалении. А у самой почему-то было легкомысленное настроение.

– Деда, это ты, что ли, похулиганил? – сказала, смеясь. – Или вы тут с мужиками пили и банку разбили?

В тот же момент руку пронзила сильная боль: из ладони торчал тот самый страшный осколок, хотя я к нему даже не успела подойти. Стало страшно. Немедленно попросила у свёкра прощения.

Последней о себе напомнила моя бабушка. Когда в церкви подаю записки о поминовении усопших, бабушкино имя всегда пишу первым, как бы по старшинству. Эта традиция соблюдалась неуклонно. Однако в тот раз у кого-то из родственников случилась годовщина смерти, и я в первый раз нарушила установленный порядок и начала записку с его имени.

Следующей ночью увидела сон. Мы сидим дома, ждём гостей, накрываем с бабушкой стол. Вдруг она берёт кастрюлю и вываливает из неё готовые сардельки прямо на скатерть.

– Почему не на тарелку? – возмутилась я.
– А почему им всем сардельки, а мне ничего? – обиженно спросила бабушка.

Утром я думала о том, что видела во сне, и тут же поняла, какую глупость совершила, когда накануне составляла поминальную записку. Мало того что я не начала с имени бабушки, так вообще забыла вписать её имя. Так бабуля и осталась не помянутой в тот день.

Вот так мои дорогие родные иногда напоминают о себе с того света и временами даже обижаются на меня.

Из письма Наталии Петровны Алёхиной,
пос. Первомайский, Тамбовская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №9, март 2019 года